Глеб Простаков Глеб Простаков Конфедерация стран Сахеля и новый антиколониализм

«Лучший способ управлять с проблемами в Африке – их игнорировать». Похоже, что те, кто игнорировал проблемы Африки, а скорее, использовал их для собственной выгоды, сегодня вытесняются с континента. А их место занимают страны и союзы, продвигающие антиколониальную, многополярную повестку. Например, Россия.

0 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

6 комментариев
Андрей Рудалёв Андрей Рудалёв Почему русские никогда не станут европейцами

«Одним из самых тяжелых последствий европеизации является уничтожение национального единства, расчленение национального тела», – писал Николай Трубецкой столетие назад о судьбе народов, пожелавших уподобиться Европе.

31 комментарий
22 ноября 2022, 20:30 • В мире

Почему шарф Орбана напугал Украину и Румынию

Почему шарф Орбана напугал Украину и Румынию
@ кадр из видео

Tекст: Дарья Волкова,
Михаил Мошкин

Жест Виктора Орбана в поддержку венгерской сборной по футболу обернулся международным скандалом. Украина и Румыния возмутились тем, что Орбан появился на матче в шарфе с изображением границ «Великой Венгрии». В чем заключаются истинные причины подобной реакции и к каким последствиям в отношениях Венгрии с соседями этот жест Орбана может привести?

МИД Украины намерен вызвать венгерского посла «на ковер». Поводом стало то, что Виктор Орбан пришел на футбольный матч сборной Венгрии против Греции в шарфе с изображением «Великой Венгрии» – страны в границах до 1920 года. Тогда в состав венгерского государства входили территории, ныне принадлежащие Словакии, Австрии, Хорватии, Румынии и Украине.

Из соседей на «провокационный» шарфик резко отреагировали не только в Киеве (сочтя это «пропагандой ревизионизма»), но и в Румынии – МИД страны уже выразил свое неодобрение послу Венгрии в Бухаресте. При этом сам Орбан считает, что «футбол – это не политика»: «Давайте не видеть то, чего нет. Сборная Венгрии – команда всех венгров, где бы они ни жили!».

Впрочем, и в Будапеште, и в соседних столицах полагают – демонстрация границ «Великой Венгрии» (Nagy-Magyarorszag) имеет отношение если не к актуальной политике, то к значимой части венгерской идеологии и мифологии.

«Еще с 1990 года националисты используют для своих политических целей изображение границ Венгерского королевства, – напомнил газете ВЗГЛЯД профессор политологии Будапештского университета Ласло Кемени. – Они воспринимают Венгрию как нечто большее, чем государство, поскольку венгры живут не только внутри границ страны, но и повсюду за ее пределами».

Весной высказывались мнения, что в случае коллапса украинской государственности Орбан якобы должен взять под защиту венгров, проживающих в Закарпатской области. «Они в большинстве своем давно имеют венгерское подданство, – отметил Кемени. – Правда, в основном там остались проживать только старики и дети, остальные уехали работать в Европу».

При этом в начале ноября президент Владимир Путин напомнил, что по итогам Второй мировой войны ряд территорий Западной Украины были насильственно отторгнуты от Польши, Румынии и Венгрии. Однако с точки зрения местной национальной историософии Венгрия потеряла свои исконные земли еще раньше – в 1920 году.

Мадьяры (самоназвание венгров), которые на рубеже IX-X веков пришли из степей нынешней Южной России и Урала на восточноевропейскую Паннонскую равнину, сразу начали покорение окрестных народов. Еще первый король-христианин Иштван Святой (начало XI столетия) отобрал у Польши словацкие земли и утвердил венгерскую власть в Ужгороде. В начале XII века Венгерское королевство присоединяет Хорватию и захватывает у венецианцев Далмацию на побережье Адриатического моря.

Затем Венгрия пережила сложные времена: в XVI-XVII центральная часть страны была оккупирована Османской империей. Далее, после серии войн и подавления восстаний, исторические венгерские земли надолго закрепляются под властью Габсбургов. Но и в рамках австрийской монархии венгры во многом сохранили старинные права и привилегии – в частности, господство над Хорватией. При этом Антигабсбургская революция 1848-1849 годов едва не принесла венграм восстановление независимости и главенства над соседними народами.

В 1867 году соглашение австрийских немцев и венгров разделило империю на две половины. Франц-Иосиф Габсбург стал правителем двуединой Австро-Венгрии, императором австрийским и королем венгерским. Империю называли лоскутной, что было верно в плане ее этнического состава – но политически держава делилась строго пополам. «Транслейтания» или мадьярская половина империи состояла из Королевства Венгрия (включавшего в себя Словакию, Трансильванию, сербскую Воеводину и даже нынешнюю австрийскую землю Бургенланд), а также Королевства Хорватия и Славония.

Таким образом, у Венгерского королевства был выход к Адриатике – а значит, к Средиземному морю. Показательно, что будущий правитель независимой страны Миклош Хорти дослужился в империи до чина вице-адмирала императорского и королевского ВМФ – и от этого звания он не отказывался даже после того, как выход Венгрии к морю был потерян.

В Первой мировой войне Австро-Венгрия и Германия были союзниками – и вместе проиграли. 4 июня 1920 года в Большом Трианонском дворце Версаля был подписан договор, согласно которому отпавшая от Австрии Венгрия смирялась с потерей Словакии и Карпатской Руси (отошедших Чехословацкой республике), Хорватии и Воеводины (отходивших Королевству сербов, хорватов и словенцев – будущей Югославии) и с потерей Трансильвании в пользу Румынии.

«Трианонские» границы лишили страну большей части природных ресурсов, 72% территории и 64% населения. За новым рубежом остались почти три миллиона этнических венгров – в Южной Словакии, на западе Закарпатья, в Воеводине и румынском Секейском крае.

Режим адмирала-регента Хорти, который к концу 1930-х стал союзником Третьего рейха, на какое-то время взял территориальный реванш за «трианонский позор». По итогам Мюнхенского сговора о разделе Чехословакии 29 сентября 1938 года нацистская Германия и фашистская Италия провели Первый Венский арбитраж. По нему от Чехословакии к Венгрии перешли Южная Словакия и юго-западная часть Подкарпатской Руси (Закарпатья) с Ужгородом.

В марте 1939 года войска Хорти примерно за сутки разгромили в оставшейся части Закарпатья местных украинских националистов, которые попытались провозгласить «государство Карпатская Украина под охраной Немецкого рейха». Со временем Хорти получил контроль над Северной Трансильванией и Воеводиной.

Но после Второй мировой страны антигитлеровской коалиции решили вернуть Венгрию в границы Трианонского договора – что и было сделано Парижскими соглашениями 1947 года. Иосиф Сталин и Вячеслав Молотов посодействовали тому, чтобы Чехословакия передала Закарпатье Украинской ССР. В рамках соцлагеря и Варшавского договора ни о каком пересмотре послевоенных границ в Восточной Европе не шло и речи.

Современная Венгрия де-юре признает установленные в 1920 году рубежи, но ирредентизм – стремление вернуть потерянные исторические земли – лишь укрепляется

в посткоммунистический период. Напомним, что в Румынии по-прежнему живет от 1,2 до 1,4 млн этнических венгров, в Южной Словакии – не менее 450 тысяч, на севере Сербии – свыше 250 тысяч, а в Закарпатье – более 150 тыс. человек. Еще в 2010 году правоконсервативное правительство Виктора Орбана объявило 4 июня (день подписания «позорного» Трианонского договора) – Днем национального единства. Десять лет спустя, в мае 2020 года, Орбан опубликовал в одной из соцсетей карту «Великой Венгрии», чем вызвал неудовольствие президентов Хорватии и Румынии.

«Премьер Орбан много раз открытым текстом говорил о несправедливости нынешних границ страны, – отметил доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев. – А когда Венгрия председательствовала в ЕС, Орбан даже привез в Брюссель старую карту Венгерского королевства, куда входили и вся нынешняя Словакия, запад Румынии, Закарпатье, север Сербии, восток Австрии».

В действующем составе венгерского парламента заседают как минимум две партии националистического толка – «Фидес» Орбана и куда более радикальная «Наша Родина» Ласло Тороцкаи. Входящая в леволиберальную оппозиционную коалицию партия «Йоббик» сейчас объявляет себя умеренно-центристской, но еще в середине 2010-х она слыла ультраправой и также активно публиковала карты «потерянных земель Великой Венгрии».

«Так что ничего нового в том, что сделал Орбан сегодня, нет, – отмечает Трухачев. – Как нет ничего нового и в том, что по этому поводу протестует Румыния. Наверняка свой протест еще выразит Словакия. Что касается Украины – здесь протест наиболее смешон. В отличие от Румынии, где положение венгров не идеально, но у них есть право на образование на родном языке и своя партия, на Украине венгры лишены практически любых прав».

С другой стороны, протесты и недовольства Румынии выглядят также смешно, поскольку она сама пытается поглотить Молдавию – и это, по их меркам, нормально. «В то же время им не нравится то, что венгры имеют претензии на их земли. Двойные стандарты в самых ярких красках», – подчеркнул он.

«Из Словакии венгров вообще должны были выселить. Но по доброй воле Советского Союза и руководства Чехословакии этого не произошло. Поэтому в отношении Словакии у венгров, наверное, самые минимальные шансы открытой конфронтации», – полагает эксперт.

«Что же касается Румынии, если она начнет поглощение Молдавии, то Венгрия может этим воспользоваться и мотивировать свои территориальные претензии к Бухаресту. Но войны здесь не будет.

Другое дело с Закарпатьем. С учетом того, что на Украине возможно все, вплоть до резни венгров, Венгрия может и войска туда ввести», – рассуждает Трухачев. Россия в такой ситуации должна спокойно относиться к возможным действиям Венгрии,

но ровно до тех пор, пока Будапешт не предъявит претензии на сербскую Воеводину, считает эксперт. «Ну а по Закарпатью – тут мы можем лишь приветствовать Венгрию», – заключил политолог. В то же время профессор Кемени считает, что урегулировать территориальные споры практически невозможно.

«Сейчас Словакия, Румыния, Хорватия – члены ЕС. Сербия вроде бы стремится в ЕС. При этом венгры, которые живут там, имеют не только национальное гражданство, но и венгерское. Это становится большой проблемой для венгров в самой Венгрии, поскольку не проживающие в стране граждане участвуют в здешних выборах и голосуют зачастую не так, как многим бы хотелось».

Политолог также добавил, что на «российско-венгерских отношениях произошедший инцидент и территориальный вопрос вряд ли скажутся»: «Венгрия сохраняет теплые отношения с Россией, в отличие от большинства европейских стран, и я думаю, такой подход к Москве сохранится в дальнейшем».

..............