Столичные власти на днях объявили, что на Кольцевой линии московского метро появится-таки 13-я станция – «Суворовская». Располагаться она будет между «Новослободской» и «Проспектом Мира», с нее можно будет перейти на «Достоевскую». 

Новая станция мигом заставила отечественные СМИ вспомнить мифы и легенды, годами копившиеся вокруг Кольцевой линии. В частности, о «чашке Сталина» и мистике «12 станций». 

«Чашка»

Если в двух словах, суть истории такова. Когда шло обсуждение проектов развития московского метро, подуставший Иосиф Виссарионович просто поставил чашку с кофе на план инженеров, лежавший на столе (по одной версии он сделал это случайно, по другой – специально, но суть от этого не меняется), – и заявил: «Так и стройте». И более того – цвет кофе тоже сыграл свою роль. Линия-то «коричневая». А вы думали. На самом деле это, конечно, миф. Выдуманность «чашки» становится очевидной еще и при пристальном взгляде на историю создания Кольцевой линии. 

Первое «кольцо» на бумаге появилось ещё задолго до Сталина. В 1902 году его представили инженеры Балинский и Кнорре – сначала московским властям, а затем и императору. Их проект представлял собой два больших кольца, одно выходило из другого. В перспективе их должны были разрезать несколько радиальных линий.

«Первый проект был представлен в 1902 году, и там, разумеется, уже были кольцевые линии.

У Москвы радиально-кольцевая структура, поэтому логично было построить что-то из колец», – заявили газете ВЗГЛЯД в Музее московского метро.

Идея пары инженеров едва не была утверждена, но в итоге пала под натиском лоббистов конки и трамвая. Но когда власти империи поняли, что пассажиров куда больше, чем лошади и трамваи могут осилить, было уже поздно – сначала грянула Первая мировая, а затем и революция.

Между тем проекты строительства метро продолжали появляться. В 1918 году свой план представил архитектор Сакулин, в 1922 году – Бернацкий, и оба они уже предусматривали строительство кольцевых линий. Причем не одной, а сразу двух – по Садовому и Бульварному кольцам. Как видно, никакая чашка не нужна была, чтобы заставить инженеров и архитекторов думать о «кольце».

В итоге советские власти начали строить метро в начале 30-х годов, первые утвержденные проекты никакой кольцевой линии не предполагали. Однако уже в 1932 году ее очертания все же стали проявляться. Все проекты следующих лет тоже не требовали никакой «чашки» сверху, поскольку инженеры хотели провести линию строго по Садовому кольцу. 

К 1938-му стало ясно, что «кольцо» все же понадобится. Должна была подоспеть вторая очередь, пассажиров бы хлынул новый поток, и два-три пересадочных узла не справились бы с такой нагрузкой. В итоге появляется новый план развития. По нему видно, что либо стакан у Сталина был с кривым и непропорциональным дном, либо кто-то выдумал всю эту историю с чашкой, поскольку она подразумевала, что строить нужно было строго по контурам следа от стакана.

В конечном итоге в 1943 году проект Кольцевой линии утвердили, и он был практически тем же, что мы знаем сейчас. 

«12 станций – по числу знаков зодиака»

«Хорошо известно, что внешне атеистическая советская власть совершенно не чуралась мистики. Достаточно взглянуть на масонскую символику советского герба, зиккурат мавзолея или на в чистом виде храмовые комплексы ВДНХ и мемориала на Мамаевом кургане», – говорит писатель, культуролог Андрей Новиков-Ланской. 

Надо сказать, что число станций в разных проектах Кольцевой линии отличалось. Их было то 15, то 17...

Затем, в 1941 году, когда план строительства окончательно утвердили, осталось 12. Здесь тоже усмотрели мистический момент. Сталин якобы очень интересовался трудами «колдуна с Сухаревой башни» Якова Брюса, сподвижника Петра I. В связи с этим вождь поручил сделать на Кольцевой линии именно 12 станций, по числу знаков зодиака. И такая связь действительно возможна, считает Новиков-Ланской.

«Кольцевая линия метро действительно выстроена в соответствии с зодиакальным циклом: связь Сталина с Яковом Брюсом здесь скорее мифологична, что не отменяет астрологического принципа, лежащего в основе этой линии», – заметил писатель.

На самом деле и правда – вскоре после открытия из 12 станций пересадочными были только пять. Остальные семь, соответственно, сделали таковыми позже. Почему же тогда изначально выбрали цифру 12? 

В Музее метро же высказали прозаичную версию, объяснив все средней длиной перегонов между станциями, которая в нашем метрополитене составляет около двух километров. Таким образом, рассчитав суммарный километраж ветки, инженеры вывели и необходимое число станций – 12. «Трассы проложили через основные узлы. Изначально хотели строить вдоль Садового кольца (в южной части так в итоге и сделали), а потом проект переработали и решили подтянуть линию к вокзалам, поскольку на севере они чуть в стороне от Садового. Савеловский и Рижский вокзалы всегда были второстепенными, поэтому к ним просто решили не тянуть. Так что никакой мистики тут нет, как и в случае с чашкой кофе», – рассказывают в музее.

К версии насчет длины перегонов, правда, тоже могут возникнуть вопросы, если посмотреть на трассировку на отдельных линиях в наше время. Где-то между станциями всего 380 метров, как между «Выставочной» и «Международной», где-то – и вовсе 6,6 км, как между «Крылатским» и «Строгино». Но средняя действительно до сих пор около двух км. Однако в 50-е годы, когда строилось большинство станций «кольца», средняя длина перегонов между ними составляла полтора километра. В общем, есть о чем подумать. 

В целом же мифов о Кольцевой линии достаточно, даже если не считать «чашку» и роковое число станций. Одна только история о поезде-призраке, курсирующем по ней по ночам, чего стоит.