23 июля он стал лидером Консервативной партии. 24 июля – автоматически стал премьером Великобритании. И теперь всех гложет вопрос – что случится 1 ноября с самой Великобританией?

Расплата за пренебрежение

По итогам выборов членов Консервативной партии ее лидером – а, значит, и новым премьер-министром Великобритании – стал Борис Джонсон. Бывший журналист, мэр Лондона и министр иностранных дел, он сменил на посту главы государства ушедшую с позором в отставку Терезу Мэй.

Основным соперником Джонсона в битве за номинацию был действующий министр иностранных дел Джереми Хант, однако «основной» в данном случае не означает «опасный». Борис Джонсон выиграл выборы в одну калитку – почти две трети партийцев отдали ему свои голоса. Что, по мнению экспертов, позволит Джонсону не просто возглавлять партию, а навязывать ей свою премьерскую волю.

Естественно, сама партия от такого избрания не в восторге. Далеко не все лидеры консерваторов рады избранию Джонсона. Эксцентричный (и это еще мягко сказано) политик вызывает раздражение у многих добропорядочных тори. Однако, к сожалению для них, у партии не было выбора.

Метания вокруг выхода из ЕС, стремление партийных бонз превратить точку, поставленную консервативным электоратом на референдуме по Брекзиту, в запятую (то есть «мы, конечно, выходим, но кое-где останемся») – все это привело к серьезному разочарованию консервативных избирателей в собственной партии. Точнее в тех ее элитах, которые не слушали мнение людей – а Джонсон слушал, поэтому и выступал за скорейший Брекзит, пусть даже без согласованных с ЕС условий (так называемый жесткий Брекзит).

Рядовым консерваторам это нравилось, рейтинги Джонсона среди них зашкаливали, и если бы партийные элиты снова пренебрегли мнением электората (а у них были процедурные возможности не допустить даже выдвижения кандидатуры Джонсона на голосование), то на следующих выборах в палату общин этот электорат пренебрег бы Консервативной партией, как уже пренебрег ею в ходе майских выборов в Европарламент (где представительство правящей вроде бы партии Великобритании сократилось с 19 до четырех депутатов). И тогда на следующих парламентских выборах (которые состоятся не позже 2022 года) большинство возьмут лейбористы.

Диктат мизера

Любопытная вообще получилась ситуация – фактически новый премьер-министр Великобритании был выбран голосами менее одного процента населения страны, ведь лидера Консервативной партии избирало лишь чуть более сотни тысяч ее членов. Причем эти сто с лишним тысяч отнюдь не отражают настроения в Великобритании. Хорошо это или плохо – но, как верно отмечается в одной статье Financial Times, «консервативная партия сейчас сдвинулась в сторону правых националистов, лейбористская – в сторону левых радикалов, и люди с центристскими взглядами оказались «политическими бомжами».

Неудивительно, что многие британские СМИ пишут об этом избрании как о катастрофе, а о новом премьер-министре – как о лживом и некомпетентном политикане, который поведет страну в самоубийственном направлении. Так, программу Джонсона (сделать Брекзит, объединить Соединенное Королевство, победить на выборах Джереми Корбина и придать Британии энергии) они сократили до первых букв в названии этих четырех пунктов по-английски. Получилось слово «DUDE», что означает «чувак». И этому чуваку, выбранному даже не меньшинством, а мизерным количеством жителей страны, придется решать ключевую проблему современной Великобритании – реализацию ее выхода из ЕС.

31 октября истекает период отсрочки, предоставленный Лондону Брюсселем. Если к этому времени Лондон и Брюссель не достигнут компромисса по условиям выхода (а, скорее всего, они не достигнут – времени осталось очень мало), то Британия просто разрывает связи с ЕС. Джонсон уже заявил, что к разрыву готов, и продлевать отсрочку не собирается.

Спасибо, враг

Что же касается интересов России, то Москва может открывать шампанское – избрание Джонсона полностью соответствует интересам Кремля. И не потому, что зовут его Борис. И даже не потому, что российские власти испытывают понятное злорадство из-за провала Терезы Мэй (организовавшей «дело Скрипаля» и попортившей России много крови), а также ее протеже Джереми Ханта. А потому, что Борис Джонсон будет вести Великобританию туда, куда нужно России. В пропасть и изоляцию.

Будем откровенны – Британия является врагом Российской Федерации. И сотни лет назад, и сейчас. Именно Лондон занимает наиболее русофобскую позицию среди всех западноевропейских стран, именно Лондон является мотором многих антироссийских инициатив, зачастую противоречащих континентальным европейским интересам. Поэтому Москве будет приятно и полезно, чтобы Борис Джонсон устроил Брекзит без сделки, обострил отношения между Лондоном и оставшимися странами ЕС, а также устроил хаос в Великобритании. Который ударит по экономике страны и ее политическому могуществу (Джонсон хочет подменить членство в ЕС еще более тесными отношениями с США – а всем известно, что Трамп относится к своим союзникам не как к партнерам, а как к донорам). Не исключено, что этот хаос даже поставит под вопрос территориальную целостность Великобритании.

Британские партнеры много раз говорили Москве об устаревших имперских амбициях, о необходимости свободы и демократии – и посмотрим теперь, забудет ли сам Лондон об этих амбициях, вспомнит ли о демократии тогда, когда те же шотландцы (не горящие желанием выходить из Евросоюза) организуют новый референдум о независимости.

Москва с удовольствием также посмотрит на то, как ирландцы отреагируют на восстановление границы между северной (пока еще британской) и южной частью острова, которое неизбежно произойдет в случае жесткого Брекзита. И речь не только об экономическом ущербе. Ведь ни для кого не секрет, что отсутствие этой границы являлось одним из условий мира (или перемирия – как кому угодно) между ирландскими боевиками и лондонским правительством.