Украина – не субъект, а объект политической игры больших государств. Это устоявшееся утверждение столь же верно, как и другое. Украинская политическая элита научилась играть с Западом в свою собственную игру. Превратив Украину в АнтиРоссию, способствуя разрыву экономических и ментальных связей, США и Европа взвалили на себя ответственность за поддержание страны, лишенной суверенитета. Однако сменить украинскую зависимость от финансовой, военной и иной помощи на непосредственное управление, чтобы, как минимум, удешевить, а как максимум перевести клиента на самоокупаемость – никак не удается. Раз за разом Запад терпит поражение в борьбе с украинскими элитами, присягающими этому Западу на верность.

Да, иностранные корпорации и государственные агенты являются одними из «акционеров» украинской власти. Но это далеко не контрольный пакет. В украинском правительстве – много людей из грантовых структур, содержащихся на деньги организаций вроде USAID. Да и молодой премьер Алексей Гончарук – выходец из такой же грантовой организации под названием «Офис эффективного регулирования». Но должность премьера в нынешней украинской системе политических координат ничтожна. Ни премьер, ни отдельные министры, за исключением разве что главы МВД Арсена Авакова, не принимают окончательных решений. Тот же Аваков – фигура несравнимо более масштабная, чем глава правительства Гончарук. И в этом смысле никакой вертикали власти на Украине нет и в помине.

Все смешалось в доме Зеленского. Фотографии с недавней встречи президента, главы его администрации и премьера с бизнесменом Игорем Коломойским даже на визуальном уровне продемонстрировали, кто кому начальник, а кто подчиненный. По одну сторону – молодой премьер, глава и первый замглавы офиса президента и сам Зеленский сидят с ручкой и листом бумаги наготове, на другой – вальяжный Коломойский, чувствующий себя в кабинете главы государства как дома.

Ярчайший пример провальных попыток Запада поставить украинскую элиту в стойло – история с формированием параллельной судебной и правоохранительной власти. Речь идет об украинском аналоге ФБР – Национальном антикоррупционном бюро (НАБУ) и Высшем антикоррупционном суде. Создание обеих этих структур финансировали иностранные организации и де-факто ими же какое-то время контролировались. Предполагалось, что с их полноценным запуском украинские топ-чиновники окажутся под колпаком параллельной силовой вертикали, контролируемой иностранными агентами, и оттого – станут полностью и безоговорочно управляемыми.

Так вот, Петр Порошенко до последнего оттягивал запуск работы Антикоррупционного суда, дотянув решение этого вопроса до выборов, которые благополучно проиграл. Порошенко также добился дискредитации главы НАБУ Артема Сытника при помощи его величества компромата, дезавуировав влияние несостоявшегося украинского ФБР на свое окружение в период своего президентства. Владимир Зеленский пошел еще дальше, предложив внести в конституцию изменения, которые подчинили бы ему и НАБУ, и Антикоррупционный суд. Взлелеянные США и чужеродные властные импланты, таким образом, вновь будут поставлены под контроль украинской элиты. В этом смысле хвост уже давно виляет собакой.

И причина этого совсем не в силе украинской власти, полной неожиданной решимости отстоять реальную независимость. Наоборот, причина в том, что никакой украинской власти нет вовсе – осталась ширма, оболочка, за которой спрятаны реальные бенефициары территории под названием Украина. Причем еще никогда прежде это не было настолько очевидно.

Тот же Игорь Коломойский давно и прочно является частью корпоративного мира Запада. Его активы и влияние давно вышли за пределы Украины. А количеству и качеству недвижимости Коломойского в США и Европе может позавидовать любой технологический выскочка-миллиардер из Кремниевой долины.

Казалось бы, после открытых выпадов всемогущего Рудольфа Джулиани, личного адвоката Дональда Трампа, в сторону Коломойского, коего он назвал не иначе как «криминальным олигархом», потребовав от Владимира Зеленского убрать его из своего окружения, последний должен бы сидеть тише воды, ниже травы. Ничего подобного. Притих именно Джулиани, когда Конгресс – вероятно не без усилий того же Коломойского – инициировал расследование о вероятном вмешательстве Трампа и его адвоката в дела Украины.

Так Украина приобрела еще один незавидный статус вдобавок к имеющемуся статусу антироссийского тарана. Она стала площадкой внутриамериканских разборок, в которых теснейшим образом переплетены интересы олигархов, которых мы ошибочно называем украинскими. Тогда как на самом деле они давно стали транснациональными.