В мире

Эрдоган бросает вызов в том числе и России

10 июля 2020, 21:25
141
Фото: REUTERS/Murad Sezer

Реджеп Эрдоган снова – почти через 570 лет после Мехмета Завоевателя – превратил Святую Софию в мечеть. Мир негодует – громко, но бесперспективно. Хотя музей не до конца потерян: он ждет защитников, которые еще могут его частично отстоять. И в этом свете свою, особую роль могла бы сыграть Россия.

Чуда не случилось. 10 июля было оглашено решение Госсовета (Высшего административного суда) Турции о статусе Святой Софии. Теперь это не музей – ей официально возвращается статус мечети. И Эрдоган соответствующий указ уже подписал, опубликовал и добавил подпись «поздравляю». Собственно, и не мог не подписать – ведь Госсовет Турции принимал решение под диктовку турецкого президента-султана.

Мерило патриотизма

Конечно, некоторые инстанции еще продолжают бороться с решением Анкары на юридическом уровне. В ЮНЕСКО говорят о том, что любое изменение статуса или облика Святой Софии как мирового культурного памятника должно утверждаться в соответствующих институтах ООН. Однако вряд ли Эрдоган проявит уважение к позиции организации, чье мнение в мире уже особо никому не интересно. Для него куда важнее позиция граждан Турции.

А большинство турецких политиков – даже лидер главной оппозиционной Республиканской партии Кемаль Кылычдароглу – либо занимают индифферентную позицию, либо поддерживают Эрдогана. Все потому, что турецкий президент мастерски превратил вопрос с Айя-Софией из чисто религиозного в религиозно-суверенный. Те, кто внутри страны выступал против изменения статуса, рисковали получить клеймо предателя и труса – ведь они якобы протестовали лишь потому, что потакали зарубежным противникам или боялись, «что скажут США и Евросоюз».

Поэтому реальная дискуссия в Турции идет не по вопросу «за или против изменения статуса», а «почему вдруг решили». Лишь 29% турок считают, что инициаторы изменения статуса действительно просто хотели вернуть музею статус мечети. 44% населения Турции уверены в том, что история с изменением статуса была затеяна президентом лишь для отвлечения внимания общества от экономических проблем.

Еще одна причина – желание нанести психологический удар по сторонникам светского государства (символом которого и был музейный статус Святой Софии). Не случайно в правящей партии уже предложили провести первые молитвы в Айя-Софии 15 июля – в четырехлетнюю годовщину неудавшегося путча против Эрдогана, организованного светски настроенными военными. Ну а некоторые уверяли, что Эрдоган просто решил повесить себе имиджевую медальку в преддверии будущих досрочных выборов.

Другая Турция

Однако при всей внутриполитической целесообразности (которую в мире понимают и не оспаривают) эксперты, политики и журналисты вне Турции – то есть не боящиеся, что Эрдоган их за критику посадит или впаяет разорительный штраф – уверяют, что турецкий президент совершил стратегическую ошибку. «Проявленный Эрдоганом национализм... отбрасывает страну на шесть веков назад», – заявила министр культуры Греции Лина Мендони.

И это отбрасывание будет всем очевидным как раз на примере Айя-Софии. Этот музей был одним из самых популярных туристических объектов страны. Лицо Турции. И Эрдоган меняет это лицо со светского, современного и мультикультурного на религиозно-фундаменталистское. Ведь теперь туристы (если их, конечно, пустят в мечеть) увидят не смесь христианской и исламской культур, обрамленную в музейный интерьер, а толпы молящихся.

«Анкаре теперь предстоит выглядеть в глазах всего мира нарушителем межрелигиозного баланса и терять свой авторитет в качестве важного регионального игрока», – констатирует российский сенатор Константин Косачев.

Правда, здесь вся тонкость в трактовках – ряд экспертов почему-то до сих пор считают султана Эрдогана президентом Турецкой Республики образца Ататюрка. Это тогдашним президентам нужно было выглядеть хорошими и современными в глазах Запада, а Эрдоган, наоборот, пытается стать новым халифом – лидером всех правоверных (каковыми были не президенты, а султаны Турции).

Что же касается статуса «важного регионального игрока» – то Эрдоган как раз и хочет им стать. Просто в другом регионе – не в Европе и даже не в Евразии, а на Ближнем Востоке. И когда эксперты предупреждают, что действия Эрдогана могут возбудить «турецких экстремистов», стимулировать их на захваты и десекуляризацию других христианских памятников на территории Турции – то в Анкаре не станут считать эти захваты какой-то имиджевой проблемой. Ведь в том мире, где Эрдоган хочет быть лидером, такие захваты и десекуляризация – норма вещей и даже правильные шаги. Своего рода пощечина христианским государствам и их мусульманским предателям-прихлебателям.

Свято место пустым не оказалось

Однако проблема Святой Софии создает возможности не только для Эрдогана, но и для других смелых лидеров. На фоне общей пассивности европейских и американских элит на Западе существует объективный запрос на лидера, который поставит на место турецкого султана.

По идее этим лидером должен быть Трамп – ряд американских журналистов и членов Конгресса возмущены действиями Эрдогана и уже требуют от хозяина Белого дома вмешаться в ситуацию. Возможно, президент США в итоге и вмешается (все-таки его электорат религиознен и исламофобен), однако сейчас ему не до этого. И в результате святое место занимает Россия – западные СМИ уже регулярно позиционируют российских лидеров как чуть ли не главных защитников христианского облика Айя-Софии.

Так, в условиях, когда номинальный глава всех православных церквей – Константинопольский патриарх Варфоломей – из страха перед Эрдоганом самоустранился от защиты Святой Софии, на арену выходит РПЦ.

«В истории отношений Руси и Константинополя были разные, порой весьма непростые периоды. Но любую попытку унизить или попрать тысячелетнее духовное наследие Константинопольской церкви русский народ – как раньше, так и сейчас – воспринимал и воспринимает с горечью и негодованием. Угроза Святой Софии – это угроза всей христианской цивилизации, а значит – и нашей духовности и истории. И по сей день для каждого русского православного человека Святая София – это великая христианская святыня», – заявил глава РПЦ патриарх Кирилл.

Да, защищать музей уже поздно – но можно встать на защиту его убранства. «Специалисты по сохранению древностей и эксперты в области истории искусства беспокоятся о судьбе средневековых мозаик Айя-Софии, изображающих Святое Семейство и христианских императоров Византийской империи. Истовые мусульмане могут потребовать эти мозаики прикрыть», – пишет The New York Times. И вопрос в том, чем турецкие власти решат их прикрыть. Полотнами, баннерами – или снова нанесут на стены слой штукатурки, как много веков назад? А может, вообще примут «окончательное решение мозаичного вопроса» и снесут их?

Является ли статус музея Айя София в Стамбуле только внутренним делом Турции?

10270
14
Да, полностью
31.91%
Властям Турции следует учитывать общественное мнение за рубежом, поскольку это памятник мирового значения
42.66%
Статус музея Айя София должно решать мировое сообщество
25.43%

Так что если сейчас российские представители вслед за патриархом тоже поднимут градус риторики в вопросе защиты художественных и христианских ценностей, то они тем самым имеют шанс поднять авторитет России в мире. Да, это может несколько расстроить Эрдогана – однако турецкий президент столько раз расстраивал нас в Сирии, Ливии, на Кавказе и в российском Крыму, что ему можно ответить взаимностью.

Мы же все-таки вежливые люди.

Текст: Геворг Мирзаян, доцент Финансового университета
Читать комментарии (141)
Подписывайтесь на наши каналы
Лукашенко сделал выбор в пользу России

Белоруссия вернула Москве 32 россиян, которых ранее объявила «бойцами ЧВК Вагнера». В Минске утверждали, что группа прибыла в республику для дестабилизации обстановки в период президентских выборов. При этом Лукашенко не исключал, что может выдать задержанных Киеву. Почему Батька не стал рассматривать украинский запрос на экстрадицию россиян и как этот шаг отразится на отношениях Москвы и Минска?

Развернуть
Израиль лишают главного «инструмента устрашения террористов»

Что важнее – права человека (в том числе право собственности) или борьба с терроризмом (в том числе с помощью «варварской практики»)? Крайне нетипичный для Израиля ответ на этот вопрос дал его Верховный суд, чем немедленно вызвал в стране бурную и непримиримую дискуссию. О чем идет речь?

Развернуть
Запад приступил к дипломатическому свержению Лукашенко

Отдельная критика действий белорусских властей со стороны европейских политиков к концу рабочей недели приобрела массовый характер, а ее тон заметно ужесточился. Призывы прекратить насилие сменили категоричные требования немедленно освободить задержанных и провести новые демократические выборы. Президент Литвы Гитанас Науседа и вовсе отказался считать Александра Лукашенко легитимным президентом Белоруссии. По мнению экспертов, принудительные перевыборы станут приговором нынешним властям Белоруссии.

Развернуть
Пролетариат заставил Лукашенко отступить

Протесты в Белоруссии пришли к промежуточному успеху. Свое резкое недовольство полицейским насилием и лично президентом продемонстрировали рабочие ряда крупнейших предприятий и аграрная глубинка. Власти явно этого не ожидали и вынуждены резко сменить тактику: оппозицию больше не разгоняют, более того, из СИЗО отпускают всех задержанных ранее. Что это означает для Лукашенко?

Развернуть
Китай перехватывает Сербию у России

Соединенные Штаты возмущены – Сербия собирается купить оружие не у них! При этом Белград – похоже, в том числе из-за угрозы санкций – выбрал не российские ЗРК С-300, а их китайский аналог, но Америка все равно недовольна. Почему в итоге ближайший союзник России в Европе отворачивается от Москвы даже в важнейшем для него оборонном сотрудничестве?

Развернуть

Новости партнеров


Подпишитесь на рассылку

Раз в неделю мы присылаем самые важные статьи