«Экономика Украины... растет быстрее, чем даже ожидают и украинские, и зарубежные эксперты. Рост ВВП Украины на 4% за первое полугодие 2019 года никто не прогнозировал и не ожидал», – пишет в своем блоге украинский экономист Александр Охрименко. Он добавляет, что такие темпы выводят Украину на первое место в Европе и на 14-е в мире. Он не одинок в столь оптимистичных оценках, которые действительно подтверждаются соответствующей статистикой.

Между тем 15 октября министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко выступил с сенсационным заявлением. По его словам, в случае, если Украине придется выйти из Минского процесса (а такие заявления периодически сегодня звучат) и наращивать расходы на оборону, заплатить за это придется буквально каждому украинцу. И совсем не 1,5% военного сбора, а посерьезнее: «Я уже говорил нашим депутатам – если они серьезно к этому (выходу из Минского процесса – прим. ВЗГЛЯД) относятся, тогда мы забираем треть бюджета из пенсий, зарплат, медицинского страхования, переводим это в мобилизацию и в нашу армию и стараемся защитить себя без мирного процесса».

То есть налицо какое-то явное несовпадение. Темпы роста экономики – наивысшие в Европе, локомотив украинской экономики буквально не остановить. И при этом оказывается, что без Минского процесса Украина не может позволить себе тянуть конфликт в Донбассе и должна будет ради этого пожертвовать частью пенсий и зарплат бюджетников. 

Для начала: о какой сумме примерно идет речь? Ежегодно государство покрывает дефицит Пенсионного фонда Украины (140–150 млрд грн). На здравоохранение и образование – еще 52 млрд. Если принять, что глава МИД Украины говорит об этих расходах, то цена отказа от Минска для Украины – порядка 65–70 млрд грн. Вернее, для ее граждан. 

Кстати, отдельно любопытно, что об урезании зарплат и пенсий говорит не министр экономики, финансов, соцполитики или премьер-министр, а глава МИД.

Бюджетная черная дыра

Впрочем, слова Пристайко относятся к бюджету 2020 года. Пока он не принят, и слова Пристайко, возможно, были эмоциональной оценкой. Однако у нас есть и вполне осязаемые цифры. Согласно последним данным, общий фонд госбюджета Украины за январь – сентябрь недополучил 78,4 млрд грн. Такие данные обнародовал 14 октября председатель Счетной палаты Украины Валерий Пацкан.

Даже если мы допустим, что за три последних месяца 2019 года недоимок больше не будет, то бюджет Украины уже недополучил более 7,6% доходной части. Простейшая экстраполяция говорит о том, что к концу года недостача может вырасти до 100–105 млрд, то есть до 10%. Иными словами, Украине уже не хватает на финансирование расходов, в том числе на бюджетников и пенсионеров. И то, о чем говорит Пристайко, – это не проблемы бюджета-2020, это уже реальность.

Которую, кстати, на Украине только усугубляют: общие расходы на оборону в бюджете-2020 достигнут 245 млрд грн. Это 5,4% от ВВП, что, несомненно, выведет Украину в лидеры по доле расходов на вооружения и оборону. Но нам проще смотреть не на ВВП, а на бюджет. 245 млрд – это почти 23% от доходной части. Еще треть будет уходить на обслуживание госдолга, и вот финал: почти половина бюджета идет на долги и оборону.

Самое время спросить: а каким образом Украина умудрилась недособрать в 2019 году почти 80 млрд грн – при растущей-то на 4% за полугодие экономике? Дело в том, что доходы украинского бюджета во многом формируются за счет таможенных пошлин на импорт – к примеру, на топливо. Ставки на них закреплены в валюте и считаются по текущему курсу. Но при составлении бюджета считают по прогнозному курсу гривны. Отсюда и проблемы.

Уже в прошлом году среднегодовой курс был ощутимо выше прогнозного: рассчитывали на 29, а по факту получили 26,5. Пенсионный кризис лета 2018 года случился как раз из-за этого. Но год назад недобрали сравнительно немного – 18,5 млрд грн.

Спустя год ситуация повторилась. Гастарбайтеры шлют и шлют на родину миллиарды долларов. Еще на пару миллиардов долларов в плюс наторговали аграрии, отправив в 2018/2019 маркетинговом году на экспорт около 50 млн тонн зерновых. Из-за притока валюты в страну ее курс падает – но таким образом и падает объем пошлин, которые собирает украинский бюджет с импортеров. Вот и получается, что год еще не окончен, а недобор больше прошлогоднего в четыре с лишним раза.

Лось пьет, но ему все хуже

Это, конечно, невероятное сочетание и искривление: экономика Украины растет сама по себе, дефицит украинского бюджета растет сам по себе. А главное, что два эти процесса, похоже, связаны. То есть чем больше растет экономика, тем больше проблем у бюджета: курс крепнет, доходы от импорта падают, а вот сбор налогов не увеличивается.

Если в этой ситуации правительство действительно решится поступить так, как грозит глава МИД Украины, то удар получится и вовсе двойным.

Ведь бюджетники и пенсионеры – одни из самых дисциплинированных налогоплательщиков. А все их доходы идут преимущественно на еду, лекарства и коммуналку – то есть в сферы, обложенные фискальным контролем на все сто. А значит, в дополнение к падению доходов от импорта правительство Украины нанесет удар по розничной торговле, сократив сбор налогов. И единственный способ этого избежать – выполнение Минских соглашений и развод войск, против чего возражают радикалы и чем начинает (судя по заявлениям во время пресс-марафона) тяготиться Зеленский.

Как видим, отказ от мирного разрешения конфликта не станет для Украины выходом – ее экономика такой роскоши не позволяет. Хотя выйти из Минска Украина, безусловно, может: стрелять в ногу Киеву не впервой.