Снова во всем виноваты американцы.

Россияне резко полюбили авокадо. За последний год спрос вырос почти вдвое – до такой степени, что крупные торговые сети столкнулись с дефицитом этих фруктов. Рестораны массово включают блюда с авокадо в свое меню, некоторые даже добавляют его себе в название. Косметологические клиники рассказывают о пользе различных увлажняющих и омолаживающих масок для лица, сделанных с его использованием. 

Авокадо – это модно. И поэтому основная часть продаж этого фрукта приходится только на российские города-миллионники – в деревнях и мелких городках никому нет до него дела. А вот мегаполисы, похоже, действительно слегка помешались – покупателей не останавливает даже повышение цен, возникшее на фоне дефицита на прилавках. 

Разговоры о пользе авокадо и правда имеют под собой научную основу. Но ведь есть множество других, не менее полезных фруктов – откуда такая «хипстерская» истерия вокруг авокадо? 

Предыстория

С древних времен авокадо спокойно рос себе в Латинской Америке. Судьба его круто изменилась в середине XIX века, когда он впервые пересек границу Соединенных Штатов. Прошло еще несколько лет – и в 1920-х калифорнийские фермеры поняли, что смогут выращивать его сами. Только вот с продажами была проблема: во-первых, большинство американцев знать не знали об авокадо, во-вторых – фрукт в США назывался «аллигаторова груша», в-третьих, зачем он нужен, тоже было неясно – безвкусный, мало с чем совместимый, трудный для приготовления. Казалось бы, смертный приговор для любого продукта. Но фермеры оказались предприимчивыми, и каждое из этих препятствий решили преодолевать поступательно. 

Сначала занялись именем. «Аллигаторова груша», конечно, может и звучало экзотично, но пока выговоришь... Да и в целом ассоциации с довольно жуткого вида рептилией вряд ли бы способствовали хорошим продажам. Поэтому решили адаптировать ацтекское название фрукта на английский манер. Так в 1927 году ahuacatl («лесное масло») превратилось в avocado – то есть вышла, по сути, довольно корявая калька, но кому какое дело, правда?

Далее пришел черед позиционирования на рынке. В США действовал запрет на ввоз авокадо из Мексики, самого крупного на тот момент производителя в мире, поэтому американцы могли потреблять только собственные фрукты. А то, что расти они могли лишь в южных штатах, это еще больше сокращало предложение – и увеличивало цену. Поэтому фермеры решили сделать ставку на люксовый сегмент, где авокадо бы соседствовало с икрой и лобстерами. В крупных и представительных СМИ запустили кампанию, в рамках которой, в частности, публиковались различные рецепты – салатов с авокадо и крабами, например.

Никаких разговоров о вреде или пользе от «аллигаторовой груши» не было, среди богатых американцев никто не задумывался об этом, поскольку фрукт был довольно редкий и дорогой. Так и жил авокадо в своей нише до 80-х годов. На это десятилетие в США пришелся «диетологический бум» – все взялись худеть. Фитнес, аэробика, утренние пробежки, тренажерные залы, диеты – все вот это. Специалисты призывали бороться с жирами – причем любыми: насыщенными, ненасыщенными, без разницы. Любой жир считался плохим. И авокадо оказался под ударом. 

Смекалистые пиарщики

Довольно калорийный, он еще и содержит множество мононенасыщенных жиров – но это сейчас их считают легкоусвояемыми организмом и способствующими похудению. В 80-х они казались злом во плоти. Так что как диетологи, так и кардиологи советовали своим пациентам отказаться от авокадо. 

Фермеры, конечно, не могли смириться с таким положением дел. Еще в 1978 году была создана Калифорнийская комиссия по авокадо, и здесь ей пришлось действовать, засучив рукава. Она создала фонды, спонсирующие многочисленные исследования о пользе авокадо, проводила лекции на эту тему, публиковала рекламу в СМИ. И даже совместно с Гарвардским университетом пропагандировала «жирную» Средиземноморскую диету.  

Но продажи все равно падали. И тогда фермеры наняли пиарщиков. Компанию Hill & Knowlton, тогда еще не оскандалившуюся в связи со срежиссированными «Показаниями Наиры», с помощью которых планировалось убедить американцев в необходимости войны в Персидском заливе. Если вкратце – Наира аль-Сабах, член королевской семьи Кувейта (об этом факте никто не знал) солгала перед Конгрессом США о том, что лично видела, как иракские солдаты похитили инкубаторы для новорожденных недоношенных детей в одном из роддомов Кувейта, предварительно выбросив из них младенцев. Всю эту историю выдумали сотрудники Hill & Knowlton – за гонорар в 10 миллионов долларов.

Так вот, возвращаясь к авокадо. Маркетологи наладили тесные контакты с прессой, и к концу 80-х – началу 90-х в некоторых изданиях стали масштабно освещать различные кампании – например, июнь объявили «месяцем авокадо» в Калифорнии (теперь его отмечают ежегодно). Параллельно возник «Мистер Зрелый парень» (Mr. Ripe Guy) – большой, зеленый и довольный жизнью авокадо в солнцезащитных очках, который со страниц газет искал себе «Зрелую мисс», которой были бы близки веселье, здоровый образ жизни и финансовое благополучие. 

Прорыв случился в 1992 году. До этого момента авокадо хоть и был уже известен многим, но оставался все же нишевым продуктом – его покупали либо латиноамериканцы, либо просто богатые. А в 1992-м о нем узнали все. 

Это был «Гуакамоле боул». В США, как известно, день Супербоула, финального матча чемпионата NFL – национальный праздник. Игру смотрят большими компаниями – с семьями, с друзьями. И никто не задумывается о здоровой еде – в ход идут пицца, тако, сэндвичи, чипсы. В Hill & Knowlton решили сделать ставку на гуакамоле – полюбившийся американцам мексиканский соус, в основе которого авокадо. Игроки команд-финалистов, а также члены их семей, в рекламе рассказывали о своих любимых рецептах гуакамоле, а читатели могли проголосовать за приглянувшийся. Или же предложить свой. Как результат – бум популярности гуакамоле. И сейчас в США у этого соуса даже есть свой национальный праздник.

Таким образом авокадо просочился и в недоступные ему ранее слои американского населения. Он сумел угодить всем – и любителям ЗОЖ, и завсегдатаям косметологов, и поклонникам пива с чипсами.

Что в России?

Прошло почти 30 лет – и тренд наконец добрался до России. Здесь, а точнее в мегаполисах, популярность «груши» неотрывно следовала за ростом интереса к здоровому образу жизни, все же где диеты и похудение – там недалеко и авокадо. И не без оснований. Но не стоит винить российских потребителей в заторможенности. Потребление авокадо растет сейчас ударными темпами во всем мире – с 2002 года его уровень вырос в пять раз, в США приходится по пять килограммов на человека в год. Европа пока отстает, но и там рост очень существенный. Всемирная организация авокадо (да, есть и такая) прогнозирует рост продаж с 650 тысяч тонн в 2018 году до 1,1 млн в 2019-м. 

Список стран, выращивающих авокадо, тоже постоянно пополняется. Сейчас это США, Чили, Перу, Израиль, Доминикана, Мексика, Бразилия, Кения, Новая Зеландия, Колумбия, ЮАР. А вот рынки сбыта находятся от них неблизко – это Канада, Великобритания, Голландия. А чем дальше товару приходится ехать, тем больше вреда его производство наносит окружающей среде: на его транспортировку нужно больше энергии, средств упаковки, выбросы в атмосферу тоже растут. 

Это одна из причин, по которой на фоне общей одержимости авокадо в западных странах от него начинают отказываться. Еще в 2016 году в The Guardian вышла статья под названием «Смогут ли хипстеры переварить неприятную правду об авокадо?». В ней автор рассказала о массовой вырубке в мире уникальных лесов под плантации авокадо, а также о том, что деньги от продаж фрукта могут идти на финансирование наркокартелей. Исследователи из Мичиганского университета говорят о необычайно тяжелых условиях труда на таких плантациях, о работниках-детях. 

Как и в случае с пальмовым маслом, всемирная одержимость чем-либо только порождает ряд других проблем. Множество других продуктов также содержат полезные жиры – лосось, оливковое масло, орехи, яйца. Только для них не нужны столь масштабные плантации и ажиотажа вокруг них нет.