– Если запорете БКД, – оборачивается Вадим Шумков к коллегам, заполнившим инспекционную «газель», – то портрет одного из вас я повешу во-от на этом здании. А портрет второго – на соседнем. С подписью «Их разыскивает город Курган».

«Безопасные и качественные дороги», она же БКД – нынче едва ли не самая актуальная для Кургана программа. Наряду с аналогичной по благоустройству. Где в городе не ремонтируют улицу – более сорока километров одновременно, – там, скорее всего, перекопан тротуар. Или тротуар уже закопали. Или улицу уже отремонтировали. Или поставили и то и другое в ближайшие планы – которые, стало быть, очень желательно не запороть.

– А знаете, в чем главная угроза? – спрашивает Шумков. – Что рисовать ваши портреты тоже буду я!

На самом деле очередным объездом города – по спонтанному маршруту, с единственным звонком в мэрию «Ну что, в субботу, как всегда?», в компании десятка курганских и областных чиновников – Вадим Михайлович, скорее, доволен.

– В октябре 2018 года впервые проехал вот по этой улице Омской, – вспоминает Шумков первые дни в качестве и. о. губернатора Курганской области. За окном – длинная окраинная трасса, вьющаяся вдоль строительных магазинов, пустырей и частных одноэтажек. – Сеном торговали, чуть ли не навозом. А теперь практически праздник какой-то…

Квадрат за квадратом

Основные областные города, включая донельзя изношенную столицу, по расчетам Шумкова, можно привести в человеческий облик за пять лет.

– Ехать по хорошей дороге, по освещенной улице – не было даже в центре Кургана нормального освещения, теперь есть… Ехать по всему этому вдоль классного тротуара к отличному скверу – все это правильно само по себе, – рассуждает и. о. главы региона. – Если на это наложить хорошо работающий аэропорт – не один, а два-три рейса в Москву ежедневно, и раз в неделю в Питер, и еще в Крым летом, да пару раз в неделю на севера, потому что вахтовики, – то в принципе-то из города уезжать и незачем. А если к этому прикрутить несколько крупных компаний-работодателей, превратить старые промышленные площадки в индустриальные парки…

Площадок здесь изрядно: Зауралье и его столица – это прежде всего оборонка. На заводе колесных тягачей, с 2011 года покойном, при Вадиме Шумкове уже успели отремонтировать четыре блока, то есть 30 тысяч квадратных метров. На подходе договоренность с Курганским машиностроительным заводом. Там дела получше: предприятие работает, недавно вошло в структуру «Ростеха». Предмет переговоров – уже 60 тысяч «квадратов» ранее брошенных цехов.

– Через федеральный центр попробуем обустроить для курганских заводов особую экономическую зону, чтобы были налоговые льготы, – объясняет и. о. губернатора.

– А если с ОЭЗ не получится?

– В любом случае будет отличная привлекательная площадка, – говорит Шумков. – У КМЗ есть семь тысяч человек, которые умеют работать по металлу, причем речь идет о высокоточных работах. А вся нефтянка – это именно такие работы по металлу. Привозил в Курган наших нефтегазовых гигантов – смотрят, думают, какая продукция им может быть интересна. Активно думают…

Бежать смысла нет

Что уже есть за пределами Кургана – это три территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР): Варгаши, Катайск, Далматово. При них, объясняет и. о. главы Курганской области, будут сформированы индустриальные парки:

– Такой подход даст более-менее стабильный рост экономики. Нормальные рабочие места для людей.

– Думаете, вы первые на это надеетесь?

Вопрос не праздный, по свежим следам поездки в соседнюю для Зауралья Челябинскую область. Там в Верхнем Уфалее некогда отвели под ТОСЭР целый никелевый комбинат. Идеальная инфраструктура. И за два года – четыре резидента, меньше ста работников.

– Не ТОСЭР, а…

– Слово на бумаге? – подсказывает Шумков. – Знаем разный опыт, видели. В Уфалее что с социалкой?.. Ага, я так и думал. А при развитии среды проживания – полетит, никуда не денется. И у соседей, и у нас.

Если говорить коротко, то социалка в Курганской области убита везде и вся. Заменить все, везде и сразу Вадим Шумков обещать не может. А вот в основных райцентрах – берется и уже делает:

– Те же Варгаши, 28 километров по трассе от Кургана. Планируется девять заводов. В самом поселке Варгаши такого количества работников нет. Значит – что? Агломерация с ближайшими населенными пунктами. На какой основе? На основе улучшения жизни.

Жизнь улучшается так: одну среднюю школу ремонтируют полностью, вторую частично. Впервые за сорок лет дождались ремонта больница и детский сад. Плюс въезд в поселок. Плюс пока что несколько километров асфальта в центре Варгашей...

– Если будет работа и нормальная жизнь, плюс свое хозяйство, своя корова – куда ты побежишь из региона? Смысла же нет, – уверен врио губернатора. – И так далее, по всем намеченным точкам.

SOS: появились деньги

Среди афоризмов от Вадима Шумкова, успевших укорениться в курганском быту – «есть две неприятности: когда денег нет и когда деньги есть».

– Это не афоризм, а истина актуальной жизни, – уверяет и. о. главы Курганской области. – Мы убеждаем федеральный центр, получаем деньги, выделяем их районам – и не можем эти деньги нормально проторговать. Потому что либо а) не заявляются подрядчики, либо б) подрядчики некачественные. Есть в индийском деловом языке такое понятие – «карма подрядчика», так вот у таких карма не чищена с самого начала… Либо в) технические задания готовятся безобразно – без расчетов и реальных обоснований.

Культура муниципального заказа, констатирует Шумков, в регионе практически отсутствует:

– Все делается кустарно. Даю обещание жителям, выделяю деньги – обещание не выполняется, потому что торги не проходят. Серьезнейшая проблема, будем решать...

Типичный случай Зауралья: в поселке Мишкино – это полтора часа езды от Кургана – не могут поставить давно обещанный ФОК. Причина – пункт а) по Шумкову: никто из подрядчиков на торги не заявился. ФОК, если что, типовой. Значит, с проектно-сметной документацией особо возиться не придется – ни по утверждению, ни по тратам на эту самую ПСД, а это, между прочим, миллионы. Почему бы ближайшей строительной компании не выйти на торги и не заработать относительно быстрые деньги – решительно непонятно.

– Раз непонятно, то и найдите мне эту ближайшую компанию, – сощуривается Шумков. – Для областных строителей объем контракта уже под сто миллионов рублей считается большим. ФОК стоит дороже. Большие игроки на территории области уже загружены, им этот ФОК ни к чему. А сильных строителей-середняков в регионе пока просто нет. Когда денег и заказов было на порядок меньше – не было загрузки, не было и компаний. Заказ вырос – привлеченные деньги, деньги нацпроектов, – а работать некому.

– Но ведь кто-то работает уже сейчас?

– Сейчас много тюменских коллег пришло, спасибо им, – говорит и. о. губернатора Курганской области. – Я с «нулевых» работал в администрации Тюменской области. Никогда ни о чем для себя не просил. Теперь попросил прийти к нам сюда. Ко мне прислушались. Знают, что прошу для дела…

«Впервые в жизни начали работать»

Привлекать руки и особенно деньги на их оплату – отдельная песня, учитывая финансовые реалии Зауралья. Глубочайшая дотация – 27 миллиардов регионального бюджета поступает «сверху», и это раз. Два – госдолг, чуть недотягивающий до собственных доходов губернии; а зарабатывает Курганская область 19 миллиардов. В итоге – один из десятки беднейших регионов России, с собственным специальным куратором от правительства. Правда, с куратором повезло: Антон Силуанов, первый вице-премьер и глава Минфина – министерства, за которым по любым проектам всегда остается последнее слово.

– Госдолг тяготит прежде всего морально – хотя, конечно же, платить придется, – говорит Шумков. – Он бы не тяготил и морально, если бы я видел, куда эти 16 миллиардов были вложены. А они, – и. о губернатора делает паузу, – прожраны.

– И что делать?

– Прежде всего искать резервы…

В этом деле Вадиму Шумкову приходится – практически по-ленински – крутиться, крутиться и крутиться. Начиная с относительных мелочей – вроде договора аренды городского сада в Кургане. До прихода нынешней команды арендаторы платили по пять тысяч рублей в месяц за семь гектаров. Привести высокие договаривающиеся стороны в чувство – и в соответствие с реальной стоимостью вопроса – хоть и не без труда, но удалось.

Сложнее выходит, к примеру, с областным лесом. 94% на 1 января 2019 года были в аренде. И чаще всего – на специфических схемах хозяйствования.

– По-русски говоря, все леса тут оказались частными. Абсолютный рекорд по России, – объясняют в региональной администрации. – Гнали лес-кругляк, что вообще ни в какие ворота. Курс – Казахстан, расчет – наличман, переработка и налоги стремились к нулю. Наводим порядок. Трудно.

Искусство кройки по-кургански уже принесло, к примеру, более 230 миллионов рублей в областную систему здравоохранения. Вадим Шумков ни на этой, ни на прочих цифрах экономии останавливаться не собирается.

– Количество муниципальных сотрудников в «богатейшей» Курганской области на тысячу человек – в два с половиной раза больше, чем в «нищей» Тюменской области, – не без сарказма сообщает и. о. главы Зауралья. – Бюджетных учреждений на тысячу человек здесь больше в два раза... А собственный доход бюджета у нас меньше в девять раз. Если это называть экономикой, то я, видимо, чего-то недопонимаю в этой жизни…

С Шумковым чиновничеству тяжело, это правда. Разносы – впрочем, строго по выявленной фактуре – и «подтягивание верхней гайки», как называют в Зауралье управленческий стиль нынешнего и. о. губернатора, стали нормой аппаратной жизни и в Кургане, и особенно по районам. Авторство очередного изречения, настойчиво приписываемого Вадиму Михайловичу – «коллеги, это вам не работать тяжело стало, это вы впервые в жизни начали работать» – Шумков не подтверждает и не опровергает. Вместо этого он предлагает сделать еще несколько акцентов на то, что считает «прожранным»:

– Сейчас мы делаем два пристроя к школам, поселки Канаши и Сафакульево. Это большая часть выделенного нам по соответствующему нацпроекту – 1 миллиард 300 миллионов. 16 миллиардов госдолга – это плюс-минус три десятка школ. Или под сотню детских садов – где новых, где отремонтированных, чтобы потом десятилетиями об этом не думать... Я был бы доволен таким результатом. Надеюсь, что даже при нынешних вводных жители будут довольны нашими результатами.

«Деньги у меня государевы»

В Курганском лицее для одаренных детей – лес, тишина, благодать – идет форум молодых предпринимателей.

– Меня волнует отток населения, – берет слово Светлана, директор агентства по недвижимости.

– Продавать некому, – понимающе кивает Шумков.

Отток действительно велик. По официальным данным, в прошлом году из Курганской области (835 тысяч жителей) уехали 10 тысяч человек. И так – стабильно, ежегодно, плюс-минус тысяча-другая. Это без учета исканий лучшей жизни, не требующих смены регистрации.

Безработица – почти на 5% выше средней по УрФО – лишь одна из причин. В частности, действенной программы помощи молодым семьям в области просто не было. Зато региональный материнский капитал – был такой – Шумков в свойственной ему манере определяет как «надувательство». Впрочем, имеет право:

– Объявили по 350 тысяч рублей на 650 человек. А деньги завести почему-то забыли. Гасили эту задолженность мы, с огромным трудом...

В числе новых работающих программ для молодых – льготы на индивидуальное строительство. Бесплатный участок для хозяйства и отдельная гордость – цена на комплект для постройки деревянного дома и бани: 105 тысяч рублей. Лес местный, убереженный от схем с «наличманом» и прочих махинаций. Начиная от первого ребенка – еще больше льгот.

– Вы купили однокомнатную квартиру на 17-м этаже? И у вас там будут расти дети? Не смешите, – говорит Шумков. Не то молодым бизнесменам, не то жителям, раздумывающим об отъезде.

– Гетто. Лезем в этажи, как будто у нас не одна седьмая часть суши. Услуги, за которые вы платите управляющим компаниям, оказываются коряво, часть денег присваивается. Да еще взносы на капремонт, до которого еще надо дожить. А так – ваш дом. Собственный.

«Кто нужен государству – зависимый человек или хозяин?» – спрашивает Шумков. И сразу отвечает:

– Мне – хозяин нужен.

Бизнесмен Илья просит помочь профинансировать новую скотобойню. Шумков не против. Вроде бы.

– Единственный вопрос – кого забивать собираетесь? – интересуется и. о. губернатора. – Субсидии-то найти можно, да вот поголовье крупного рогатого скота не растет. Новые, с иголочки, бойни стоят пустые. А бойня, как вам известно, работает на поток и живет с потока... А деньги у меня государевы. Мне будет жалко, если дело не пойдет. Расчеты сделайте, если экономика сойдется – я вас первый поддержу.

«Кто, кроме тебя самого?»

Аграрный сектор – то, что, по мнению полпредства в УрФО и лично Николая Цуканова, может помочь Курганской области найти свою нишу в окружном разделении труда. Такая ниша, уверен Вадим Шумков, не только существует, но и немало обещает:

– Сделаем три завода по рапсовому маслу – с прицелом на экспорт: Китай его берет хорошо. Думаем, что делать по зерну. У нас 700 тысяч тонн переизбыток, перепродавцы тянут его кто куда, но цены не дают.

Значит, переработка – не просто пожелание из центра, а жизненно важное дело. Вопрос, во что перерабатывать избытки урожая.

– Рынок лизина заполнен до отказа, – рассуждает Шумков. – Варианты переработки – лимонная кислота, молочная кислота, фруктоза... Своей лимонной кислоты в России мало. Но необходимы технологии и много места.

Мясо и молоко – тоже переработка. Традиционный «бизнес» Курганской области, еще при Советах – тушенка и сгущенка. А еще раньше здесь работали маслобойные заводы и артели – в основном на европейский рынок.

– Сейчас таких маслобоен – десяток на всю Западную Сибирь, – говорит Шумков. – Хорошо бы возродить эту отрасль, имея в виду экспорт в тот же Китай.

– Где взять людей в агросектор при таком оттоке?

– Отток действительно проблема. В моем родном селе Шастово – это Варгашинский район, семьдесят км от Кургана – меньше 300 человек живет, – говорит Шумков. – Старики, женщины, детей немного и дюжина мужиков от 25 до 50. Большинство из них в жизни своей работали несколько раз, и все заканчивалось нервным срывом.

Следует щелчок пальцами по горлу – резкий, звучный.

– А у себя под боком – сотни невозделанных гектаров, – продолжает Шумков. – Возникает вопрос: где людям не повезло? Нет, я понимаю: живем, ждем подвига, подвига не происходит, начинается вино. Пьем либо сбегаем – в Тюмень, в Екатеринбург, в Москву. И потом жалуемся, что жить некому. Но кто тебе должен работу на земле создавать, кроме тебя самого?

Самое главное, вновь повторяет Вадим Шумков – создать для людей нормальные условия для жизни. Чтобы компании на этой основе могли строить заводы, а агробизнес – фермы и переработку.

– Господь многое за нас продумал. Здесь климат – намного лучше, чем в других регионах УрФО. И экология лучше, если убрать страшилки, – уверен и. о. главы Курганской области. – Остановить отток и обеспечить развитие можно только одним способом: показать людям, что человеческая жизнь возможна и здесь. Непросто, но вполне реально. Чем, с вашего позволения, и займемся.