Как пишет «Коммерсант», Минобороны обратилось в Саратовский гарнизонный военный суд с иском к капитану Терешину о взыскании материального ущерба в размере 12 млн 243 тыс. 967 рублей 79 копеек, причиненного преступлением.

Ранее судом Терешин был признан виновным в нарушении правил полетов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов, повлекшем по неосторожности смерть человека и иные тяжкие последствия.

30 мая 2017 года капитан Терешин входил в состав экипажа самолета Ан-26, на котором отрабатывались заходы на посадку на аэродром Балашов. Согласно должностным инструкциям, офицер был обязан контролировать действия обучаемого курсанта и вмешиваться в них, если они являлись неверными.

Как пишет издание, вместо этого он «допустил снижение» надзора как за курсантом, так и приборами, контролирующими работу силовых установок. Более того, неисправной оказалась и связь, за которую он также отвечал.

Как рассказывал на следствии и в суде сам капитан Терешин, после того как Ан-26 поднялся в воздух, по его указанию один из двух курсантов занял место бортового техника, а он сам расположился за спинкой его кресла. При этом офицеру показалось, что курсант был несобран, много ошибался.

Тем не менее полет прошел штатно, хотя во время завершения второго круга при подготовке к посадке у Терешина возникли проблемы со связью из-за недостаточного крепления гарнитуры с разъемом кабеля. Во время ремонта капитан понял, что один двигателей них отказал, но не смог определить какой именно. Боковым зрением Терешин увидел, как курсант поднял левую руку в направлении кнопки флюгирования левого двигателя, но как-либо отреагировать на это не успел. Далее в самолете наступила полная тишина. Оставшись без двух работающих двигателей, самолет рухнул с высоты около 150 метров. Один курсант погиб, еще пять человек, в том числе сам Терешин, получили травмы различной степени тяжести.

В итоге Балашовский райсуд взыскал с капитана Терешина в пользу Минобороны 11,1 млн руб., в которые был оценен самолет 1979 года выпуска, а также 126,3 тыс. руб. за топливо, которым он был заправлен. Решение в настоящее время не обжаловано.