Несколько американских изданий в порядке утечки сообщили, что, возможно, новым послом США в Москве станет Стивен Биган, нынешний главный переговорщик с Северной Кореей. Ни Госдепартамент, ни сам Стивен Биган никак не комментируют эти утечки, но американские СМИ ссылаются на несколько анонимных источников, «знакомых с дискуссиями в Белом доме». Это нормальная практика. Там такого рода утечки – обычное явление и практически неизбежны.

Нынешний посол Джон Хантсман после двух лет пребывания в должности окончательно уйдет со своего поста в октябре. Хантсман собирается баллотироваться в губернаторы своего родного штата Юта и довольно уверенно делает карьеру как первый мормон в истории США, достигший таких дипломатических и административных высот (он уже был губернатором Юты в 2005–2009 годах). Сейчас он уже практически самоустранился от своих обязанностей в посольстве, так что даже вручать протестную ноту российского МИДа по поводу провокационных призывов из американского посольства выходить на митинги пришлось не послу, а советнику-посланнику.

В США ходят слухи, что Хантсман напоследок собрался в «прощальный тур» по России. Но опять же опровергать эти слухи пришлось его жене Мэри Кей через «Инстаграм». По ее словам, никакого «прощального тура» на деньги налогоплательщиков не будет, и они покинут Россию, как и планировалось, примерно через шесть недель.

И в Москве, и в Вашингтоне ранее подчеркивали, что в недавнем телефонном разговоре Владимира Путина и Дональда Трампа никакие конкретные кандидатуры на должность посла не обсуждались. Так что все выводы по поводу возможного приезда в Москву Стивена Бигана пока что на совести американских СМИ.

Также, по слухам, рассматривалась кандидатура Ричарда Гренелла, нынешнего посла США в Германии. Но он всем доволен в Берлине и «не заинтересован» в смене места работы. Это удивительная ситуация: человек отказывается от предложенного президентом страны назначения, потому что всем вокруг доволен и ничего больше от жизни не хочет. Даже представлять свою звездно-полосатую родину на одном из самых важных для нее участков дипломатии – российском.

Стивен Биган на данный момент занимает пост спецпредставителя президента США на переговорах с КНДР. Уже сейчас в США начались разговоры о том, что, если Биган покинет эту должность, контакты с товарищем Кимом либо вообще прекратятся, либо сильно просядут. Бигану вроде бы удалось найти с корейцами если уж не общий язык, то хотя бы некую форму общения, более-менее всех устраивающую. Это важно: Биган не игнорирует по старой американской привычке местные особенности, менталитет и ритуалы, которых в Корее более чем достаточно. Обычно американская дипломатия в ультимативном порядке навязывает свои протокольные нормы и «правила поведения за столом», чем порой вызывает крайне негативную реакцию партнеров. Биган же смирился с ритуальной частью поведения корейцев и их очень своеобразным этикетом. А это редкость в американской системе мышления.

Он родился в Детройте в польско-еврейской семье (Biegun, Бегун), там же окончил Мичиганский университет, где специализировался на истории России и русском языке, которым хорошо владеет. На федеральную службу он попал по протекции Кондолизы Райс при президенте Джордже Буше – младшем. Кондолиза Райс также изучала русский язык и литературу, считала себя большим специалистом в этом вопросе и цитировала президенту Бушу Достоевского, объясняя этими давно устаревшими текстами необъяснимую русскую душу.

Биган – из той же плеяды «русоведов», которые формировались и учились как будущие советологи. Их поведение в России и общий ход мыслей часто выглядят смешными, но это до сих пор самая влиятельная группа «специалистов по России» в Госдепартаменте и академических кругах.

Они склонны, как в советские времена, вычислять положение дел в России по, условно говоря, «расположению тел на Мавзолее» и очень полагаются на данные разведки, считая закулисную сторону жизни в Москве чуть ли не единственным методом работы.

В то же время у Бигана богатый опыт работы в России. В начале 1990-х годов он работал в Москве региональным директором Международного республиканского института, который с 2016 года признан нежелательной в России организацией. Цель деятельности института – «способствовать развитию демократии во всем мире». Во времена холодной войны именно эта структура стояла за несколькими переворотами в Латинской Америке, а в новое время – за попыткой переворота в 2002 году в Венесуэле, когда на некоторое время был изолирован президент Уго Чавес, за свержением Аристида на Гаити и дестабилизацией обстановки в Камбодже.

Сейчас его директор – политолог Дэниел Твининг, а ранее непосредственным начальником Бигана был Джон Маккейн со всеми из этого вытекающими обстоятельствами. В Москве Биган и его подчиненные «работали» с депутатами Верховного Совета и тогдашними политическими партиями. Проводили семинары, читали лекции, общались наедине и все тому подобное. Такая деятельность и называется «продвижением демократии», но она граничит с подрывной и разведывательной.

Другое дело, что в 90-е годы никто за этим следил и это даже считалось нормальным. Многие тогдашние российские политические силы и отдельные политики с охотой принимали покровительство подобного рода американских организаций, а порой и финансирование. Перечень американских структур такого типа может занять несколько страниц, и никто их за руку тогда не хватал. Потому и отказать Бигану в агремане невозможно. Он не был аккредитованным дипломатом и никаких норм поведения не нарушал. Кроме того, он впоследствии входил в правление совместного предприятия «Форд-Соллерс» и неоднократно посещал Россию уже в этом качестве. Попутно он работал в совете директоров совместного Американо-российского фонда экономического развития и верховенства права, на котором тоже пробы негде ставить.

Есть, конечно, подозрение, что таким образом мы можем получить второе издание Макфола, только более образованное и опытное. К тому же Биган, как показал его опыт работы на корейском направлении, действительно умеет подстраиваться под местные условия. Но он также не склонен работать в лоб и по шаблонным схемам. Мы не знаем, насколько его знания о современной России адекватны, может быть, он застыл в 90-х, что было бы неправильно и опасно.

Бигану приходилось выполнять работу и более сложную в эмоциональном и интеллектуальном плане. Например, он был советником по внешней политике губернатора Аляски Сары Пэйлин во время президентской кампании Маккейна, когда ее неожиданно номинировали на вице-президента.

Пэйлин вообще имела смутное представление о мире за пределами Аляски, и ее буквально приходилось учить географии. Некоторые ее помощники ломались и уходили в запой.

Сейчас же Биган вполне может оказаться в весьма комфортных условиях американского посольства в Москве. При этом американский посол традиционно не является единоличным «хозяином положения» ни в посольстве, ни в динамике переговоров.

Другое дело, что некоторые послы (тот же Хантсман и до него Теффт) действительно сознательно сводили свою деятельность к представительским функциям. Биган почти наверняка пойдет не по этому пути и поведет себя активно. Во всяком случае его опыт и квалификация позволяют говорить о нем как о достойном партнере и, если хотите, сопернике.