Владимир Жириновский – это человек и явление в одном флаконе. Как человек он интересен, как политическое явление мне активно не нравится. Но, как говорится, даже сломанные часы два раза в день показывают точное время. На прошлой неделе Владимир Жириновский показал время с необыкновенной точностью – и спасибо ему за это: может быть, это зачтется ему в заслугу, которая перевесит многое.

Законопроект об облегченном предоставлении российского гражданства русским, проживающим за рубежом, подготовленный ЛДПР, был отвергнут большинством, поддержавшим доводы профильного комитета Государственной думы: «Концепция представленного законопроекта не может быть поддержана, поскольку установление каких-либо преференций по национальному признаку не согласуется с частью 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, согласно которой государство гарантирует равенство прав и свобод человека независимо от его национальной принадлежности».

К этим доводам мы привыкли – потому что привыкали долго. Они берут начало в марксистско-ленинской революционной теории и сохранились фактически в неизменности при переходе от «интернациональной» советской риторики к «многонациональной» риторике постсоветской. Суть сформулировал Ленин с присущей ему ленинской простотой в последние дни его сознательной жизни в декабре 1922 года – в полемике со Сталиным по вопросу о национальностях или об автономизации.

Ленин, разбирая этот «пресловутый вопрос об автономизации, официально называемый, кажется, вопросом о союзе советских социалистических республик», обвинил своих товарищей – Сталина-Джугашвили, Орджоникидзе и Дзержинского – в том, что «своим истинно русским настроением (известно, что обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части истинно русского настроения)» они подрывают самые основы священных принципов интернационализма.

«Необходимо отличать, – учил Ленин,  национализм нации угнетающей и национализм нации угнетенной, национализм большой нации и национализм нации маленькой. По отношению ко второму национализму почти всегда в исторической практике мы, националы большой нации, оказываемся виноватыми в бесконечном количестве насилия... Поэтому интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей... то неравенство, которое складывается в жизни фактически».

Изложил Ильич и основы программы дерусификации, не утратившей силу за минувшие 97 лет. «Надо ввести строжайшие правила относительно употребления национального языка в инонациональных республиках, входящих в наш союз, и проверить эти правила особенно тщательно. Нет сомнения, что под предлогом единства железнодорожной службы, под предлогом единства фискального и т. п. у нас, при современном нашем аппарате, будет проникать масса злоупотреблений истинно русского свойства. Для борьбы с этими злоупотреблениями необходима особая изобретательность, не говоря уже об особой искренности тех, которые за такую борьбу возьмутся. Тут потребуется детальный кодекс, который могут составить сколько-нибудь успешно только националы, живущие в данной республике».

Сегодня – через 96 лет после рождения СССР и через 28 лет после его смерти – идеи Ленина живут и, как обычно, пытаются победить всех не только в отдельно взятых странах, но и во всемирном масштабе. Ленина, конечно, можно считать основоположником террористической войны меньшинств против прав большинства на века вперед. Практически под ленинскими знаменами (сейчас их называют политкорректными) гомоджихадисты и радфемгазаватники «раскулачивают» и «расказачивают» преступное большинство нормальных мужчин и женщин. А уж знамя борьбы за права всех национальностей против прав русских – как и не выпадало из гробовых ленинских рук.

Вопросы формулировок и соответствия законов друг другу, конечно, важны. Но как можно не понимать (и тут – впервые за 28 лет заочного знакомства – я готов понять и поддержать экзальтацию Владимира Вольфовича), что речь идет о мерах абсолютно срочных, необходимых критически, вчера, да что там вчера – по меньшей мере пять лет назад (на самом деле 28 лет назад)? Как можно не чувствовать ответственности за судьбы миллионов русских, являющихся государствообразующим народом, но лишенных национального государства? Почему никто не запрещает быть еврейским национальным государством Израилю (75 процентов населения – евреи), латышским национальным государством – Латвии (62 процента латышей), малайским национальным государством – Малайзии (50,1 процента малайцев), а сам вопрос о русском национальном государстве (80,9 процента русских) подпадает под экстремистскую статью?

Между тем, в советское время признавались 14 братских народов СССР, образующих совместно с народами РСФСР (а не с русским народом!) советский народ. Сегодня признается и политически оформлена субъектность башкирского, татарского, якутского и много каких еще составных частей многонационального народа РФ. Субъектность русского народа не была упомянута в Конституции СССР (потому что РСФСР была федеративной республикой, в состав которой входили несколько автономных республик, областей и округов, названных по национальному признаку, и множество краев и областей, названных по признаку географическому). А в Конституции Российской Федерации, принятой от имени ее многонационального народа, слово «русский» употребляется 1 (прописью ОДИН) раз – в словосочетании «русский язык».

Может быть, и не стоило бы так эмоционально обзывать разными словами авторов заключения «профильного комитета» и проголосовавших против законопроекта депутатов. Профильный комитет Госдумы (и многие ее депутаты) остаются в плену привычных стереотипов. Впрочем, как раз стоило, может быть, и еще резче стоило бы, чтобы они наконец прочухались и поняли, «что ныне лежит на весах и что совершается ныне».

Буквально в эти дни продолжается неравная (и почти уже проигранная) война за жизнь и свободу Ирины Воронцовой, живущей в России жены гражданина России, которую всей своей бюрократической силой выдавливает сейчас на поругание палачам СБУ наше юридически подкованное ГУ по вопросам миграции МВД РФ (бывшая ФМС). Елена Бойко, выданная эсбэушникам в конце 2018 года, в застенках. В тех самых застенках, в которых «покончила с собой» в начале прошлого года Марина Меньшикова, активистка «Антимайдана», выданная на расправу бандеровцам решением Крымского (нашего!) суда – о чем с удовольствием сообщил днепропетровский мэр-людоед Борис «Вешать будем потом» Филатов, пообещав каждому из русского сопротивления: «Россия бросит тебя всегда».

А иногда этим людям получается помочь. Когда в дело вступают совестливые влиятельные – такие, как Сергей Шаргунов или Маргарита Симоньян. И тогда ополченец ДНР Николай Трегуб, отсидев в застенках (ой, извините, «в Центре временного содержания иностранных граждан» за колючей проволокой) полгода, все-таки (спасибо Шаргунову!) не передается с рук на руки в застенки СБУ. И тогда (спасибо Симоньян!) берется под личный контроль судьба 82-летней Клавдии Мальцевой, уже съездившей несколько раз в «миграционный центр» в Сахарово, издевательски размещенный в 50 километрах от МКАД, а у музыканта Олега Артемова появляется шанс, что его признают сыном Ольги Артемовой, а не пошлют за справкой про букву «е» на Украину, где его сразу же забреют в АТО.

Но это только громкие, нашумевшие истории (предотвратить которые оказались способны или бессильны активисты-правозащитники, депутаты и журналисты). Страшно даже подумать об истинном числе пострадавших и страдающих соотечественников, вынужденных годами вымаливать принадлежащее им по праву истории (если кому-то не нравится «по праву крови»), а еще более страшно – о количестве тех, кого за недоказанностью бумажек выдали врагу.

Ну и уже совсем адом отдает сам по себе факт: через 28 лет после провозглашения Российской Федерации «государством – продолжателем СССР», через 19 лет после начала «новой эры» в истории постсоветской России, через 12 лет после «мюнхенской речи» Владимира Путина, через 11 лет после Дня независимости 08.08.08, через пять лет после возвращения Крыма и Русской весны, на фоне того, что русофобия и искоренение русскости стали мейнстримом международной политики Запада, вопрос о немедленном, в 24 часа возвращении российского гражданства всем желающим русским в мире отдается на откуп «профильным комитетам» и зациклившимся на «примате юридических норм» законодателям.

Да, конечно, Жириновский сам юрист и, как известно, сын юриста. И многие депутаты юристы. И вообще, за неимением конституционно запрещенной государственной идеологии у нас в стране действуют две идеологии секретных – идеология социального апартеида имени Гайдара и Айн Рэнд и идеология юризма, из-за которой у нас вся страна помешалась на аббревиатурах вроде «ГБУ ОМБЗДОН ООЗЧ «Столовая средней школы номер 3», судебные приговоры занимают сотни и тысячи страниц (а не три–четыре, как при ужасной советской власти), а русские, лишенные Родины клятвопреступниками из бывших братских республик, остаются предоставленными сами себе. И «Центру временного размещения» (впрочем, это лучше, чем СБУ).

Поэтому спасибо Жириновскому. Да и нам не дремать. Мы, конечно, правы, обвиняя Вашобком в борьбе против России, Русского мира и русских. Но получается, что и Нашобкому – в лице несмываемой и не тонущей нашей номенклатуры-бюрократии – русские как-то не особо нужны: Нашобкому больше по нраву пугать себя и людей самостоятельно выдуманными кусачими бяками страшного русского национализма.

Так что остается один ответ на вопрос «Кому нужны русские?». России они нужны. Равно как и Россия нужна русским – здесь и во всем мире. Родной Русский Дом – со всегда распахнутыми для них дверями. А все остальные, подступая к вопросам о русских и России, обязаны задуматься: а кому будут нужны они, если им судьба России и русских менее важна, чем их извечное «как бы чего не вышло».