Андрей Полонский Андрей Полонский Россия верит в Большой смысл

Идеология противников России строится на одном-единственном базовом принципе – тотальном отрицании Большого смысла для человека. И особое неприятие, вплоть до скрежета зубовного, вызывает Большой смысл России.

13 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Следующее предложение Киеву будет хуже нынешнего

Путин не случайно озвучил свои предложения именно сейчас. 15-16 июня в Швейцарии проходит конференция по Украине. Российский лидер предложил реалистичный, в отличие от «плана Зеленского», перечень условий для приближения мира.

14 комментариев
Денис Миролюбов Денис Миролюбов Евро-2024 покажет весь кризис европейского футбола

Чемпионат Европы по футболу выиграет, скорее всего, Франция, Португалия или Англия (в пользу последней высказался и суперкомпьютер статистической компании Opta). Все остальные сборные, которые принято считать фаворитами, имеют огромные проблемы.

7 комментариев
17 ноября 2023, 17:20 • Общество

Запрет на смартфоны в школах направлен на защиту учителей

Глава Центра образования им. Пинского Сергей Косарецкий: При запрете телефонов в школах уменьшается кибербуллинг

Запрет на смартфоны в школах направлен на защиту учителей
@ Павел Лисицын/РИА Новости

Tекст: Марина Лемуткина

Что могут в данном случае учитель и школа? Как наказать нарушителя? Стоит ли ждать конфликта школы с родителями, вступившимися за ребенка? О главных проблемах, которые возникнут в школах после запрета использования в их стенах мобильных телефонов, газете ВЗГЛЯД рассказал директор Центра общего и дополнительного образования имени А. Пинского Института образования Высшей школы экономики Сергей Косарецкий.

Государственная дума рассматривает законопроект о запрете использования мобильных телефонов на уроках в российских школах. При этом использование гаджетов на переменах под запрет не подпадает, впрочем, и об изъятии телефонов у школьников речь тоже не идет. Официально заявляется (в пояснительной записке к законопроекту), что мотивом нововведения служит «создание благоприятных условий для проведения педагогами учебных занятий». 16 ноября документ был принят в первом чтении.

О главных мотивах появления данного законопроекта и о том, в чем будут сложности при его реализации, газете ВЗГЛЯД рассказал директор Центра общего и дополнительного образования имени Анатолия Пинского Института образования Высшей школы экономики Сергей Косарецкий.

ВЗГЛЯД: Сергей Геннадьевич, чем, по вашему мнению, вызвано намерение запретить мобильники в школе?

Сергей Косарецкий: Я бы эту меру рассматривал не столько как средство борьбы со снижением мотивации школьников к учебе, сколько как предотвращение видеосъемок педагогов и выкладывания негатива в соцсетях.

ВЗГЛЯД: Но учителя жалуются и на то, что мобильные телефоны мешают детям учиться.

С. К.: Использование мобильников негативно влияет на вовлеченность ребенка в суть происходящего на уроке, на его внимание, на полноценное освоение содержания урока. Свободное использование телефона на занятиях отвлекает от самых интересных лекций даже студентов – что уж говорить о скучных уроках, где педагог выступает как транслятор и не вовлекает ребят в игровые и проектные практики!

Впрочем, даже на интересном уроке, когда часть класса работает над проектным заданием, другая группа может быть погружена в цифровую среду телефона. Так что полагаю, что использование телефонов и в самом деле создает риски для успешности детей.

Другим важным основанием для регулирования использования мобильников в зарубежной практике считается кибербуллинг – использование телефонов для травли ребят. Как подтверждают исследования, при запрете на использование телефонов в школе масштаб этой проблемы снижается.

ВЗГЛЯД: Но примут ли запрет на мобильники родители школьников?

С. К.: Думаю, что у родителей это не вызовет серьезных протестов. Единственный момент – переживания, связанные с безопасностью ребенка, и возможность телефонного контроля. Возможно, здесь потребуются альтернативы – порядки и правила, которые позволят родителям периодически связываться с ребенком.


Но в целом считаю, что многие семьи солидаризуются с учителями, исходя из рисков для дисциплины и качества образования. Тут важно аргументированно показать мамам и папам, что использование мобильных телефонов мешает учебному процессу их детей, не позволяет им получать качественные знания и как следствие – переносит на семьи все расходы по компенсации этих потерь за счет найма репетиторов.

ВЗГЛЯД: Есть ли в отмене мобильных телефонов свои риски?

С. К.: Это точно не недоиспользование потенциала мобильных инструментов для образовательной деятельности. Конечно, есть учителя, которые стремятся работать с новейшими технологиями. Но педагогов, желающих использовать для этих целей телефоны, к сожалению, немного: у нас этому попросту не учат.

К слову сказать, последний отчет ЮНЕСКО свидетельствует, что проникновение цифровизации в школы разных стран пока никак не сказалось на повышении качества образования. Проблемой для учителей отказ школы от мобильников не станет и угрозы качеству образования не создаст.

Реальные подводные камни, как мне кажется, связаны с другим: а именно с практикой выполнения принятых норм. Наши школа и учителя не имеют сегодня полномочий! Не то чтобы в школах не регулировались правила поведения и дисциплины, порядок жизни школьного сообщества, запреты на определенные действия и т. п. – они есть повсюду. Но школы и учителя испытывают сложности с реализацией санкций за нарушения этих правил.

Причем не только применительно к некорректному использованию гаджетов, но и к более негативным поведенческим проявлениям. И это довольно острая проблема. Что могут в данном случае учитель и школа? Как наказать нарушителя? Вот тут-то и возникает конфликт школы с родителями, вступившимися за ребенка, а также возможность не выполнять эти правила.

ВЗГЛЯД: А действительно, как наказывать нарушителей запрета на мобильные телефоны на уроках?

С. К.: Пакет санкций, которым обладает школа, – один из принципиальных вопросов. Может ли школа, к примеру, исключить ребенка, получит ли она поддержку руководства в случае возникновения судебных исков? Ответ очевиден: школа нуждается в защите – и не моральной, а фактической!

Мало предоставить ей право запрета. Необходимо еще и показать, что государство возьмет на себя ответственность за последствия санкционных действий, за взаимодействие с родителями и с судами. Здесь, как мне кажется, и кроются главные риски, связанные с реализацией этих норм.

ВЗГЛЯД: Но как конкретно реализовывать запрет на смартфоны? Изымать их при входе в школу? Глушить сигнал?

С. К.: С подобными практиками лично я не знаком. Но в любом случае считаю правильным вооружить школу рекомендациями по этому поводу. Даже если поначалу учительское сообщество воспримет запрет как позитивный сигнал, в дальнейшем оно наверняка столкнется с трудностями в его реализации.

Поэтому школе надо не только предоставить право на запреты, но и дать эффективные инструменты, процедуры, регламенты. Нужны нормативные документы, на основе которых запрет будет отражен в локальных актах.

Нужны инструкции, разъясняющие, как презентовать запрет детям, как осуществлять мониторинг, как действовать классному руководителю, учителю и другим специалистам в школе при нарушении введенных запретов. Все эти моменты в наших школах проработаны плохо! Есть лишь некоторые универсальные рекомендации. Но дальше всякий раз школа, учитель, управленцы сами на коленках что-то придумывают, исходя из своей компетенции.

И здесь более подготовленными могут оказаться родители. Обнаружив уязвимости в том, что делают школа и учитель, они могут оказаться более успешными в судебной практике. Поэтому повторюсь: очень важно, чтобы государство поддержало школу методически, правовой экспертизой и прецедентами победы школы в случае конфликта в суде. Очень важно, чтобы груз ответственности в меньшей степени лег на учителей: их надо максимально поддержать в этой работе.

ВЗГЛЯД: Не исключено, что школьники быстро научатся обходить запреты на мобильные средства связи.

С. К.: Думаю, такие попытки будут. Но мне кажется, что при правильной разъяснительной работе часть ребят, пусть и не сразу, все же смогут принять эти правила, убедившись в их разумности.

Сошлюсь на опыт регулирования этого вопроса во многих детских лагерях: там-то ведь эта норма работает! Начинается лагерная смена – и телефоны сдаются. Но вечером, в четко оговоренное время, дети связываются с родителями и рассказывают о своей жизни. В целом эта практика получает поддержку как родителей, так и детей, и этот опыт можно поизучать. Например, разобраться, какие конфликты возникали и какие аргументы находили педагоги для их разрешения. Тогда, как мне кажется, школа справится с этой задачей более успешно.

..............