Мнения

Наполеон взял с собой в бессмертие всех желающих

205 лет назад император получил свой «золотой парашют». Так сейчас на языке топ-менеджеров называется набор бонусов, который должен примирить человека с отставкой и сделать его лояльным почетным пенсионером в самом расцвете сил.

доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
6 апреля 2019, 16:20
55
Фото: Жак Луи Давид/«Бонапарт на перевале Сен-Бернар»

205 лет назад Наполеон получил свой «золотой парашют». Так сейчас на языке топ-менеджеров называется набор бонусов, который должен примирить человека с отставкой – и сделать его лояльным почетным пенсионером в самом расцвете сил.

6 апреля 1814 года Наполеон подписал отречение от престола. История драматичная, которой предшествовал поход на Россию, великая война 1813 года – с невиданной «Битвой народов» под Лейпцигом (сопоставимых сражений Европа не увидит вплоть до Первой мировой) и отчаянной кампанией 1814 года уже на территории Франции, в которой Наполеон продемонстрирует вершины военного искусства, заставившие Клаузевица, анализирующего ту войну, вспоминать лучшие эпизоды Итальянской кампании, принесшей тогда еще генералу Бонапарту славу великого полководца.

Но все было напрасно. В конце концов союзники побеждали – и что еще важнее, французы безнадежно устали от войн и от собственного величия.

Уже на Святой Елене, после ста дней и второго отречения, Наполеон говорил, что нет ничего, стоящего дороже и портящегося быстрее, чем слава.

Все устали – маршалы, сенаторы, горожане и крестьяне. Но уходить им было некуда – и потому уйти пришлось тому, кто, казалось, никогда не устанет. Талейран устроил уход. И когда Александр I, царь-победитель, которого все рифмовали с Александром Македонским, размышлял над вариантами замещения французского престола, бывший и будущий министр иностранных дел заявил: «Либо Наполеон, либо Бурбоны, все прочее – интрига». Герцог Отенский был опытный интриган и знал, о чем говорил.

Наполеону ничего не оставалось, кроме как подписать отречение – когда от него отреклись все.

Союзники спорили – как поступить с низвергнутым гением. Англичане предлагали суровость и контроль, русский царь настаивал на щедрости – чтобы богатством отступных примирить Наполеона, его семейство, его маршалов, герцогов и т.д. с поражением.

Наполеон получил то, на что самая богатая фантазия не могла бы надеяться: остров в собственное владение, многомиллионное содержание, свой двор и свою старую гвардию. И даже собственный титул – потеряв Францию, он остался императором. Большое наполеоновское семейство получило – каждый – собственные отступные, за ними были сохранены их состояния, накопленные за годы владычества (старушка-мать беспокоилась и вкладывалась в бриллианты).

Все это может (по сегодняшним временам) выглядеть пределом желаний. Если под властью понимать возможность обогащения – и надеяться на обеспеченную старость и покой, ради которых можно задавить любого.

Наполеон восстал – и второй остров оказался гораздо хуже, принципиально хуже первого. Нам сегодняшним его побег и вся авантюра «ста дней» кажутся побегом из рая. Сегодняшние готовы душить друг друга – лишь бы оказаться на своей Эльбе, с дворцом, прислугой и верной службой безопасности – и состоянием, обеспечивающим всех потомков вплоть до того времени, пока Земля не налетит на небесную ось.

Наполеону дали все – абсолютно все, о чем может желать человек в ранге замминистра и выше.

Но ему было нужно иное – власть и слава. Он был политическим животным.

Он ощущал себя заживо погребенным. Потому что он знал, что единственное дело, которое он умеет делать хорошо – это делать историю. А человек без любимого дела – сохнет.

Для Наполеона вопрос – тварь он дрожащая или право имеет – никогда не стоял. Имел, имею и буду иметь любую тварь, а дрожащая она или нет, это ее личное дело – отвечал он для себя, и ему не надобно было пришивать петличку к летнему пальто, его петличкой была шхуна, на которой он, с верными гвардейцами, проскользнул между британскими кораблями, сторожившими его покой.

Наполеон хорошо понимал, как устроено время. И знал, что слава – продукт не только скоропортящийся, но и тот, в отсутствие которого начинаешь томиться. Она вызывает привыкание. И тем сильнее ломка, когда на смену ей приходит бесславие. А именно его олицетворяли Бурбоны – приехавшие в обозе армий победителей, публично презираемые Александром I.

Русский царь был потрясен невероятной победой над Наполеоном – я думаю чувство было такое, как если бы Одиссей со своими подручными навалял всем бессмертным богам сразу – какое-то невозможное несовпадение весовых категорий.

Впрочем, и сам Наполеон – правда, уже на Святой Елене – признавал, что и во второй раз сдаваться надо было русским. Все-таки Россия граничит с Богом – и, по крайней мере, избавлена от английской разумности, которую нам так трудно отличить от мелочности. Англичане и в первый раз предлагали принять все мыслимые меры безопасности, чтобы заживо похоронить мировой дух на обочине Европы – со второй попытки у них это получилось.

Итак, главное – сдаваться надо русским. Это урок Наполеона всем и на все времена.

Наполеон взял с собой в бессмертие всех, кто был готов к этому путешествию – от Нея и Мюрата до старой гвардии.

И он знал, что это последняя попытка. И – что гораздо важнее – это про красивое завершение истории. Которая оказалась столь нелепо скомкана уютным отречением в апреле 1814 года. Это словно к шекспировской трагедии прилепили финал из фарса Сухово-Кобылина.

Наполеон жил в истории – и историей. И заботился прежде всего о ней и о своем месте в ней. Он целил в вечность – и здесь решил и напоследок выбить 10 из 10.

Не случайно они с Гёте нашли друг друга – два великих драматурга, а Кундера все это описал – сбежав из истории в свой лучший роман, который по-русски переводится как «Бессмертие», но по-чешски звучит гораздо выразительнее, поскольку нет той стертости для уха, которые рождает у нас перевод – «Nesmertelnost».

Он желал красивого финала – как у тех античных классиков, которых читал в юности, когда записывал в тетрадке в военном училище, изучая географию, про «Святую Елену, маленький остров». Он верил – как и его современники, поверившие за ним, – что красота не про обман, а про истину, что живешь перед глазами вечности и даже если никому не известно, как ты прожил свою жизнь, в глазах истории – хотя бы своем собственном взоре – ты знаешь все. И как сказал он в разговоре с Гёте – «со смертью жизнь обращается в судьбу».

Читать комментарии (55)
Подписывайтесь на наши каналы
Сергей Миркин
21 сентября 2020, 17:45
0
Зеленский не дождется самоликвидации ЛДНР

Проукраински настроенных персонажей в ЛДНР меньшинство. Большая часть людей связывает свое будущее с Россией. И лучше всего это подтверждает тот факт, что с каждым днем становится все больше граждан, которые получают паспорта РФ.

Развернуть
Павел Волков
21 сентября 2020, 12:02
10
Украинские шахтеры ушли под землю

Работяги из Кривого Рога, родины президента Зеленского, уже две недели сидят под землей, потому что дальше так жить нельзя. Чего же хотят шахтеры? Они хотят всего лишь выжить.

Развернуть
Тимур Шерзад
21 сентября 2020, 09:04
13
Двадцатый век был столетием диктаторов

Двадцатый век начался с крушения монархий – и это приводило к образованию далеко не только демократий. Но даже среди диктатур были страны, творившееся в которых безобразие было значительно выше нормы. Поговорим о «тройке лидеров».

Развернуть
Кот Скрипаля
20 сентября 2020, 15:22
19
Лондонские шпили-вили Навального

«Агенты ГРУ» Петров и Боширов ездят в Солсбери смотреть на шпили. «Агент МИ-6» Мария Певчих на шпильках летит в Новосибирск за Навальным. Отравление – кома – санкции, и как в добрых голливудских фильмах, при съемках никто не пострадал.

Развернуть
Глеб Простаков
19 сентября 2020, 15:10
10
Газовая конкуренция России и США в Европе становится взрывоопасной

Для Газпрома и России в целом – это новая реальность. Излюбленная мантра об экономической целесообразности больше не работает. Экономика в чистом виде больше не решающий аргумент при принятии решений.

Развернуть

Новости партнеров


Подпишитесь на рассылку

Раз в неделю мы присылаем самые важные статьи