Мнения

Князь и рыбы

Вряд ли хоть одному здравомыслящему французу придет в голову заменить парижский кораблик на щите потому, что Эйфелеву башню знают во всем мире и она привлечет туристов. Но в Переславле-Залесском такая мысль возникла.

кандидат исторических наук, публицист
13 октября 2016, 22:00
33
Фото: из личного архива

7 октября в СМИ появилась информация о странной инициативе городских властей города Переславль-Залесский.

Стало известно, что частью работ по разработке городского бренда планируется сделать изменение герба Переславля.

Бывали случаи изменения гербов, но они связаны с исключительными событиями

Предполагается, что вместо рыб, вероятно, сочтенных «неинтересными и плохо продвигающими бренд города», на гербовом щите окажется князь Александр Невский, родившийся в Переславле, бывшем тогда уделом его отца Ярослава Всеволодовича.

Все мы знаем, что Переславль – один из древнейших городов Залесской Руси, входящий в «Золотое кольцо России», известный множеством исторических и архитектурных памятников – по праву считается важным туристическим центром.

Для всех очевидно, что туристическая отрасль в России все еще занимает недостаточно важное значение в экономике, что она недооценена и слабо развита.

Понятно, что для развития туризма необходима большая работа, которая включает в себя как важную составляющую региональный маркетинг и связанный с этим брендинг городов и территорий.

Известно, что на Западе городской бренд стал составляющей политики работы с туристами, элементом формирования положительного облика и узнаваемости городов. Все вышеперечисленное очень важно, и это вряд ли кто-то будет отрицать.

Но к чему это привело, приняв форму инициативы городской администрации Переславля?

К странному, пожалуй, даже уродливому явлению – потере исторической памяти, преемственности, разрыву с традицией.

Гербом Переславля стали  две золотые сельди на черном поле  щита(фото:Vector-images.com/wikipedia.org)

Гербом Переславля стали две золотые сельди на черном поле щита (фото:Vector-images.com/wikipedia.org)

Как говорил барон Мюнхгаузен, «война – это не покер, ее нельзя объявлять когда вздумается». Так вот геральдика – вещь, возможно, не менее важная, чем война.

Многие войны начинались из-за гербов. Предметом спора, продолжавшегося несколько сотен лет и сопровождавшегося целой чередой войн, было использование на гербе Англии французских королевских лилий.

Герб страны, города или фамилии – это всегда древний символ, который не меняется из-за сиюминутных соображений (даже если кажется, что, изменив герб, мы привлечем в город больше туристов и получим большую прибыль).

Если мы посмотрим на гербы европейских городов, то обнаружим, что они существуют в неизменном виде со времен Средневековья и сами давно превратились в бренд.

Вряд ли хоть одному здравомыслящему французу придет в голову заменить парижский кораблик на щите, потому что, скажем, Эйфелеву башню знают во всем мире и она, будучи изображенной на гербе, привлечет туристов.

Немцы сочтут сумасшедшим того, кто будет призывать сменить берлинского гербового медведя на Бранденбургские врата, хотя их, безусловно, знают куда лучше. И никакие доводы маркетинга не сдвинут их с этой позиции.

В прошлом бывали случаи изменения гербов, но они связаны с исключительными событиями. Например, Россия в XVI веке взяла себе новым гербом двуглавого орла вместе с объявлением претензий на Византийское наследие и статус империи.

Даже в США, стране очень современной, необремененной долгой историей и склонной к различным новшествам, во всех исторических городах есть герб, который они получили еще в XVIII или XIX веках, и существующий вместе с ним символ города, эмблема, бренд. Никто никому не мешает.

Напротив, в данном случае возникает своеобразная синергия символов, когда городской логотип рекламирует герб, а герб дает городской символике связь с прошлым, традицию, ощущение добротности и несиюминутности.

Как раз в этом ряду находится переславский герб.

Ему уже более 200 лет, впервые он был установлен в 1781 году, когда после губернской реформы Екатерины Великой все губернские и уездные города должны были получить свои гербы.

Немалая часть городов уже имела к тому моменту герб, но Переславлю герб был разработан в это время. Им стали две золотые сельди на черном поле щита.

По тогдашним правилам на герб уездного города добавлялся герб губернский, поэтому верхнюю его часть занимал владимирский золотой лев в красном поле.

После 1917 года гербы на время исчезли из употребления как символы царского прошлого.

Но начиная с 1960-х годов в России началось своеобразное историко-культурное возрождение.

Появился интерес к прошлому своей страны, ее отдельных краев, городов, стало зарождаться движение охраны памятников, в защиту русской культуры выступили писатели и ученые.

На фоне этого в 1967 году появилось понятие «Золотое кольцо» как общность нескольких старорусских городов, сохранивших большое число историко-архитектурных памятников и поэтому представлявших значительный туристический интерес.

В число символов городов Золотого кольца включили и старинные городские гербы, многим из которых к тому времени было уже более 300 лет.

Вспомнили и про Переславль, ему сделали новый герб в 1972 году.

Советский герб выглядел так: на голубом щите две серебряные рыбы (оставшиеся от старого герба), а сверху развернутая серебристая кинопленка, поверх которой изображение золотого трехмачтового парусника.

Даже сильнейший советский исторический нигилизм не дал покуситься на переславских рыб – они остались. Им, конечно, добавили в компанию кинопленку (а в СССР считалось, что герб должен обязательно отражать «трудовые будни») и корабль в честь Потешной флотилии Петра Великого.

Впрочем, что интересно, эта новодельная эмблема не получила популярности и фактически везде продолжал использоваться старый «екатерининский» герб.

В 2002 году, в ходе начавшегося в 1998 году процесса упорядочивания территориальной геральдики России (в чем автору удалось непосредственно принять участие, как в работе федерального геральдического совещания, так и в разработке герба Ярославской области), все регионы России, до этого использовавшие государственный герб, были должны постепенно принять собственные гербы с тем, чтобы двуглавый орел остался бы только в ведении федеральных структур.

Процесс это был достаточно медленный, осложнялся тем, что «на местах» было крайне мало специалистов по геральдике, но уже к середине 2000-х годов гербы областей и городов были разработаны и узаконены.

Большинство регионов пошло по самому правильному пути – они восстановили те гербы, что у них были до 1917 года.

А поскольку у Переславля – старинного русского города – такой герб был, то в 2002 году после геральдической экспертизы был восстановлен герб с двумя золотыми сельдями, но уже без верхней части с владимирским львом, так как к тому времени Переславль уже давно находился в составе Ярославской области.

Казалось бы, ничто не мешало долгой жизни старого герба, но тут пробудилась чиновническая инициатива.

По признанию главного архитектора Переславля-Залесского А. Цымбалова, у них нет специалистов по геральдике. Но зато, видимо, в достатке каких-то чрезвычайно деятельных маркетологов, которые и подбросили руководству города идею смены герба. Какой в этом смысл, непонятно.

Напротив, очевиден немалый имиджевый ущерб, который неизбежен в том случае, когда старый город ради эксперимента отказывается от герба, принятого еще Екатериной Великой, и хочет поместить на щит князя Александра Невского.

Конечно, роль Александра Невского в прошлом Переславля значительна, но он там прожил лишь первые девять лет своей жизни, а вся его дальнейшая деятельность связана с Новгородом и все свои славные дела он совершил именно там.

К счастью, новгородские власти еще не додумались поменять герб Новгорода, будем надеяться, что этого и не произойдет.

Но изменение герба – это не только коренной слом образа города, складывающегося столетиями, это еще и затраты.

Но ладно затраты! В результате мы получим герб, который графически будет чрезвычайно схож либо с гербом Рязани, на котором уже изображен стоящий князь, либо с гербом Москвы, на котором изображен всадник св. Георгий Победоносец (первоначально изображавший именно князя московского).

Зачем допускать такую ошибку, в этом случае бьющую прямо по заявленной цели – повышению узнаваемости и туристической привлекательности города – решительно непонятно.

Очень надеюсь, что этого не произойдет и Переславль не впадет в историческое беспамятство, забыв свое прошлое и свой герб, который во все времена считался символом чести.

Читать комментарии (33)
Подписывайтесь на наши каналы
Максим Соколов
19 января 2021, 12:04
153
Арест Навального не взволновал никого, кроме Запада

Возможность применения формулы «Все прогрессивное человечество» наверняка взбодрит российских Гозманов. Будем считать, что западные политики, использующие Навального просто как инструмент, считают своей очень важной задачей сделать приятное Гозманам.

Развернуть
Сергей Худиев
19 января 2021, 09:10
50
Как предать мать и стать героем

Поощрение доносов на родителей – признак острой фазы тоталитаризма, когда правящее движение ставит вопрос ребром: или семья, или партия. Партия требует абсолютной, безоговорочной преданности, которую дети и могут продемонстрировать, сдав своих родителей.

Развернуть
Дмитрий Гололобов
18 января 2021, 16:43
1
Ну и где у нас цифровой концлагерь?

Все эта борьба с экстремистскими и прочими агрессивными высказываниями была навязана России исключительно Европой в рамках яростной общеевропейской кампании борьбы против так называемого hate speech. Есть масса международных документов, которые просто обязывают всех бороться с «агрессивными высказываниями».

Развернуть
Святослав Шевченко
18 января 2021, 15:55
33
Крещенские купания – это холодная вода вместо Бога

Каждый раз накануне Крещения все интересуются – будет ли батюшка окунаться в ледяную воду? И каждый раз удивляются ответу, что этот народный обычай не имеет прямого отношения к Церкви, а значит, делать это православным верующим не обязательно.

Развернуть
Дмитрий Дробницкий
18 января 2021, 11:58
14
Байден принес в мир четыре новых войны

Срежиссированные американские выборы, жесткие баны в социальных сетях, угрозы уголовного преследования инакомыслящих и обещания восстановить пошатнувшийся миропорядок – это не конец войны, а самое ее начало. Да не одной войны, а нескольких – жестоких, затратных и с непредсказуемым исходом.

Развернуть

Новости партнеров


Подпишитесь на рассылку

Раз в неделю мы присылаем самые важные статьи