Мнения

Вроде бы еще евро, но уже не союз

Евросоюз рассыпался. Без громких заявлений и назначения дат расставания двадцати семи государств. Формально эта организация пока существует, но выглядит как распавшаяся семья, каждый из членов которой живет своей собственной жизнью.

23 марта 2020, 12:42
105
Фото: SEBASTIEN NOGIER/ЕРА/ТАСС

Евросоюз рассыпался. Без громких официальных заявлений и назначения дат расставания двадцати семи государств, входящих в сообщество. Формально, правда, эта организация пока существует, но выглядит как распавшаяся семья, каждый из членов которой живет своей собственной жизнью, а на развод не подает только потому, что лень, да и некогда – других дел хватает.

ЕС исчез тихо. Просто в один далеко не прекрасный для него день из газет стран, входящих в содружество, исчезли слова «взаимовыручка», «солидарность». Они считались фундаментом всей конструкции, но неожиданно выяснилось, что обозначают то, чего в ЕС нет. Нагрянувшая внезапно проверка в виде эпидемии коронавируса выявила нехватку этих вещей на складе европейских ценностей. Зато в избытке присутствовали толерантность и образы врага.

Первой нехватку солидарности ощутила на себе Италия, принявшая удар вируса раньше всех. Казалось бы, кто предупрежден – тот вооружен: «уханьская пневмония» накатила на Апеннины не вдруг, а почти через два месяца после того, как распространилась по некоторым областям Китая. Но с «вооружением» в сфере здравоохранения у итальянцев оказалось проблемно. На всех нужного оборудования и мест в госпиталях не хватило. Так иногда бывает. Неприятно, но не смертельно – есть же Сообщество, которое поможет. Иначе зачем за пребывание в нем платятся огромные деньги и приходится исполнять распоряжения наднациональных структур, порой в ущерб национальным интересам?

Италия попросила помощи у Брюсселя, но там отмахнулись: сами заболели, сами и расхлебывайте. Нехватка мест в больницах ощущалась такая, что врачи вынуждены были выбирать, кого из заболевших принимать – из 40-летних и 60-летних предпочитали брать первых, у них больше шансов вылечиться.

Посол Италии в Испании Стефано Санино в присущей дипломатам манере огибания острых углов, отметил в интервью La Vanguardia: «Закрыть границы и сказать, что мы вам не продадим ничего, потому что завтра может понадобиться нам самим – это, конечно, оставило негативный осадок». Итальянские журналисты высказались резче. Так, зам главного редактора издания Repubblica Джанлука Ди Фео на страницах французской Figaro обвинил Брюссель в «оставлении Италии один на один с безжалостным убийцей-коронавирусом и даже не захотел наладить производство защитных масок и перчаток». Британская Financial Times написала о разочаровании итальянских властей решением Германии блокировать поставки медикаментов Риму.

Италия почувствовала себя балластом на воздушном шаре Евросоюза. Мешком с песком, который сбрасывают ради того, чтобы удержаться в воздухе, когда шар теряет высоту и обещает разбиться оземь. Говорят, Италия сама отгородилась от остальной Европы. Самоизолировалась, чтобы никого не заразить. Шаг был подан в прессе ЕС как героический, а шумиха была настолько громкой, что никто не заметил: на самом-то деле апеннинское правительство принимало решение, когда изоляция Италии уже сложилась по инициативе ее соседей, гласно и негласно перекрывшим свои границы с «чумной территорией». Германия на всякий случай еще и запретила экспорт защитных медицинских средств, масок в первую очередь.

Цепная реакция самоизоляции распространилась и на другие страны ЕС. В принципе, логичный ход, которым пользуются военные стратеги: окружить врага, лишить его возможности выхода и сжимать кольцо до полного уничтожения супостата-вируса. Китай, в принципе, действовал такими же методами, погрузив в карантин несколько городов с общим населением 60 миллионов (что равно населению Италии, кстати).

Все вроде бы очень похоже, только Поднебесная такими действиями укрепила свою государственность, а ЕС, наоборот, ослабил. В Китае организацией карантина занималось руководство страны, оно же и не просто очертило зараженные районы красной линией, через которую запретило переступать, но и озаботилось поддержанием жизни людей, оказавшихся внутри запретных зон. Европейское руководство, наоборот, плелось (и продолжает плестись) в хвосте событий, принимая решения постфактум – когда на деле что-то где-то уже произошло и ситуация сложилась без вмешательства Брюсселя.

Кто будет слушаться таких руководителей, когда все вернется на круги своя и Еврокомиссия вместе с Евросоветом и Европарламентом попытается собрать отделившиеся друг от друга пазлы в единую мозаику? Властные структуры Евросоюза не проиграли свое доминирующее положение в яростной борьбе «за демократию и против авторитаризма» – они просто тихо слились. Самоустранились от выполнения своей руководящей и направляющей роли. Никто им реальную власть по доброте душевной возвращать не будет. Наоборот, начнется раздрай по полной программе: вы нас оставили умирать? Но мы выжили, и теперь умирать ваша очередь.

Италия в числе желающих свести счеты (читай – отомстить) наверняка будет в лидерах. Конте слишком долго тянул с введением чрезвычайного положения и надеялся на помощь вышестоящих структур, которые просто кинули страну в критический момент. Поэтому на ближайших выборах (скорее всего внеочередных, чем очередных) всем тем партиям, что сейчас в правительственной коалиции, в доверии откажут. Еще в декабре 2019 года опрос, проведенный итальянским Центром исследований и социальных инвестиций Censis, показал, что 65% населения ждут, когда к руководству в стране придет сильный лидер, а 48% согласны, что он «должен обладать полномочиями на управление страной вне парламента и демократических выборов, иначе страну не поднять». В Италии такой сейчас просматривается лишь в единственном экземпляре – Маттео Сальвини. У которого к европейским структурам особый счет.

Итальянский госдолг составляет 2,4 трлн евро. Помогать стране в его погашении ни Еврокомиссия, но Евроцентробанк не в состоянии, да и не настроены. Единственным путем снижения задолженности Рима в Брюсселе видят переход апеннинского государства к политике аскетизма, урезая расходы на образование, медицину и социальные программы. Понятно, что в такой ситуации Италия будет искать решение за пределами ЕС. В Москве или Пекине – не суть важно. Важно, что вплоть до возвращения к национальной валюте с выходом из еврозоны.

Сальвини этот сценарий был разработан еще в июне прошлого года – с введением BOT (Buoni Ordinari del Tesoro) – обыкновенных казначейских облигаций номиналом в 100 евро, которые фактически будут исполнять роль параллельной валюты и которые легко можно будет превратить в основную. («Взгляд» об этом писал). Выход Италии из еврозоны – это уже никакая не разведка, пусть даже и боем. Это – стрельба прямой наводкой по финансовой основе ЕС на уничтожение. «Если Италия покинет зону евро – это вызовет банкопад по всему Евросоюзу», – считает научный сотрудник либертарианского Института Катона (США) Даг Бандоу, изложивший свое мнение на страницах издания The National Interes.

Что дальше? А дальше, как отмечает польское издание Onet, «пример Китая, победившего коронавирус быстрее, чем это удалось демократическим государствам, уверит людей, что авторитарная модель выигрышнее либерально-демократической. Популистские партии «ультраправого толка» («Альтернатива для Германии», французское «Национальное объединение», итальянская «Лига» и другие) приобретут «новых сторонников. Уровень доверия к Европейскому союзу будет снижаться, а ориентация на национальные интересы, наоборот, увеличиваться». И Евросоюз перейдет от виртуального распада, наличествующего сегодня, уже к реальному.

Собрать разбегающихся как тараканы членов сообщества вновь под одну брюссельскую крышу нереально. По крайней мере, при имеющемся в настоящее время аморфном руководстве. Чтобы закручивать гайки, во-первых, надо проявить авторитаризм, чего нынешние ведущие политики ЕС боятся, как черт ладана. А во-вторых, нужен еще и лидер, который способен на проявление этого авторитаризма. Новый Шарль де Голль, новая Маргарет Тэтчер, новый Гельмут Коль. Таких фигур в либерально-демократическом лагере стран ЕС сейчас нет.

Потому и все руководство конгломератом европейских государств (ну какое это сообщество, когда каждый занят своим делом, а вместе работать уже никому не хочется?) трудится в режиме констатации свершившихся фактов, а не управляя ими. Когда высшее руководство – ни рыба ни мясо, подчиненные начинают заниматься чем угодно, только не работой на благо организации, постепенно прибирая к рукам, что плохо лежит и приглядывая себе новое рабочее место в другой, более успешной конторе.

Читать комментарии (105)
Подписывайтесь на наши каналы
Дмитрий Волошин
14 августа 2020, 14:46
5
Главное достижение СССР после спутника и лампочки Ильича

Накопленные за 20 лет компромиссы с питанием, алкоголем, сидячим образом жизни и прочими излишествами нехорошими начинают активно подавать признаки жизни. И если в 40 это еще могут быть просто поклевки, то в 50 начнется шоу с конями.

Развернуть
Александр Малькевич
14 августа 2020, 13:04
4
Доверять нельзя контролировать

Разочарованные сотрудники Facebook теперь бросают вызов Цукербергу и руководству на общих собраниях компании, устраивают виртуальные забастовки и задаются вопросом: «Делает ли их работа мир лучше?». Боюсь только, что финал у этой истории будет традиционным для западных «новых медиа».

Развернуть
Ирина Алкснис
14 августа 2020, 12:52
112
Белоруссия проходит развилку, которую уже успешно прошла Россия

Самую большую ошибку, которую может совершить власть и ее сторонники – мазать одним миром значимую часть общества и политические силы, стремящиеся использовать его в своих деструктивных целях. Можно провести мысленный эксперимент: представьте себе, что в декабре 2011 года история России пошла иным путем.

Развернуть
Дмитрий Ольшанский
14 августа 2020, 12:02
10
Главный товар – это вражда с Россией

Когда тирания падет и восторжествует свобода, на те же самые предприятия, где сейчас собирается недовольный народ, чтобы сказать свое веское «надоело», придут. Туда придут, чтобы эти предприятия закрывать навсегда.

Развернуть
Алексей Алешковский
14 августа 2020, 09:34
18
Низы не знают, чего хотят, а верхи их не понимают

Понятно, что все мечтают о свободах, независимых институтах, сменяемости власти и вот этом всём, что считается признаками идеального демократического государства. Но идеалов в России полно, а как их воплотить в реальности?

Развернуть

Новости партнеров


Подпишитесь на рассылку

Раз в неделю мы присылаем самые важные статьи