Мнения

Мы достаточно настрадались от романтиков-революционеров

Высокие идеалы обладают огромным обаянием, подпольная работа очаровывает романтическим ореолом, а фанатизм заразителен. Но государство в России извлекло урок из прошлого и теперь предпочитает на взлете ликвидировать угрозы, исходящие от экстремизма любого толка.

обозреватель РИА «Новости»
14 февраля 2020, 20:25
236
Фото: Владимир Астапкович/РИА Новости

Полтора века назад юноши и девушки, которых Россия могла с гордостью назвать цветом своей молодежи, горячо спорили о судьбах родины. Это были неравнодушные, энергичные представители юного поколения, преисполненные верой в высокие идеалы и готовностью пожертвовать собой, чтобы те стали реальностью. Им была невыносима окружающая действительность со всеми ее пороками, несправедливостью и полицейским государством.

Молодые люди обсуждали, как можно изменить все к лучшему, и в результате пришли к выводу, что реформированию существующая система просто не подлежит. И перешли от слов к делу.

Запущенный ими маховик насилия в итоге превратился в кровавую баню, затянувшуюся на много десятилетий. Ее последствия страна до сих пор не до конца разгребла. Собственно, это все необходимо иметь в виду для понимания дела «Сети».

Мы привыкли говорить о современном российском государстве как весьма гуманном в том, что касается наказания за нарушения формальных правил политической деятельности – и это вполне соответствует действительности.

Селфи из автозаков улыбающихся участников несанкционированных политических мероприятий служат недосягаемым для западных стран образцом либеральности государственной политики в отношении несистемной оппозиции. Административный протокол и штраф – наиболее распространенные наказания, и даже единичные случаи приговоров к заключению (обычно два–три года) в глазах большей части общественности выглядят откровенно мягкими, учитывая обвинения в сопротивлении правоохранительным органам. «В Штатах на месте бы пристрелили» – наиболее популярный комментарий к таким случаям.

Именно поэтому приговор по «пензенскому делу» впечатлил всех своей крайней суровостью. А между тем ничего нового в происходящем нет. Дело «Сети» является продолжением давнего и последовательного тренда – государство четко разделяет политические силы по степени угрозы для себя, и молодые люди с фанатичным блеском в глазах проходят у него по разряду повышенной опасности.

Меньше месяца назад заинтересованные общественные круги бурно обсуждали нового генерального прокурора страны Игоря Краснова, который известен активной ролью в ликвидации националистического подполья – за многочисленные убийства. А параллельно было разгромлено движение русских националистов как внесистемная политическая сила, которая, кстати, в какой-то момент превращалась в весьма влиятельную.

Похожим образом сложилась судьба Национал-большевистской партии* – одной из самых ярких политических организаций последних десятилетий. НБП не прибегала к насилию, на ней нет крови, зато была масса акций прямого действия, включая захваты органов власти. Бывшие лимоновцы могут многое рассказать о методах, применявшихся против них. Результат известен – НБП сошла с политической сцены 10 лет назад.

Кто-то может задаться вопросом: ну что за глупое сатрапство? Ведь обсуждение в кругу единомышленников возможности вооруженной борьбы с режимом вовсе не гарантирует, что участники дискуссии обязательно перейдут от теории к практике.

Наверное, не гарантирует. Вот только исторический опыт России неутешителен. Разговоры в студенческих кружках второй половины XIX века обернулись волной террора, а затем и национальной катастрофой с десятками миллионов жертв. Современность в виде дела «приморских партизан» намекает, что тенденция перехода от слов к делу в подобных случаях неизменна.

Так что именно тут государство провело черту, отделившую для него оппозиционеров от террористов – пусть даже разговорно-кухонных.

Человек может выйти на Красную площадь с плакатом, на котором будет написано про власть что угодно. Полицейские его корректно препроводят в отделение, где товарищ майор вежливо составит протокол, и гражданин, скорее всего, пойдет домой, исполненный чувства выполненного гражданского долга. Там он, может быть, запишет ролик для YouTube и даже станет популярным блогером, а затем сделает политическую карьеру.

Но если человек в кругу соратников будет обсуждать – пусть даже абсолютно гипотетически – насильственную смену власти с зачитыванием избранных мест из «Поваренной книги анархиста», ему надо быть готовым, что однажды к нему придут суровые мужчины с буквами Ф, С и Б на камуфляже. А дальше он на собственном опыте выяснит, как именно в России борются с терроризмом, а также с угрозами общественной и национальной безопасности. И никакие заверения, что все это были пустые разговоры, ему не помогут.

Высокие идеалы обладают огромным обаянием, подпольная работа очаровывает романтическим ореолом, а фанатизм заразителен. Но государство в России извлекло урок из прошлого и теперь предпочитает на взлете ликвидировать угрозы, исходящие от экстремизма любого толка – хоть левого, хоть правого, хоть религиозного, хоть серо-буро-малинового. А заодно доступно доносит до всех заинтересованных лиц, что ожидает тех, кто рискнет пойти по этому пути.

Российское общество от деятельности романтиков-революционеров тоже нахлебалось достаточно, и одной только «террористической» статьи обвинения ему достаточно, чтобы не испытывать сочувствия к пламенным борцам.

Да и пылкому оппозиционному юношеству куда проще сделать выбор, когда альтернативы четко очерчены: сториз с пикета в Instagram или 10 лет строгого режима.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"

Вы согласны с менением автора?
583
Да
393
Нет
190
Читать комментарии (236)
Подписывайтесь на наши каналы
Сергей Худиев
30 октября 2020, 12:00
9
Грозят ли России польские проблемы с абортами

Мы видим перенесение технологии «цветных революций» в область мировоззренческого противостояния. Украинский Майдан и, еще больше, движение Black Lives Matter показали, что можно очень успешно достигать политических целей, создавая хаос на улицах.

Развернуть
Вадим Трухачёв
30 октября 2020, 09:26
14
Франция споткнулась о несовместимость ценностей

У России есть уникальная возможность поучиться на чужих ошибках. Нельзя допустить создания в наших городах замкнутых гетто, живущих по своим законам. Нельзя открывать двери в свою страну всем подряд, а процесс вписывания приезжих в общество пускать на самотек.

Развернуть
Антон Крылов
29 октября 2020, 17:35
24
Франция больше никогда не будет тихой

Когда ты целенаправленно и безапелляционно оскорбляешь миллиарды человек, очень странно удивляться тому, что среди этих миллиардов находятся единицы, готовые убивать.

Развернуть
Тимур Шерзад
29 октября 2020, 12:10
16
Как Россия стала великой железнодорожной державой

115 лет назад, 29 октября 1905 года, вошла в полноценную эксплуатацию Кругобайкальская железная дорога – русские полностью замкнули Транссиб. Так появилась самая длинная железная дорога в мире.

Развернуть
Глеб Кузнецов
29 октября 2020, 10:20
11
Вашингтонское болото превратилось в помойку

Хорошая девочка. Закончила престижный вуз юридический, пусть и в провинции. Помощник судьи, секретарь суда. Работала, старалась. А потом – раз – и член Верховного суда.

Развернуть

Новости партнеров


Подпишитесь на рассылку

Раз в неделю мы присылаем самые важные статьи