Представление о том, что британская королева царствует, но не правит, разделяют далеко не все в Великобритании. Сейчас Елизаветы Второй нет в Лондоне – на прошлой неделе она уехала на отдых в свой шотландский замок Балморал. За две недели до этого 93-летняя королева назначила Бориса Джонсона премьер-министром, уже 14-м за 67 лет ее правления. Теперь она уехала отдыхать и, по официальным данным, вернется в Лондон не раньше сентября.

А уже 31 октября Великобритания должна покинуть Евросоюз: Джонсон пообещал любой ценой осуществить Брексит, с соглашением или без. Но именно этого не хочет большая часть британской политической элиты, что в стенах парламента, что в целом. Остановить Джонсона невозможно: парламент не решится вынести ему вотум недоверия до 31 октября, а после этого менять ситуацию будет уже поздно, Брексит состоится. Именно поэтому противники Брексита в последнее время все чаще говорят о том, что необходимо вмешательство королевы.

В рамках этой кампании можно рассматривать и воскресную публикацию в The Sunday Times. В ней говорится о том, что Елизавета Вторая разочарована сложившейся из-за Брексита ситуацией и не верит в эффективность работы нынешних политиков.

«Мне кажется, что она испытывает неподдельное беспокойство. Я слышал, как она говорила о том, что разочарована тем, что нынешние политики не способны правильно управлять страной», – заявил газете источник во дворце, обладающий «безупречной репутацией». И хотя об этом королева заявила на одном из закрытых мероприятий еще в 2016 году (после того, как премьер-министр Дэвид Кэмерон подал в отставку на фоне неудачных для него итогов референдума о Брексите), собеседник издания отметил, что сейчас она разочарована еще больше:

«Она выразила свое недовольство и разочарование качеством политического руководства, и за прошедшее время это разочарование только усилилось».

Британская пресса тут же назвала это заявление самым острым за все 67 лет правления Елизаветы и чуть ли не «черной меткой» для правительства Джонсона. Это, конечно, спекуляция – но не на пустом месте. Дело в том, что королеву активно подталкивают к вмешательству в ситуацию с Брекситом. И эти планы озвучиваются публично.

Самый простой вариант таков: если в сентябре палата общин вынесет вотум недоверия Джонсону, а он откажется уйти, то королева должна будет написать ему письмо об увольнении. Как заявил на прошлой неделе член теневого кабинета лейбористов Джон Макдоннелл, в случае поражения Джонсона в результате вотума доверия лейбористы будут настаивать на том, чтобы Джереми Корбин стал премьер-министром:

«Я не хочу втягивать королеву в это, но я бы отправил Джереми Корбина на такси в Букингемский дворец, чтобы сказать, что мы берем власть».

Королева ни разу публично не вмешивалась в вопросы формирования правительства. Последний раз это делал ее дед, Георг Пятый, в 1931 году. Тогда он подтолкнул три главных партии – консерваторов, лейбористов и либералов – к формированию коалиционного кабинета, так называемого национального правительства, и даже предложил кандидатуру лейбориста Рамзея Макдональда в качестве премьера. Но с тех пор монарх ни разу не участвовал в формировании правительства, по крайней мере публично.

Проблема в том, что консерваторы вряд ли решатся на вотум недоверия Джонсону до 31 октября – это приведет к расколу в партии и ухудшит ее позиции на все более неизбежных досрочных парламентских выборах (в то, что палата общин продержится до 2022 года, мало кто верит). Так что даже если бы королеву убедили вмешаться, повода для этого у нее не будет. А если 31 октября Джонсон выведет Великобританию из Евросоюза, то дальнейшая судьба его кабинета уже не так важна – дело будет сделано, Брексит станет свершившимся фактом. А ведь главный смысл игры по втягиванию Елизаветы Второй в политику как раз и состоит в том, чтобы не допустить Брексита – как минимум без соглашения с Брюсселем, а как максимум и как такового.

Поэтому второй сценарий более изощренный. Его описала в прошлом месяце Би-би-си. По ее информации, группа депутатов-консерваторов рассматривает возможность помешать Джонсону вывести страну из Евросоюза без согласия палаты общин (а она его, в случае отсутствия соглашения, ни за что не даст). Для этого они хотят принять в парламенте так называемое нижайшее обращение к монарху с просьбой лично поехать в Брюссель и попросить на саммите Евросоюза о новой отсрочке Брексита.

То есть королеве, как главе государства, предложат фактически отстранить премьер-министра от принятия решения по важнейшему для страны вопросу. Юридически для этого нет никаких препятствий: королева является главой государства, и никакие английские законы не ограничивают ее право принимать любые политические решения. Понятно, что подобный шаг Елизаветы стал бы мощнейшей встряской всей британской политической системы, но ведь и на кону стоит ни больше ни меньше чем будущее Великобритании, единство Соединенного Королевства.

Сторонники такого варианта рассчитывают, что самый долгоправящий монарх в истории не захочет стать последним главой Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, потому что в случае жесткого Брексита резко вырастают риски выхода из страны Шотландии, 300 лет находящейся в унии с Англией.

Пока что шансы на принятие парламентом такого обращения к королеве расцениваются как небольшие, а вариант с поездкой Елизаветы Второй в Брюссель и вовсе кажется фантастикой. Однако сама ситуация с Брекситом настолько экстраординарна, что нельзя исключать никакие варианты. Тем более что полномочия королевы на самом деле огромны – просто по сложившейся традиции она ими не пользуется. Но здесь как в анекдоте про молчавшего до 10 лет мальчика, который заговорил лишь тогда, когда ему впервые подали холодный чай: «А зачем было разговаривать? Все было хорошо, повода не было».

Парадокс в том, что сама королева скорее за Брексит, чем против – по крайней мере, в 2016 году, за полгода до референдума, британская пресса писала, что королева выступает за выход из Евросоюза, потому что ЕС «движется в неправильном направлении». Якобы во время обеда в узком кругу Елизавета сказала:

«Не понимаю, почему мы просто не можем выйти из ЕС? В чем проблема?»

Тогда Букингемский дворец назвал публикацию The Sun «вводящей в заблуждение», хотя вскоре появились и другие свидетельства подобных высказываний королевы, но и от них быстро открещивались. Понятны мотивы, по которым королева предпочитает публично не озвучивать свою точку зрения, однако нет ничего удивительного в том, что сюзерену действительно не нравится подчинение ее страны внешней силе.

Так что причина недовольства британской элитой со стороны королевы понятна: ей не нравится, что политики так и не смогли за три года договориться с Евросоюзом об условиях выхода. Причина ясна – большинство британского политического класса было против выхода и после референдума играло в Брексит вопреки своим взглядам и желанию.

Однако теперь более чем странно рассчитывать на помощь королевы в том, что противоречит не только сложившейся традиции, но и ее личным убеждениям. Решительно настроенный Борис Джонсон куда ближе Елизавете Второй, чем запутавшаяся в Брексите политическая элита.