Взгляд
5 июля, вторник  |  Последнее обновление — 21:24  |  vz.ru
Разделы

Слова «Будьте осторожны!» в Донецке не имеют смысла

Марина Ахмедова
Марина Ахмедова, Журналист, писатель
– А если бы вам предложили стать палачом? – тихо спросила я, встав рядом с отцом офицера. – Вы бы расстреляли иностранных наемников? Членов националистических батальонов? – Аж бегом, – ответил он. Подробности...

Почему русские испытывают испанский стыд за Запад

Ирина Алкснис
Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
У айтишников есть понятие легаси-код: код, который был получен в наследство (legacy) от предыдущих команд разработчиков – он работает, но неизвестно как. Что-то подобное произошло с идеологическо-политтехнологической машиной Запада. Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

Чему нас не научил Чебурашка

Мария Бойко
Мария Бойко, эксперт ИМИ МГИМО
Шварцман в своем самом известном мультфильме про друзей Чебурашку и крокодила Гену неоднократно демонстрирует: если у гражданина есть потребность в чем-то, надо найти единомышленников и просто сделать это своими руками. Подробности...
Обсуждение: 17 комментариев

Представлена новая купюра 100 рублей

Банк России представил модернизированную сторублевую банкноту. Подход к оформлению купюры изменен – городскую тематику сменила региональная. Новые сторублевые купюры в течение 10 лет заменят собой в обращении банкноты предыдущих модификаций
Подробности...

Сильные ливни в Крыму привели к паводкам и подтоплениям

В результате сильного ливня в Крыму река Салгир вышла из берегов и затопила пять поселков в Симферопольском районе. Так же подтопило и часть Симферополя. В ликвидации последствий задействованы сотни спасателей, введен режим ЧС. Из домов эвакуированы 42 человека
Подробности...

Сотни поклонников пришли проститься с Юрием Шатуновым

На Троекуровском кладбище Москвы прощаются с бывшим солистом группы «Ласковый май» Юрием Шатуновым. Сотни поклонников, близких и знакомых артиста выстроились в длинную очередь к траурному залу, пришедшие хором пели песни любимого певца. Шатунова кремируют и похоронят на Троекуровском кладбище в Москве 28 июня
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Алиханов озвучил ответные меры России на транспортную блокаду Калининграда

    Главная тема


    На Украине назрела новая стадия российской спецоперации

    «просто стоит на якоре»


    Турция не задерживала российский сухогруз по запросу Украины

    система Пентагона


    США нашли защиту от гиперзвуковых ракет России

    шантаж политика


    Экс-глава МИД Австрии покинула страну из-за угроз убийством

    Видео

    служба в армии


    Как лучший вратарь России стал рядовым Военно-морского флота

    вооруженный бунт


    Узбеков напугали перспективой потерять половину страны

    гигантский банкомат


    Варшава и Киев объединились для разорения Евросоюза

    освобожденные территории


    Херсонская область переходит на российское управление

    Польские новобранцы


    Как прибалты и поляки готовятся воевать с Россией

    Жертвы пропаганды


    Михаил Диунов: Краткая история украинского сепаратизма

    Обыкновенный терроризм


    Сергей Козлов: Украина переходит к диверсиям

    Фига в кармане


    Ольга Андреева: Как определить бездарного режиссера

    на ваш взгляд


    Вы служили в армии?
    Дмитрий Ольшанский

    В XXI веке замедлилась скорость времени

    Дмитрий Ольшанский
    публицист
    28 апреля 2021, 17:05

    Каждая эпоха – помимо собственного стиля, идей или «воздуха» – живёт в своём ритме. У времени есть скорость. Время – оно как ветер, как дождь, оно то летит и сбивает нас с ног мгновенностью перемен, а то еле капает, еле идёт, и нетерпеливый человек не находит себе места и ждёт, что вот-вот всё переменится – но ничего не происходит.

    Моё поколение – то, которое уместно было бы назвать последними советскими детьми, последними людьми двадцатого века, – в этом смысле застало две противоположные во всём эпохи, и разница между ними уже такова, что её нужно долго и тщательно объяснять тем, кто этого контраста уже не застал.

    Эти две эпохи, граница которых проходит по 2000 году – пятнадцать лет «до» и вот уже двадцать лет «после», – их разделяет вовсе не только политика, как может казаться. Это целые враждебные миры – и один мир был быстрый, а другой – до сих пор медленный. В конце двадцатого века мы жили в быстром времени – и оно так спешило, что сожгло себя полностью, так что его уже сейчас надо реконструировать как археологические черепки.

    Это было время, когда человеку было свойственно не вполне понимать, в каком он живёт государстве, и как оно называется, и что такое его границы и его законы, его гимн и его флаг, и не случится ли так, что завтра это государство ещё раз, как в сказке, ударится о землю и поменяется снова. Сатирик, который вместо президента поздравляет народ в телевизоре 31 декабря, олимпийская команда неведомо какой страны под белым флагом (но не из-за допинга, а «просто так»), путаница с валютами, разные парламенты и кабинеты министров, заседающие врозь, но одновременно – разве что русские люди 1917–1918 годов, к несчастью для них, знали толк в подобных зрелищах, и даже более мрачных.

    Это было время, когда огромными толпами зрителей, слушателей и читателей управляли знаменитости – издалека или буквально со сцены, и сила влияния этих знаменитостей, возникавшая иногда за какие-то месяцы, казалась несокрушимой и вечной. Везде сотворялись кумиры, неважно, истинные или ложные: Солженицын, Бродский и Довлатов, Шевчук, Цой и Тальков, Сахаров, Гдлян – Иванов и Ельцин – и жизнь миллионов была как будто бы подчинена тому лозунгу, припеву или афоризму, который эти люди роняли сознательно или случайно.

    Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

    Невозможно было представить, что впереди – мир, где не только эти и прочие имена сильно поблекнут, но и перестанут возникать новые, а пространство общественных интересов развалится на множество мелких сегментов, каждый из которых равнодушен к соседним.

    Это было время, когда всё было впервые – словно бы в фильме про волшебника-Эдисона из девятнадцатого века, который с цирковым блеском мечет на стол свои фонографы и телефоны. Первый частный ресторан. Первый мобильный телефон. Первый свободный рок-фестиваль. Первый фильм с официально раздетыми людьми. Первый банк. Первый закопанный в лесу – после пыток утюгом – несчастный банкир. Первый американский бутерброд. Первая афера – и первые люди, обманутые на большие деньги. Первый сайт в интернете. Первое разочарование в так называемом Западе. Первый укол ностальгии по советскому прошлому. Первое всё.

    Это было время невозможного – в глазах современного человека – могущества информации. Время, когда не то что популярными, но чуть не сакральными делались то телевизор, то литературные журналы, то ежедневные газеты, то кассета с переписанным новым альбомом какой-то группы, за которой стоило ехать через весь город, то возможность попасть на чужую работу – и там быть допущенным за компьютер, чтобы набрать неумелыми ещё руками адрес, получая удивительное электронное письмо. Источники информации стремительно меняли пароли и явки: телепрограммы закрывались, газеты покупали и сбывали олигархи, на смену кассетам и виниловым пластинкам приходили DVD-диски, являлись волшебные пейджеры, интернет был страницей в журнале, специальной рубрикой под названием «интернет» (смешно, но ведь именно так и было), где демонстрировались обложки сайтов и рассказывалось об их появлении, – но тогдашний человек, лихорадочно поглощавший всё новое, мгновенно ориентировался в этой смене декораций и нисколько не удивлялся, что жанры и методы жить и что-то узнавать через пару лет уже безнадёжно устаревали.

    Это было время, которое до такой степени утвердило себя как норму, безумную норму непрерывных перемен, что жившие внутри этого потока, и особенно молодые, уже не представляли, что бывает и по-другому. Что произойдёт переключение скорости. Замедление. Но это произошло. Характерное свойство новой эпохи состоит в том, что все её новости можно пересказать за три минуты, да и то придётся подумать, что же такого случилось за эти двадцать лет. Представьте себя в роли такого рассказчика.

    – Ну, что тут было. Да почти ничего. Крым вот вернули. Сейчас вирус ходит, надо носить маски. А что ещё произошло… Даже не знаю. Мобильные телефоны теперь у всех есть. Хорошие мобильные телефоны. Мобильные телефоны с интернетом и фотоаппаратом. И можно без всяких газет, без компьютера, где угодно, хоть на сеновале – нажать на кнопку и прочитать, что все вокруг – дураки, ну и отправить на всеобщее обозрение свою рожу. Вот, собственно, и всё. Бессобытийное, еле ползущее время. Но замечательное, хотя и малозаметное отличие нашего медленного двадцать первого века – от прежнего и похожего цикла, что начался с отставкой Никиты Сергеича и закончился с воцарением Михал Сергеича, состоит в том, что наша медленная эпоха ползёт вопреки привычной вере в перемены.

    Советский мир скептически думал, что оттепель – это счастливая, но временная странность, тогда как шамкающий застой – это неизбежный и бесконечный порядок вещей, прочность которого никем всерьёз не оспаривалась, пока всё не рухнуло. Теперь – всё наоборот. Обаяние – или, если угодно, зловещее воздействие – быстрого времени до сих пор давит на психику, и все эти двадцать лет мы живём среди шума предсказаний, что нынешняя жизнь закончится прямо сейчас, ну, ещё через пять минут. Что падение рубля, эпидемия, война или уличная демонстрация – поставят точку. Но этой точки всё нет и нет, и медленное время упрямо не заканчивается, радуя консерваторов и огорчая либералов. Хотите перемен? Вот вам ещё один телефон, ещё моднее и ещё дороже.

    И можно было бы сделать много политических выводов из этого столкновения двух эпох, когда мы сначала бежали, бежали, не разбирая дороги, а потом вдруг остановились – и обстоятельно, никуда не торопясь, поползли. Посмеяться над людьми, которые любили думать, что кавалерийский прогресс лихо опрокидывает всё морщинистое, всё вчерашнее, но оказались приклеены к вязкому веществу новой жизни. Или не смеяться, а, наоборот, посочувствовать им. Обругать людей, воцарившихся в этой вязкости, тех, кто почти что дышит запретами, инструкциями, бессмысленными бумажками на любой случай. Или не ругать, а похвалить их за то, что они своим бюрократическим маразмом удерживают нас от хаоса.

    Но интереснее другое. Интереснее и грустнее. Дело в том, что скорость времени влияет на понимание и принятие законов жизни как таковой. И в частности, её печальных законов. Быстрое время – когда всё громко обваливается и суетливо воссоздаётся – отчасти примиряет человека со сменой поколений, со старением и смертью.

    Не сетуйте: таков судьбы закон;
    Вращается весь мир вкруг человека, –

    Ужель один недвижим будет он?

    Но если мир несколько притормаживает это своё вращение, изменения отдельной жизни кажутся несправедливыми. Это логично, если ты вырос при свечах, а состарился при электростанциях, но, если ты вырос при мобильном телефоне – и состарился при том же самом мобильном телефоне, разве что туда ещё добавили пару моднейших приложений, – разве это не ужасно? Нынешнюю биографию можно уложить в несколько ипотечных кредитов – и заранее знать, что от рождения до смерти даже этот жадный процент не слишком снизится.

    И если рассуждать аккуратно и степенно, от этой статичности вроде бы сплошная польза человеку. Живи себе, да плати вовремя, пей чай и будь уверен, что твой мир никуда не провалится. Но чувство безнадёжности, чувство какого-то романтического отчаяния и тоски – нет-нет, да и прорывается сквозь стену этого консервативного спокойствия. Если вокруг всё по-прежнему, то с какой стати я один должен стариться и распадаться?

    И хочется бросить свой чай, хочется, чтобы мир наконец провалился – и, таким образом, скорость общего времени пришла в соответствие с твоей собственной скоростью. Но это опасное чувство. И если судьба дала нам медленное время, то можно сколько угодно скучать по-быстрому – но в реальности лучше к нему не приближаться. Оттуда бьёт ток – и ветер перемен сбивает с ног. Но мы всё ещё тихо ползём – и сколько б мы ни жаловались, спасибо и слава Богу.

    Источник: блог Дмитрия Ольшанского 



     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •