Мнения

Увидеть Антарктиду – и умереть

24 октября 1911 года стартовала экспедиция Роберта Скотта к Южному полюсу. Конкуренцию в гонке за покорение Антарктиды Скотту составляла норвежская экспедиция Руаля Амундсена. Этому противостоянию предстояло стать самым мрачным и драматичным событием в истории континента.

журналист
24 октября 2020, 12:30
11
Фото: Daily Herald Archive/NMeM/
Global Look Press

24 октября 1911 года стартовала экспедиция Роберта Скотта – британцы должны были преодолеть три тысячи километров и добраться до Южного полюса. В этом деле они были не одиноки – конкуренцию в гонке за покорение полюса Скотту составляла норвежская экспедиция Руаля Амундсена. И этому противостоянию предстояло стать самым мрачным и драматичным событием в истории континента.

Разница в подходах

Вопрос, кто же первым достигнет Южного полюса, был и репутационным, и политическим. Так уж получилось, что обе экспедиции – и британская, и норвежская – смогли собрать финансирование, подготовиться и стартовать в плюс-минус одинаковый промежуток времени. А значит, шансы стать первыми – и получить как научную, так и национальную славу – имели и Скотт, и Амундсен.

Обе экспедиции были рассчитаны на несколько лет и подразумевали возведение капитальных домов – строение Скотта, например, сохранилось до наших дней. А вот в остальном концепции и образ действий сильно различались.

Норвежец целенаправленно искал личной славы и «спортивного» результата – добраться до полюса первым во что бы то ни стало. Поэтому все научные наблюдения, сделанные по пути, проводились, скорее, по остаточному принципу. Амундсен даже не взял в команду ни одного профессионального ученого – все моряки да погонщики собачьих упряжек.

Скотт выбрал другой путь. Он, конечно, тоже считал поход к полюсу одной из важнейших задач и тоже стремился достигнуть его первым. Но задумка была куда шире – Скотт нацелился на широкую программу научных исследований. Он даже санкционировал месячный санный поход по суровейшей антарктической зиме – а все ради того, чтобы вовремя добраться до пингвиньих яиц.

Все дело было в том, что пингвины считались самой примитивной птицей на земле, и ученые могли бы многое сказать об истории их развития, изучив пингвиний эмбрион. Но идти пришлось в условиях, когда в теплый день на улице минус 50, оставленная в палатке перед залезанием в спальник одежда застывает на холоде так, что в нее не залезть без посторонней помощи, а на улице почти вечная ночь.

Впрочем, эксперименты касались не только самой Антарктики, но и средств ее освоения. В противовес Амундсену, который выбрал самый простой и очевидный транспорт в виде собачьих упряжек, Скотт пошел сразу несколькими путями. Он взял тех же собак, маньчжурских лошадей, индийских мулов и моторизованные сани. Во многом из-за того, чтобы сделать конкретные выводы – что насколько полезно и в каких именно условиях.

Увы, но стремление сделать все и сразу, а также попробовать как можно больше вариантов Скотта во многом и сгубило.

Перенапряжение сил

Как англичанам, так и норвежцам предстоял сложный путь. Антарктида брала не только холодом, ветрами и практически полным отсутствием еды. Исследователей поджидали крутые горы и коварные, скрытые под снегом и тонкой коркой льда, трещины. Боязнь последних заставляла привязываться веревками к саням. Если идущий впереди них падал в трещину, у него всегда была возможность вылезти обратно. Правда, это зверски отнимало силы и время.

А они были нужны, особенно англичанам. Им фантастически не везло с транспортом – лошади и мулы массово умирали, тракторы ломались, а собак было слишком мало. И поэтому им постоянно приходилось тащить сани самим. Нагруженные сотнями килограммов оборудования, палаток, еды и топлива, они были тяжелейшей ношей. И тянувшие их лыжники буквально выдыхались.

Британцы шли единой колонной, из которой время от времени отделялись следующие обратно группки по четыре-пять человек. Смысл был в том, чтобы заложить пищевые и топливные склады для успешного возвращения обратно остальных. Предполагалось, что до самого полюса в итоге дойдут только четыре человека – хотя по итогу предприятия Скотт взял пятерых.

Самое страшное выяснилось, когда позади было уже две трети пути: из записей Скотта ясно, что к тому времени люди выдохлись – проходимый в примерно одних и тех же условиях дневной километраж неизменно падал. Ни к чему хорошему это привести не могло.

Хуже, чем на Первой мировой

Оставшаяся после отправления обратно вспомогательных групп пятерка Скотта все же достигла Южного полюса. Но там к физическому истощению прибавился сперва шок, а затем и уныние. Оказалось, что Скотт проиграл гонку к полюсу – Амундсен без каких-то серьезных проблем добрался до него, и водрузил там норвежский флаг.

Удрученные, британцы отправились обратно. Силы были на пределе, и с каждым днем становилось все сложнее. На полпути обратно – месяц спустя – от истощения умер первый член экспедиции. Еще через месяц, когда оставалось пройти около четверти, погиб второй – армейский капитан Отс. Бедняга сознательно пожертвовал собой – понимая, что он все равно не дойдет до побережья, он вышел из палатки в страшную метель, фактически покончив жизнь самоубийством. Все для того, чтобы не быть обузой для других.

Оставшиеся три человека во главе со Скоттом продержались еще две недели, но в итоге умерли, не дойдя совсем чуть-чуть до очередного склада с топливом и едой. Позже их палатку с телами и записями нашли другие члены экспедиции, отправившиеся на поиски не вернувшихся товарищей.

Экспедиция к полюсу по плану Скотта оказалась тяжелым делом. Один из участников позже вспоминал, что в окопах Первой мировой было как-то попроще – а ведь там не было недостатка ни в тяжелых условиях, ни в летающих осколках.

Британская империя много раз лезла в далекие земли, чтобы поживиться за счет каких-нибудь очередных туземцев или колоний других европейских держав. Но антарктические экспедиции – совсем другое дело. Немедленно или хотя бы среднесрочно нажиться на этом деле было практически нереально – что понимали почти все участники экспедиции Скотта. Эти люди сознательно приносили жизни и здоровье на алтарь науки – благородное начинание во все времена. И пусть Скотт насовершал кучу ошибок – по крайней мере, он их честно задокументировал, и тем самым избавил других от их повторения.

Читать комментарии (11)
Подписывайтесь на наши каналы
Игорь Мальцев
27 ноября 2020, 17:30
11
Нюрнбергский процесс до сих пор вызывает вопросы

И, слово за слово, он с гордостью заявляет, что его отца убили в Сталинграде русские (нет, не «погиб», не «пал», а именно «убили русские» – er wurde ermordet), и смотрит с вызовом, как будто я должен в чем-то покаяться и извиниться за Дом Павлова.

Развернуть
Сергей Козлов
27 ноября 2020, 11:58
2
Как подготовить спецназ к уничтожению американских ракет

Почему обнаружение и уничтожение американских ракет средней и малой дальности было важнейшей задачей советского спецназа в пору холодной войны? Мало ли у нас было средств разведки и поражения в те годы?

Развернуть
Александр Тимохин
27 ноября 2020, 09:32
9
Россия должна вмешиваться во внутренние дела «партнеров»

Подлинная независимость – для тех стран и народов, которые в силах ей распорядиться без вреда для себя и для России. Нам пора сделать это базовым принципом нашей политики, иначе Карабах раз за разом будет повторяться в разных местах.

Развернуть
Герман Садулаев
26 ноября 2020, 18:35
18
За кем пойдут миллионы из Instagram и Youtube

Никакой тиктокер не выведет «миллион своих подписчиков» на улицы. Никакой видеоблогер, рассказывающий о путешествиях или постящий забавных котиков, не убедит избирателя голосовать так, как он скажет. Всем плевать.

Развернуть
Геворг Мирзаян
26 ноября 2020, 13:10
10
Зачем США провоцируют российскую армию

Америка продолжает устраивать России военные провокации. Устраивать – и надеяться на то, что российская реакция поможет американской дипломатии вернуть союзников в антироссийское стойло.

Развернуть

Новости партнеров


Подпишитесь на рассылку

Раз в неделю мы присылаем самые важные статьи