Общество

Чем ответить на страшные обвинения в адрес советского подводного аса

25 ноября 2020, 13:35
269
Фото: imago images/teutopress/ТАСС

25 ноября – годовщина смерти легендарного советского подводника Александра Маринеско. Того самого человека, который потопил немецкое судно «Вильгельм Густлов». Почему некоторые историки осуждают Маринеско за гибель тысяч женщин и детей и считают его «атаку века» военным преступлением? Обоснованность подобных обвинений легко разобрать по аналогии с атаками немецких подводников.

В советское время было принято считать, что торпеды подводной лодки «С-13» Александра Маринеско принесли смерть тысячам гитлеровцев на «Густлове». Говорилось, что среди пассажиров на судне находились до ста подготовленных экипажей подводных лодок нового типа, а также партийные функционеры и представители военной элиты. Однако с падением Советского Союза все изменилось.

Разные версии – разные взгляды

Исчезновение железного занавеса внесло существенные коррективы в советскую версию гибели лайнера. Оказалось, что на самом деле большую часть его жертв составили не военные, а гражданские лица, среди которых было много женщин и детей. Такой «разворот» в истории гибели «Густлова», считавшейся «атакой века», привел к возникновению мнений о неправомерности его потопления. Это, в свою очередь, породило парадоксальный вывод, что командир «С-13» – не герой, а военный преступник, виновный в гибели пассажиров. Более того – даже знавший о нахождении на борту лайнера беженцев.

Несмотря на большое количество исторических публикаций, опровергающих эту версию, она оказалась живучей. В данном случае ее сторонники, оказавшись под впечатлением произошедшей трагедии, демонстрируют незнание как правил, так и сути подводной войны. А ведь в ее истории уже были аналогичные случаи, когда на месте Маринеско оказывались подводники других стран.

К примеру, за пять лет до потопления «Вильгельма Густлова» в Атлантике немецкая подлодка U-48 отправила на дно британское судно «Сити оф Бенарес», перевозившее детей. После войны англичане пытались привлечь ее командира – подводного аса Генриха Бляйхродта к суду за содеянное. Рассмотрим эту историю подробнее, чтобы понять, есть ли на Александре Ивановиче Маринеско хоть какая-то вина в гибели гражданских лиц.

Эвакуация детей

Начало войны оказало свое влияние на экономику Великобритании, зависящую от импорта. В результате введения на море конвойной системы импорт сократился на четверть. Жителям метрополии пришлось потуже затянуть пояса, так как не все суда с грузами продовольствия достигали портов, становясь жертвами немецких подлодок и авиации. Правительство Великобритании было вынуждено ввести нормированное распределение некоторых видов продуктов, перейдя к карточной системе.

Эта мера сказалась на питании англичан, рацион которых теперь отличался от довоенного. Особенно от этого страдали дети. Поэтому неудивительно, что уже зимой 1939–1940 гг. с Британских островов началась добровольная эвакуация гражданского населения.

Первоначально она не поддерживалась британским правительством, являясь частным желанием граждан уехать от войны в США и Канаду. Однако по мере ухудшения военной ситуации – с началом налетов люфтваффе и появлением угрозы высадки вермахта в Великобритании – в британском парламенте стали поднимать вопрос об организованной эвакуации детей за океан. Летом 1940-го по поручению премьера У. Черчилля был создан Совет по распределению детей в доминионах (англ. Children's Overseas Reception Board, сокр. CORB), взявший на себя расходы по их перевозке за океан.

Разумеется, путь в Канаду малышам пришлось бы проделать на торговых судах, пересекая Атлантику. В то время это было связанно с огромным риском из-за угрозы атак немецких подлодок – британский торговый флот терял в среднем по три парохода в сутки. Но, судя по всему, в британском руководстве мало кто об этом задумывался, планируя перевозку детей морем. Первое судно с маленькими пассажирами на борту ушло в Канаду в июле 1940 года в составе одного из конвоев.

Поначалу транспорты, везущие детей, не были торпедированы, хотя потери в их конвоях были. Но это была лишь отсрочка судьбы. 28 августа из Ливерпуля вышел конвой ОВ-205, в составе которого были лайнеры «Ранджитата» и «Фолендам» с очередной партией малышей на борту. На последнем также находился коммодор конвоя контр-адмирал Ноулз со своим штабом, получивший предупреждение, что по курсу ОВ-205 действуют немецкие подлодки.

«Серые волки» адмирала Деница не заставили себя долго ждать. Ровно в полночь 31 августа «Фолендам» был торпедирован подводной лодкой U-60 Адальберта Шнее.

К счастью, тогда никто не погиб. Экипаж и пассажиры, включая 320 детей, перешли в шлюпки и позже были подобраны другими судами конвоя, нарушившими инструкцию, запрещавшую такие действия. Таким образом, все окончилось относительно благополучно, вследствие чего никто из участников никаких уроков из этого случая не вынес. 

Британская пресса подняла шумиху о счастливом спасении детей, и англичане, похоже, стали жертвами собственной пропаганды. Игнорируя тот факт, что по чистой случайности на месте происшествия оказались три судна, готовые спасать людей с риском для себя и в нарушение инструкций, они посчитали, что и впоследствии подобные спасательные операции будут так же успешны. Но новое такое событие вылилось в трагедию.

Погибшие в океане

Если верить морским приметам, то конвой ОВ-213, вышедший в море в пятницу, 13 сентября 1940 года, не ждало ничего хорошего. Первые три дня плавания прошли спокойно, так как ордер из 20 судов сопровождали три военных корабля. Но на четвертые сутки эскорт оставил ОВ-213, чтобы встретить конвой из Канады и сопроводить его в порт. Далее суда ОВ-213 должны были идти без охраны, возглавляемые пассажирским пароходом «Сити оф Бенарес», на котором находился коммодор конвоя контр-адмирал Макиннон и очередная группа эвакуируемых детей.

Немецкая подводная лодка U-48 заметила ОВ-213 утром 17 сентября. Однако волнение на море не способствовало перископной атаке, поэтому ее командир Генрих Бляйхродт решил не торопиться с нападением, ожидая темноты. Он преследовал конвой весь световой день, а с наступлением сумерек перешел к решительным действиям. Лодка атаковала конвой ровно в полночь, выбрав целью для своих торпед большое пассажирское судно, шедшее первым в центральной колонне. Это был «Сити оф Бенарес», который немцам удалось поразить лишь третьей торпедой, ставшей роковой для парохода и его пассажиров. После торпедирования судно продержалось на плаву около 15 минут. Его экипаж не подался панике и сумел спустить несколько шлюпок на воду, несмотря на бурное море.

Однако в шлюпках успели разместиться не все. Крен парохода усиливался, поэтому люди стали прыгать за борт в надежде быть подобранными шлюпкой. В этой ситуации остро стоял вопрос о спасении детей. По настоянию капитана все предыдущие трое суток они тренировались садиться в шлюпки при сигнале учебной тревоги. Но когда пришло время настоящего испытания, немногие из ребятишек смогли это сделать, так как шторм вызвал у них приступы морской болезни. Поэтому большинство детей не смогли покинуть тонущий пароход.

Сразу после атаки U-48 ордер конвоя распался, и его суда разошлись в разные стороны, не оказав помощи гибнущим с «Сити оф Бенарес». Помощь пришла лишь спустя сутки, когда на место гибели судна прибыл британский эсминец, сумевший подобрать из шлюпок и воды 105 выживших. Еще 42 человека, дрейфовавшие в шлюпке, были спасены другим эсминцем.

Итог трагедии был таков: на судне погибло свыше 250 человек, из них 77 детей. После этого британское правительство свернуло работу Совета по эвакуации детей в доминионы.

Сравним с «Густловым»?

Генрих Бляйхродт пережил войну, став в итоге британским пленным. Великобритания учинила над ним суд, сочтя потопление «Сифи оф Бенарес» военным преступлением. На суде Бляйхродта обвинили в том, что он намеренно атаковал пароход, заранее зная о нахождении на его борту детей.

Однако немецкий подводник вины не признал. Он утверждал, что «Сити оф Бенарес» был законной целью для атаки, так как шел в конвое. А во время нее ни командир, ни другие члены экипажа U-48 не знали о грузе и пассажирах судна. Выслушав доводы обвиняемого, судьи сочли их справедливыми. Бляйхродт был оправдан.

Ничего удивительного в решении английского суда нет. Действительно, атака «Сити оф Бенарес» в составе конвоя была правомерна, а руководствуясь выбором цели, немецкий подводник остановил взгляд на самом крупном судне, не имея о нем больше никаких сведений. Как следует из вахтенного журнала U-48, ее экипаж узнал название торпедированной цели лишь после того, как она начала радировать в эфир, запрашивая помощь.

Получается, что истории атак «Сити оф Бенарес» и «Вильгельма Густлова» очень схожи. Как и английское судно, немецкий лайнер имел на борту эвакуируемых гражданских лиц, включая детей. Он также вышел в море, являясь частью конвоя 2-й учебной дивизии подводных лодок. Немецкое командование планировало отправить в этом конвое больше судов, но не все они оказались исправны. В результате из Данцигской бухты он вышел в усеченном виде: «Вильгельм Густлов» и два эскортных корабля.

Кстати, о его эскорте. Хотя один из его кораблей был вынужден вернуться обратно, немецкий лайнер продолжил путь в охранении миноносца «Леве», что подтверждается как немецкими документами, так и вахтенным журналом «С-13». И хотя на момент атаки советской лодки «Леве» несколько приотстал от «Густлова», это юридически не лишило лайнера статуса конвоя. Нужно отметить, что, как и Генрих Бляйхродт, Александр Маринеско не мог знать, кто находится на атакуемом им судне. Он видел перед собой цель, которая сначала охранялась военным кораблем, а затем некоторое время шла одна, предоставив шанс на атаку, которым Маринеско и воспользовался.

В завершение обратим внимание на важный факт. В отличии от «Сити оф Бенарес», бывшего гражданским судном в составе конвоя, «Вильгельм Густлов» на момент гибели имел на борту вооружение в виде зенитных орудий и официально считался вспомогательным судном кригсмарине, то есть де-факто являлся военным кораблем. Таким образом, можно сказать, что если британский суд не нашел доводов признать военным преступлением потопление Генрихом Бляйхродтом гражданского судна, то на этом фоне какие-либо претензии к атаке «Вильгельма Густлова» Александром Маринеско можно признать несостоятельными и нелепыми.

Текст: Владимир Нагирняк
Читать комментарии (269)
Подписывайтесь на наши каналы
Как Герой России возродил убитую птицефабрику

Бытует мнение, будто вышедшие в запас офицеры российских Вооруженных сил не способны проявить себя в мирной жизни. История Героя России Владимира Ковтуна представляет собой ярчайшее опровержение таких предрассудков. После окончания военной карьеры полковник спецназа с нуля создал процветающий бизнес. Каким же образом?

Развернуть
Как советская разведка голыми руками побеждала немецкие танки

Некоторые подвиги советских войск в Великую Отечественную до сих пор выглядят как фантастика или кино в голливудской манере. Между тем целый ряд уникальных случаев, связанных с захватом советскими пехотинцами немецкой бронированной техники, имели место на самом деле. Этим отличалась прежде всего элита сухопутных войск – войсковая разведка.

Развернуть
Нужно ли вводить в России ковид-паспорта

Спикер Совфеда Валентина Матвиенко выступила резко против идеи ковид-паспортов – такую инициативу, не дожидаясь решения Москвы, запустили было несколько российских регионов. Социологические опросы также показывают скорее отрицательное отношение граждан. В соцсетях разгоняется волна, что ковидные паспорта – это аналог желтых звезд Давида в еврейских гетто. Однако эксперты указывают на бесспорные преимущества этой идеи. Каковы плюсы и минусы введения ковид-паспортов?

Развернуть
Как ОМОН мог предотвратить развал СССР

Ровно тридцать лет назад, 20 января 1991 года, в Риге (Латвийская ССР) произошли кровавые события, ставшие одним из символов краха СССР. Кто применил боевое оружие, из-за чего в центре республики погибли люди – и почему верному Москве рижскому ОМОНу не удалось зачистить город от вооруженных латышских сепаратистов?

Развернуть
Как иностранные спецслужбы тиражируют фальшивки о России

Возвращение Алексея Навального в Россию заставляет вспомнить всю историю дезинформации о причинах появления блогера в Германии. В частности, соответствующие «расследования» иностранных представителей «гражданской расследовательской журналистики». В чем принципиальные проколы и ошибки подобных «расследований» и почему их следы прямо ведут к иностранным спецслужбам?

Развернуть

Новости партнеров


Подпишитесь на рассылку

Раз в неделю мы присылаем самые важные статьи