На прошлой неделе Дания наконец-то, после двух лет сопротивления, сдалась и выдала разрешение на прокладку «Северного потока – 2».

Впрочем, кардинально это уже ничего не меняет. «Северный поток – 2» – это в любом случае свершившийся факт, просто в случае отсутствия разрешения Копенгагена его запуск несколько затянулся бы и стоил чуть дороже. Перенос сроков был лишь тактической, ни никак не стратегической победой противников строительства. Об этом, кстати, говорил и будущий посол США в России Джон Салливан – им удалось добиться лишь удорожания проекта, в то время как целью был его полный срыв.

Строго говоря, в идеале для американцев – чтобы не было не только «потоков» (причем всех), но и вообще российского транзита в Европу, в том числе через Украину. Тогда – за счет резко поднявшихся цен на трубопроводный газ – они смогли бы легко навязать Европе свой сжиженный. Но это было изначально нереализуемо, поэтому американцы стремились любой ценой затормозить строительство трубы, чтобы выиграть время и заставить Газпром подписать новое соглашение с Украиной.

В Европе же до сих пор жива уверенность, что транзит через Украину – единственное, что сдерживает Москву от решительных действий в Донбассе и не только, так что для них это еще и гарантия мира. Интересы Украины немцев при этом волнуют уже во вторую очередь, и они на каждом шагу пытались успокоить Киев, мол, «Северный поток – 2» – это не политический проект, что так будет лучше всем, и Украине придется научиться с этим жить. Для чего надо как можно скорее завершить «анбандлинг» (разделение транспортировки, хранения, добычи и продажи газа – обязательство, взятое на себя Украиной перед ЕС) и продать уже свою ГТС в надежные руки, что, по их мнению, должно стать еще одной гарантией сохранения украинского транзита. Ибо в Берлине прекрасно осознают, что в нынешней ситуации и при нынешнем руководстве «Нафтогаза» достичь договоренностей между российской и украинской сторонами едва ли удастся.

Апофеозом сеансов успокоения стала появившаяся на днях статья в Die Welt, объявившая США и Украину победителями в противостоянии с Газпромом. Очевидно, что этим опусом авторы хотели, с одной стороны, продемонстрировать лояльность Вашингтону, с другой – «подсластить пилюлю» Киеву. По-другому объяснить то, что решение Дании они назвали победой противников «Северного потока – 2», никак нельзя.

Да, запоздалый ответ Копенгагена действительно может скорректировать сроки запуска трубопровода, однако это не означает автоматически, что Газпрому придется принимать условия Украины по новому контракту. Следует понимать, что, во-первых, в Газпроме тоже сидят не дураки, во-вторых, время компромиссов давно закончилось, и Москва демонстрирует решительность в отстаивании своих интересов.

Об этом недавно заявил Владимир Путин, призвав «обнулить» судебные претензии «Нафтогаза». Да, призвав, а не потребовав, но по сути это прозвучало именно как требование, тем более что это было ранее озвучено российской стороной в качестве одного из условий сохранения украинского транзита (кроме того, речь шла о политической стабильности, покупке Украиной российского газа и завершении «анбандлинга»).

На всякий случай, понимая, что Киев может в очередной раз «дуркануть» и пойти на принцип, в Москве, разумеется, подготовились к худшему варианту, при котором и «Северный поток – 2» не заработает к 1 января, и новый контракт не будет подписан, и транзит остановится. Для этого последние месяцы Газпром усиленно закачивал газ в европейские подземные хранилища, кроме того, в Европу прибыла плавучая регазификационная установка – судно «Маршал Василевский», предназначенное для перекачки сжиженного газа в трубы в уже, собственно, газообразном виде.

Кроме того, должна заработать первая нитка «Турецкого потока», позволяющая в любом случае обеспечить газом Румынию, Болгарию, Молдавию и Сербию. Таким образом, Газпром перестраховался в полной мере, создав условия для выполнения контрактов в любом случае, кроме разве что какой-то совсем аномально холодной зимы, которая потребует дополнительных объемов. Иным словами, ни США, ни Украина уже никак не могут шантажировать Россию срывом поставок в Европу.

В Германии это прекрасно понимают, потому абсолютно спокойны и пытаются успокоить Украину: смиритесь. В Киеве, правда, немного другие настроения. Так, президент Владимир Зеленский на брифинге по итогам заседания комиссии Украина – НАТО утверждает, что строительство газопровода «Северный поток – 2» усиливает позиции России и ослабляет Европу. Он также отметил, что Украина была готова к тому, что Дания разрешит прокладку «Северного потока – 2».

Судя по поведению «Нафтогаза» – не верится, что они были готовы. Иначе украинцы бы уже попробовали договориться, но они упорно стоят на своем: контракт на 10 лет и никакого отказа от судебных претензий. Хотя, казалось бы, в их ситуации уже не до торгов, они должны за любую возможность сохранить транзит зубами и когтями цепляться. Ведь потеря транзита – это не только потеря трех миллиардов долларов в год транзитных плат, но и перспектива самим остаться без газа. Ведь, несмотря на все победные реляции еще Порошенко, что, мол, Украина полностью отказалась от российского топлива, она все равно покупает все тот же газпромовский газ реверсом, только в три раза дороже. А при наличии проблем цены у соседей-трейдеров взлетят еще выше, если те вообще захотят делиться газом в случае срыва поставок. А это – остановка и так полумертвых оставшихся предприятий и банальная «заморозка» населения.

«Нафтогаз» вообще чудная контора. Такое ощущение, что ее менеджерам полностью плевать на интересы страны, что ради сиюминутной прибыли они готовы сам факт ее существования поставить под угрозу. Взять тот же «анбандлинг», который они не первый год никак не могут завершить, очевидно, не желая терять доход с «трубы». Неужели они не понимают, что при отсутствии транзита (а «анбандлинг», напомню, одно из требований не только России, но и Европы) их «труба» будет никому не нужна и даром, даже на металлолом? Или понимают, но стремятся выжать из нее последние соки, а «после нас – хоть потоп»?

Действия руководства «Нафтогаза» выглядят уже не просто как саботаж, а как диверсия, как будто кто-то хочет намеренно заморозить Украину, чтобы потом обвинить во всем Зеленского.

Интересна и фигура главы компании Андрея Коболева, которого только ленивый политик на Украине не называл «предателем национальных интересов» и не обещал приложить все усилия для его смещения. Коболева хотели уволить еще весной этого года, но, по некоторым данным, оставили под давлением Запада. Зачем Западу Коболев? Уж не для того ли, чтобы привести украинский транзит к окончательному коллапсу, что, напомню, очень на руку США? По другим данным, уже после прихода к власти Зеленского американцы пытались заменить Коболева еще более лояльным «своим» человеком. В общем, что там происходит на этой «кухне», уже не разберешься. Одно очевидно – нынешнее руководство «Нафтогаза» толкает Украину к катастрофе, причем отлично осознавая последствия.

На днях они внезапно «проснулись». В своем «Фейсбуке» Коболев написал, что отделение украинской ГТС от «Нафтогаза» поможет Украине получить серьезный аргумент в переговорах с Россией о транзите. Вспомнили, спохватились. Что, уже нечего выжимать из «трубы», и решили ее наконец продать? Успеете ли? Два месяца осталось. Да и кто ее купит в условиях, когда вопрос с транзитом все еще висит в воздухе? А транзита без продажи «трубы» не будет. Да и не любой транзит интересен потенциальному покупателю – ему нужен контракт на 10–15 лет с условием «качай или плати» с объемом 60–90 миллиардов кубометров газа в год. Именно этого требует Киев от Москвы, и это неприемлемое для Газпрома условие.

В общем, замкнутый круг, в который Украина загнала саму себя. Они могли бы решить вопрос с «анбандлингом» еще несколько лет назад, но в реальности директива о разделении компании была подписана новым президентом Украины только этим летом. Уже новым президентом, который хоть и обещал разобраться с «Нафтогазом» еще в период избирательной кампании, но почему-то даже не спешит сменить руководство структуры, которое довело ситуацию для Киева до цугцванга. Не может? Или не хочет?

Кстати, европейцы, которые также заинтересованы в решении вопроса, им даже компромиссный вариант предложили – временное соглашение на полгода, которое в итоге может стать частью долгосрочной договоренности по транзиту. Но Киев продолжает мяться и тянуть время.

Выигрывает ли от этого Россия? Вопрос тоже дискуссионный, и однозначного ответа нет. Выиграла бы, если бы удалось сразу взять и полностью отказаться от украинского транзита, но это пока неосуществимо, европейцы тут установили достаточное количество «красных флажков», да и американцы сдаваться явно не собираются. В то же время запуск «Северного потока – 2» позволит снизить зависимость от него, сначала частично – через уменьшение объемов прокачиваемого газа, а в перспективе – полностью. Впрочем, перспективе не совсем проглядываемой, так как это уже политический вопрос, был бы он чисто экономический – его бы давно решили. Вообще тут нет однозначных победителей. А вот однозначные проигравшие, если Киев не пойдет на компромисс до 1 января или, крайний срок – до реального запуска «Северного потока – 2», могут появиться.