33 тысячи рублей. За однокомнатную, в месяц. В старом фонде. Можно найти дешевле, но либо по редкой договоренности, либо вовсе «убитую». Дарья Шкалыгина несколько лет назад приехала в Южно-Сахалинск, чтобы работать учителем физкультуры в школе № 7. За аренду платила именно столько – почти по московским меркам. Цена соответствует спросу: новостроек до последнего времени на острове почти не было.

– Работать приходилось с утра до вечера, – говорит учитель Дарья Петровна. – Дополнительные часы, тренировка баскетбольной команды. Все равно больше, чем ползарплаты на квартиру уходило – до того, как в 2016-м в арендном доме однушку получила.

Программу арендного жилья на Сахалине начали в середине 2015 года. Адресаты – учителя и прочие бюджетники, молодые спецы, обладатели редких профессий, аграрии...

– Арендное жилье – что-то вроде доходного дома, – объясняет Алексей Мунгалов, и. о. главы Сахалинского ипотечного агентства.

Доход государства – а в проекте, запущенном командой Олега Кожемяко, задействованы чисто областные деньги – невелик, но стабилен. Цена квадрата в том же Южно-Сахалинске – чуть выше, чем расходы на строительство: 70 тысяч рублей при средней рыночной стоимости в 85–90 тысяч. Не внакладе и арендаторы: Дарья Шкалыгина за новенькую однокомнатную в 40 «квадратов» платит 12 тысяч рублей. Почти в три раза меньше, чем за прежнюю аренду. И в два раза меньше ее среднерыночной стоимости по сахалинской столице.

Не забыты, впрочем, и те, кому еще дожидаться льготных метров – а арендных квартир только в Южно-Сахалинске требуется около 1800: очередникам из тех, чьи профессии востребованы, оплачивают до половины съемного жилья. Врач скорой помощи Елена Зайкова вместе с мужем и детьми получила служебную двухкомнатную в прошлом году – в селе Новотроицком, неподалеку от областной столицы. Елена – выпускница Амурской медицинской академии, из Благовещенска приехала на Сахалин почти три года назад.

– Частично с арендой помогало руководство станции скорой, – говорит она. – Теперь есть возможность жить и работать в достойных условиях. Честно, думали, что вопрос будет решаться дольше.

Курильский ноль 

– Жилье Дарьи и других участников программы – собственность региона, – уточняет Мунгалов. – Если, конечно, они не выплатят стоимость квартиры – например, через ипотеку.

Молодая семья с одним ребенком – самый частый вариант для новеньких бюджетников, только после вуза – семь процентов. Если детей двое, то три с половиной. Трое детей либо жизнь на Курильских островах – нулевая ставка.

«На Сахалине нет известки и хорошего камня, и потому каменных построек нет», – указывал Антон Чехов в «Острове Сахалин». В последнее время построек на острове стало больше. Что не снимает вопрос о «камне» и прочих материалах – хороших и как таковых.

Завоз «с материка» в этой отрасли тотален: кроме песка и щебня – все импортное, в том числе без кавычек.

Японские фасадные плитки – гарантия на полвека, эстетично и практично – украшают собой многие из трех с половиной десятков уже сданных арендных домов – и в Южно-Сахалинске, и по острову в целом, что в сумме дает почти тысячу квартир.

– Многоквартирность – в разбросе от 12 до 327, от трех до пятнадцати этажей. Монолит, – дает краткие характеристики Мунгалов. – Сейсмозащита – восемь либо девять. В советское время было шесть – поэтому более десяти лет назад чуть не потеряли, к примеру, город Невельск...

Возле дома бродяги сивуча

– Сорок квартир, например, – указывает Дмитрий Любчинов, первый вице-мэр Невельска, на небольшой пустырь между новенькой детской площадкой и сопками. Здесь встанет очередной арендный дом – и, как надеются в Невельске, не последний.

Землетрясение 2007 года унесло две жизни и повредило практически все здешние дома – в разной степени. Что было можно – давно укрепили и отстроили, однако нужды в арендных домах никто не отменял: потребность в муниципальном жилье – 150 квартир на десятитысячный город, сжатый в полоску между сопками и заливом, собственно, Невельского. Того самого адмирала, чья экспедиция в середине XIX века окончательно определила, что Сахалин – не полуостров, а остров. Со всеми вытекающими для жизни в отрыве от материка – в том числе и в жилищном строительстве.

«Где дом бродяги сивуча?» – спрашивает транспарант на берегу залива. Да примерно здесь и есть, безо всякой аренды. По весне морские львы – то есть сивучи – приплывают на местный волнорез, оставшийся еще со времен японцев.

Лежка сивуча в черте города – редкость необычайная, причем по мировым меркам. Есть еще лишь два города, отмеченных вниманием морских львов: наш Петропавловск-Камчатский и Сиэтл, США. Весной турпоток сюда увеличивается – особенно после того, как в Невельске оборудовали точку наблюдения с мощными стационарными биноклями: деньги – бизнеса, договоренности – областные. Осенью на берегу залива Невельского через бинокль видишь сам волнорез и нагловатых чаек, а ближе к горизонту – сухогрузы, пришедшие за сахалинским углем. Порт Невельска, куда сгружают уголь, с недавнего времени отгорожен от города и от весенних сивучей высокими прозрачно-синими экранами – защита от пыли, и довольно эффективная.

– Ответственность, проявленная угольным бизнесом, – подчеркивает Дмитрий Генрихович.

– Бизнес взял и проявил ответственность?

– Тоже следствие договоренностей с участием Олега Николаевича, – не спорит с очевидным первый вице-мэр Любчинов.

«Жаль, что забрали»

– То денег не было, то они появились, но дело шло туго и не очень респектабельно, – определяет процесс застраивания Сахалина до губернаторства Олега Кожемяко Сергей Власов, директор южно-сахалинской ОДЮСШ по летним видам спорта.

Сравнивать Сергею Михайловичу есть с чем. На остров он с семьей приехал более тридцати лет назад – с Украины, после Чернобыля. По приезде в Александровск-Сахалинский («Про него еще Чехов писал, центр царской каторги был») Власов поинтересовался у начальства, нельзя ли толком заасфальтировать хотя бы главную городскую площадь, где Ленин стоит. В ответ услышал: «Езжай туда, откуда приехал, а нам тут и так хорошо».

Борец-вольник Сергей Власов уехал, но не скоро – и не на материк, а в Южно-Сахалинск, где при педагогическом колледже создал отделение физкультуры и спорта. Теперь – со школой летних видов – Власов обосновался при единственном городском стадионе «Спартак». Стадион – аккурат между главной площадью, где новенькие музеи (в том числе – Победы: лучшего по истории советско-японской войны в России, пожалуй, и нет), и натуральной горой в центре города: подъемники горнолыжного курорта «Горный воздух» подходят вплотную к «Спартаку».

«Горный воздух» с трассами разной сложности – от зеленой до черной – в прошлом году принял 85 тысяч человек. В этом – уже 115 тысяч, отмечает управляющий спортивно-туристическим комплексом Никита Буланенко:

– В 2016-м руководство увидело, что мы пользуемся спросом. Вошли в ТОР, построили две канатки, оборудуем новые склоны...

Стадион «Спартак», обосновавшийся у подошвы горы, перестроили только что – впервые за многие годы: итальянское покрытие с подогревом, удобные трибуны. Плюс, разумеется – все для тех, чьи возможности ограничены.

– В последние годы энергия вулканом пошла, – констатирует Сергей Власов. – И стадион, и «Горный воздух» обновляется, и ледовые площадки, и универсальные спортплощадки повсюду строят – белые бочки такие, всепогодные, не увидеть не получится. И аквапарк на подходе – у меня шестеро внуков, хочу, чтобы они и в бассейновой среде развитие получали... И олимпийские чемпионы с материка стали приезжать. Когда жил на материке, ни одного живьем не видел. А при Олеге Николаевиче – десантами. Роднина, Карелин, Мамиашвили, Тихонов, Костя Цзю...

Вокруг «Спартака» – пять школ: волейбол, горные лыжи, лыжи простые, футбол и легкая атлетика. Не считая клубов – «вторая лига, есть шанс на первую», аттестует коллег-спортсменов Власов. Сезон летних видов тут краток: зима по полгода, пурга неделями. Необходимость крытого манежа налицо, говорит Сергей Михайлович. Стройку начнут в 2019-м, что перед отъездом в Приморье вновь подтвердил Олег Кожемяко.

– «По-любому манеж будет, я обещал», – цитирует бывшего губернатора Сергей Власов. – Жаль, что его от нас забрали.

– Манеж?

– Кожемяку! – восклицает тренер. – Манеж теперь построят, никуда не денутся. Он и из Приморья, если надо, спросит.

Но не только в стройках дело, уверен Сергей Михайлович:

– Развитие спорта на Сахалине при Олеге Николаевиче пошло. И в целом, и по той же борьбе я вижу: в каждом районе – свои звездочки-спортсмены. Одна наша девочка пятое место на чемпионате мира взяла! Система началась, ее сохранить бы... И в спорте, и вот в благоустройстве, – кивает Власов на рабочих, укладывающих мостовую.

И возле «Спартака», и в городе – везде торопятся закончить работу перед сахалинской зимой.