Глеб Простаков Глеб Простаков Конфедерация стран Сахеля и новый антиколониализм

«Лучший способ управлять с проблемами в Африке – их игнорировать». Похоже, что те, кто игнорировал проблемы Африки, а скорее, использовал их для собственной выгоды, сегодня вытесняются с континента. А их место занимают страны и союзы, продвигающие антиколониальную, многополярную повестку. Например, Россия.

0 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

6 комментариев
Андрей Рудалёв Андрей Рудалёв Почему русские никогда не станут европейцами

«Одним из самых тяжелых последствий европеизации является уничтожение национального единства, расчленение национального тела», – писал Николай Трубецкой столетие назад о судьбе народов, пожелавших уподобиться Европе.

31 комментарий
17 ноября 2022, 08:58 • В мире

Дональд Трамп стал «чемоданом без ручки»

Дональд Трамп стал «чемоданом без ручки»
@ Andrew Harnik/AP/ТАСС

Tекст: Дмитрий Бавырин

Бывший президент США Дональд Трамп объявил об участии в президентской кампании 2024 года. После обескураживающих для республиканцев выборов в Конгресс 76-летнего миллиардера стали считать главной причиной их поражений. Некоторые бывшие соратники даже намекают, что Трамп просто хочет спастись от ФБР. Почему однопартийцы его разлюбили?

Лозунгом новой кампании Трампа станет дополненная классика: Make America Great and Glorious Again, сокращенно – MAGaGA. Если по-русски – сделаем Америку снова великой и... какой-то еще.

Лучше всего подходит наше прилагательное «славной», но непонятно, что оно в данном случае значит. Также уместно прилагательное «величественной», но это уже тавтология получается. Невнятица. Магага.

Официальное объявление о выдвижении кандидатом в президенты на выборах 2024 года тоже получилось довольно невнятным. Бывший президент неоднократно и прозрачно намекал на этот свой ход, а когда «час икс» пробил в объявленную заранее дату, всему миру вдруг оказалось не до Трампа.

Дело в том, что Украина наконец-то попала в НАТО. В смысле – уронила две своих ракеты (предположительно, С-300) на территорию Польши, ввиду чего лидерам западного мира во главе с президентом США Джо Байденом пришлось собрать срочное совещание на тему того, нужно ли начинать из-за этого третью мировую войну.

В итоге решили войны не начинать и вообще не нагнетать ситуацию к некоторому неудовольствию поляков и явной досаде киевлян, которые хотели выдать работу украинской ПВО за намеренное нападение России на страну Североатлантического альянса.

Трамп тут, конечно, ни при чем, хотя все равно успел опростоволоситься, заявив, что ракета, скорее всего, прилетела в Польшу из России. Но на фоне происходящих событий его заявка на матч-реванш по-настоящему заинтересовала только родственников, друзей и некоторую прослойку преданных фанатов, которые и так про все должны были знать или хотя бы догадываться.

Еще более серьезной проблемой для экс-президента стало то, что его выдвижение произошло совсем не так, как он рассчитывал. Трамп должен был выдвигаться после «красной волны» – масштабной победы Республиканской партии на выборах в Конгресс. Но вместо «красной волны» случилась красная лужа.

Большинство в Палате представителей, которое ведает вопросами бюджета, действительно получили республиканцы, но это большинство в несколько голосов, тогда как прогнозировался исторический разгром демократов. Для разгрома было все – от рекордной за полвека потребительской инфляции до непопулярного президента, который подчас двух слов связать не может, но вышло, как вышло.

Контроль за ключевым в плане политики органом – Сенатом, вопреки прогнозам, остался за демократами, более того, они могут даже упрочить свое положение, если проповедник Уорнок обойдет футболиста Уокера во втором туре выборов в Джорджии.

То, какой партии достанется большинство в верхней палате американского парламента, в итоге определили всего несколько тысяч голосов в двух штатах – Неваде и Аризоне, где итоги выборов подводили несколько дней, присудив окончательную победу действующим сенаторам-демократам.      

На выборах другого уровня показательна также победа демократов в борьбе за обе палаты парламента штата Миннесота – довольно либерального, но с высоким уровнем социального недовольства, что прежде позволило консерваторам взять власть. Кроме того, демократы отбили у республиканцев губернаторские посты в Аризоне, Мэриленде и Массачусетсе – это тот пример, на котором лучше всего видна деструктивная роль Трампа.

Он боролся не только за выгодные обстоятельства для своего переизбрания, но и за лидерство в партии за счет победы на местах своих единомышленников или лично лояльных ему людей. Таких кандидатов Трамп поддерживал на праймериз, они не всегда выигрывали, но чаще все-таки выходили в финал. На выборах в консервативных штатах это не играло принципиальной роли, но в так называемых колеблющихся приводило к тому, что кандидат-республиканец оказывался для местных избирателей too much – слишком «трампистом», которому передавался антирейтинг бывшего президента.

Массачусетс считается одним из наиболее либеральных штатов, недалеко от него ушел и Мэриленд. Что касается Аризоны, долгое время она была оплотом ультраконсерваторов, которых в Сенате представлял ультраправый «ястреб» Барри Голдуотер. Но со временем демография штата менялась, во многих округах стало доминировать латиноамериканское население, и даже преемник Голдуотера – хорошо известный в России своей ненавистью к нам Джон Маккейн был весьма специфическим республиканцем. Таким же правым «ястребом» во внешней политике, как «неистовый Барри», но довольно левым во многих социальных вопросах.

Маккейн и Трамп друг друга терпеть не могли, а теперь избиратели штата отвергли «трампистов» и на губернаторских выборах, и на голосовании в Сенат, хотя более умеренный кандидат наверняка бы победил.

То, что подходит для Огайо (там мандат сенатора вырвал друг Трампа Джей Ди Вэнс), не подходит для Невады.

Так Трамп превратился для партии в чемодан без ручки, который, как известно, обладает двумя качествами – его нести тяжело и бросить жалко.

Бросать жалко не потому, что Трамп по-прежнему самый популярный политик в партии, хотя это тоже важно. Важнее, что он привлек на избирательные участки много новых людей – свой собственный актив, который прежде на выборы вообще не ходил.   

Но и нести все-таки тяжеловато – со всем его грузом из скандалов и уголовных дел, антирейтингом, имиджем радикала, несносным характером и довольно преклонным возрастом – 78 лет на момент выборов–2024, а как может вести себя президент в 78 лет, Америка весь прошлый год наблюдала на примере Джо Байдена.

Почему попытка реванша со стороны Трампа – плохая идея для интересов Республиканской партии, газета ВЗГЛЯД подробно писала в сентябре прошлого года. Теперь об этом активно пишут лояльные республиканцам медиа в самих США, из которых особое внимание стоит обратить на The New York Post. Там разместили на передовице карикатуру на Трампа – Шалтая-Болтая (Humpty Dumpty, в данном случае Trumpty Dumpty). Имелось в виду, что он расколол партию, а теперь ее придется собрать заново.

The New York Post так же, как главный «рупор» республиканцев Fox и влиятельный биржевой вестник The Wall Street Journal, принадлежит Руперту Мердоку – медиамагнату, которого Джо Байден считает «самым опасным человеком в мире».

Считается, что Мердок, благодаря своему гению и влиянию, предопределил «консервативный поворот» в англосаксонском мире – от Брекзита до избрания Трампа президентом в 2016-м. Если теперь он считает, что Трамп в этот поворот больше не вписывается, Трампу пора сушить весла. Но он не хочет.

Он в принципе не умеет проигрывать, что является его практически общепризнанным недостатком. Раньше терпели – поводов давал немного, но теперь Трамп не может продемонстрировать того, как нужно побеждать, уступив эту роль губернатору Флориды Рону Десантису, в штате которого демократам указали на дверь даже в тех округах, где они десятилетиями не проигрывали.

От того, захочет ли Десантис бросить вызов Трампу, и зависит судьба партии в ближайший электоральный цикл, а вовсе не от Трампа. Раньше флоридец сам был «трампистом», но со временем между двумя политиками, как считается, кошка пробежала. После этого губернатор-вундеркинд автоматически стал считаться более перспективным кандидатом в гонке 2022 года как минимум в силу возраста, и теперь, после красной лужи, ему предстоят весьма непростые переговоры о судьбах партии и – как партия сама ставит вопрос – о судьбах Отечества.

Не исключено, что трамповская заявка на реванш в конечном счете сведется к тому, чтобы набить себе цену и придумать максимально почетную пенсию, которая только может быть у чемодана. Такую, чтоб не выкинули и не сдали в ФБР

..............