Игорь Караулов Игорь Караулов Россия порождает нужные миру смыслы

Русских часто упрекают в мессианстве. Это вряд ли наша уникальная черта; в конце концов, крестовые походы были придуманы не у нас. Но мы действительно чувствуем себя не в своей тарелке, если не участвуем в мировой борьбе идей.

0 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Почему никаб нельзя, а хиджаб можно

Запрет на ношение никаба в России нужно вводить. Однако при этом не переусердствовать – то есть не распространять его на некоторые другие формы мусульманского головного убора.

4 комментария
Илья Ухов Илья Ухов Из семьи Навального лепят мнимых мучеников

В Соединенных Штатах решили присудить Юлии Навальной «премию архонтов». Выдать ее планирует организация, аффилированная с Греческой архиепископией Вселенского патриархата в США.

23 комментария
13 января 2024, 09:30 • Экономика

Какой сценарий конфликта на Ближнем Востоке выгоден России

Названы самый мягкий и самый опасный сценарии нефтяного конфликта на Ближнем Востоке

Какой сценарий конфликта на Ближнем Востоке выгоден России
@ Лев Федосеев/ТАСС

Tекст: Ольга Самофалова

В военный конфликт на Ближнем Востоке втягиваются все новые игроки. Эксперты называют четыре возможных сценария развития событий в регионе после удара США и Британии по Йемену. Какой из них самый мягкий и самый опасный для рынка нефти и России?

Конфликт на Ближнем Востоке разгорается. К противостоянию подключились США и Британия, которые нанесли удары по позициям йеменского движения «Ансар Аллах» (хуситы) впервые с 2016 года.

Это был ответ хуситам, которые 9 января с помощью беспилотников, баллистических и противокорабельных ракет атаковали американский корабль, поддерживающий Израиль. Хуситы еще в прошлом году начали избирательно охотиться за судами, которые связаны с Израилем, и сделали судоходство в Красном море рискованным делом.

Эксперты рассматривают четыре возможных сценария развития конфликта, каждый из которых будет иметь свои последствия для мирового рынка нефти в целом и для России и ее доходов в частности.

Первый – наиболее мягкий сценарий, при котором новые игроки не будут втягиваться в конфликт на Ближнем Востоке, но текущая обстановка приведет к изменению логистики поставок нефтяными танкерами. Обычно грузы перевозятся через Суэцкий пролив в Красном море. Однако теперь Йемен начал избирательно нападать на западные суда.

«Многие контейнеровозы и сухогрузы ранее уже пошли в обход вокруг Африки через мыс Доброй Надежды, например, суда датской компании Maersk и еще четырех логистических компаний. Будучи западной компанией, Maersk опасается, что хуситы будут наносить удары по ее контейнеровозам. После ударов США и Британии по Йемену появились сообщения о четырех танкерах с нефтью, которые тоже пошли в обход вокруг Африки для собственной безопасности.

Если США будут заставлять судовладельцев не ходить через Суэцкий канал, либо их напугает сама эскалация конфликта, то существенный поток танкеров с нефтью и нефтепродуктами пойдет вокруг Африки»,

– объясняет Игорь Юшков, эксперт Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ).

Проход судов из Лондона в Мумбаи через Суэцкий канал занимает порядка 11,6 тыс. км и 26 дней. Тогда как проход вокруг Африки растянет путешествие почти до 20 тыс. км и 44 дня в пути. Новая логистика почти вдвое повысит издержки судовладельцев. Вслед за удорожанием логистики вырастут и цены на нефть, нефтепродукты и СПГ. Кроме того, возникнет дефицит танкеров, так как теперь сроки доставки каждой партии сырья увеличатся.

«Под угрозой сейчас примерно 20% морских поставок, которые могут быть перенаправлены по другому маршруту, что потенциально будет являться причиной роста конечной стоимости целого ряда товаров и повышения стоимости нефти», – говорит Евгений Миронюк, эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций».

«На уровень дополнительных издержек и будет подниматься цена на нефть. Баррель может подорожать до 80-90 долларов, а если спрос ближе к весне начнет расти, то цены могут увеличиться еще больше», – отмечает эксперт ФНЭБ.

Такой расклад в целом для России выглядит позитивным. «Если другие производители отправят свою нефть вокруг Африки, а мы будем продолжать пользоваться Суэцким каналом и ходить рядом с Йеменом, наши издержки останутся прежними. При этом стоимость нефти возрастет, поэтому мы будем просто зарабатывать больше. Возможно, у России есть определенные договоренности с Ираном, что нашу нефть никто не трогает», – рассуждает Игорь Юшков.

Впрочем, от ошибок в море никто не застрахован. В пятницу британская компания Ambrey заявила, что йеменские мятежники-хуситы по ошибке обстреляли в Аденском заливе танкер под флагом Панамы, предположительно, перевозивший российскую нефть. По данным Ambrey, речь идет о судне, капитан которого ранее проинформировал об обстреле Центр координации морских торговых перевозок при ВМС Великобритании, но нападавшие действовали на основе устаревшей информации о связи судна с британской компанией.

Выпущенная в сторону судна ракета упала в воду в 400-500 метрах от борта. Пострадавших не было, судно продолжило идти по своему маршруту. Британская компания уверяет, что это уже второй танкер с российской нефтью, по ошибке атакованный хуситами.

Второй возможный сценарий развития конфликта, когда хуситы не только будут держать в страхе судоходство в Красном море, но и начнут атаковать нефтяную инфраструктуру соседей – Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара.

«За несколько часов до ударов США и Британии хуситы предупредили, что если Саудовская Аравия, Катар или Объединенные Арабские Эмираты предоставят свое воздушное пространство для нанесения ударов по Йемену, то хуситы будут расценивать это как объявление войны. Между хуситами и Саудовской Аравией и так идет вялотекущее противостояние. Несколько лет назад они уже наносили удары по нефтяным объектам в Саудовской Аравии, вполне возможно, что хуситы снова начнут их совершать. От успешности зависит то, насколько сократится объем экспорта из Саудовской Аравии, который приведет к дефициту нефти на мировом рынке и росту цен», – рассуждает Игорь Юшков.  

В этом случае цены на нефть могут вырасти до 100 долларов за баррель, плюс-минус пять долларов, не исключает эксперт. «Для России, если говорить цинично, конечно, выгодно, чтобы цены на нефть росли за счет ухода с рынка чужой нефти», – указывает Юшков.

Третий сценарий – наиболее опасный для рынка – реализуется, если в военный конфликт напрямую втянется Иран.

Напряжение между США и Ираном уже растет. Иранское государственное агентство Tasnim 11 января сообщило о задержании военно-морскими силами Ирана американского нефтяного танкера в водах Оманского залива. Судно было задержано «по решению суда». Потом стало ясно, что Иран захватил тот самый нефтяной танкер, который годом ранее был захвачен Соединенными Штатами при перевозке 1 млн баррелей иранской нефти. США несколько раз в год атакуют танкеры с иранской нефтью и присваивают ее себе, руководствуясь собственными санкциями против Ирана. Получилось, что на этот раз Ирану удалось вернуть себе свое.

«К конфликту на Ближнем Востоке подключается все больше игроков. Сначала вспыхнул конфликт между Израилем и сектором Газа. Мы видим все больше ударов по Ливану, где есть «Хезболла». Теперь подключились хуситы и Йемен. При этом Иран открыто поддерживает и «Хезболлу», и хуситов, и сектор Газа. Пока Иран ограничивается, видимо, финансовой помощью и поставками вооружения хуситам, которые сами явно не собирают ракеты. Но что будет, если дальше начнутся военные столкновения между иранскими ВМФ и американскими военными кораблями и последуют удары по Ирану? Как минимум, это приведет к прекращению экспорта нефти из Ирана. Тогда с рынка уйдет около 1 млн баррелей в сутки. Сколько Иран экспортирует точно, сложно сказать, но в 2024 году там собирались выйти на досанкционный уровень добычи и экспорта, а это больше миллиона баррелей в сутки», – рассуждает эксперт Фонда национальной энергетической безопасности.

По его мнению, сейчас вероятность такого сценария возросла по сравнению с концом 2023 года. Баррель в этом случае вырастет выше 100 долларов.

И четвертый, самый радикальный сценарий заключается в том, что Иран не просто участвует в военном конфликте, а чувствует угрозу для своей безопасности и перекрывает Ормузский пролив.

«Если это произойдет, то мы, конечно, увидим колоссальный энергетический кризис, потому что через Ормузский пролив проходит около 20-25% мировой торговли или примерно 20 млн баррелей в сутки. Это нефть Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии, самого Ирана, весь СПГ из Катара. Если эти огромные объемы вдруг остановятся хотя бы на пару недель, то мы увидим цены и 150 долларов за баррель, и даже 200», – отмечает Игорь Юшков.

Однако такой сценарий невыгоден в конечном счете никому – ни производителям, ни покупателям.

«Цены не смогут держаться на столь высоком уровне долго, они начнут уменьшаться из-за резкого падения потребления и деглобализации. При ценах в 150-200 долларов за баррель ничего не выгодно возить, мировая экономика уйдет в рецессию, из которой будет очень долго выходить. Да, в моменте мы заработаем на сверхвысоких ценах, но в долгосрочной перспективе проиграем, потому что некому будет продавать по таким ценам, и стоимость барреля в итоге станет низкой», – говорит Игорь Юшков.

Этот сценарий опасен также с точки зрения сохранения мира. «Иран явно обладает в той или иной степени ядерным оружием, и он вполне может оказаться гораздо более решительным в этом плане, чем Россия. Кто знает, что сделает Иран. Здесь вспоминается пророчество Жириновского, который обещал ядерную войну с участием Ирана», – заключает эксперт.

..............