В четверг на полигоне Минобороны в Архангельской области взорвался реактивный двигатель жидкостной ракеты, ЧП произошло под Северодвинском, на 45-м государственном морском испытательном полигоне Военно-морского флота Нёнокса, входящего в состав Беломорской военно-морской базы.

Шесть представителей Минобороны и предприятия-разработчика получили травмы различной степени тяжести, а два специалиста погибли. В военном ведомстве подчеркнули, что никаких выбросов вредных веществ в атмосферу не произошло, радиационный фон остался в норме. Впрочем, власти соседнего Северодвинска сообщили, что все-таки зафиксировали краткосрочное повышение радиационного фона после взрыва.

Известно, что полигон Нёнокса создан в 1954 году для испытания баллистических межконтинентальных ракет морского базирования, испытания крылатых и зенитных ракетных комплексов морского базирования. Интересно и то, что летом дороги до Нёноксы нет, поезд ездит всего два раза в день.

Известно также, что за полвека существования, к 2004 году, на полигоне были испытаны 11 базовых и 13 модификаций комплексов ракетного вооружения стратегического назначения с баллистическими ракетами, восемь комплексов ракетного вооружения стратегического назначения с крылатыми ракетами, 10 комплексов ракетного вооружения с противокорабельными ракетами и два комплекса зенитных управляемых ракет. Было обеспечено около 2500 пусков баллистических и крылатых ракет.

Стоит отметить, что после взрыва власти Северодвинска зафиксировали краткосрочное повышение радиационного фона. Его уровень в течение получаса примерно в три раза превышал допустимую норму. Позже стало известно, что участок Белого моря рядом с полигоном ВМФ закрыт на месяц для свободного плавания. Правда, позднее вечером власти уточнили, что сообщение о закрытии поступило еще до взрыва.

Ближе к вечеру начальник отдела гражданской защиты администрации города Валентин Магомедов выступил с обращением, заверив, что опасности для здоровья горожан нет. «В период с 11:50 до 12:20 мск обнаружено повышение радиационного фона до двух микрозивертов в час, – признал он. – 

В настоящее время уровень радиации составляет 0,1 микрозиверта в час, угроза населению отсутствует».

Уровень 0,6 микрозиверта в час, как сообщали в мэрии, считается максимально допустимым. Тем не менее российский Greenpeace уже обратился в Роспотребнадзор с просьбой установить причину повышения радиационного фона и исследовать его последствия для окружающей среды и населения.

Портал «Новости Архангельска» тоже написал, что после взрыва на полигоне экстренные службы отметили тройное превышение уровня радиации в районе самой деревни Нёнокса. Кроме того, сайт опубликовал снимки, на которых видно, что жертв взрыва с полигона встречали на аэродроме Архангельска люди в костюмах радиационной защиты. 

«Это не костюм радиационной защиты. Это общевойсковой защитный костюм, который используется от всех видов заражения. Если вертолет привез людей, на которых могут быть частицы гептила, то персонал, работающий с этим, будет одет в защитные костюмы», – пояснил газете ВЗГЛЯД эксперт Центра АСТ Василий Кашин.

«Жидкостные ракетные двигатели советских баллистических ракет, в том числе морского базирования, работают на гептиле. Например, морские баллистические ракеты комплекса «Синева» его используют.

Гептил – супертоксичное ракетное топливо. Даже его частицы очень опасны.

Во время взрыва, скорее всего, произошел разлет осколков. Поэтому возможен такой вариант – военные проводят какие-то работы по очистке местности от токсичных компонентов ракетного топлива. Поэтому они закрыли часть акватории. К радиоактивному заражению это гарантированно не может иметь отношения», – заверил эксперт.

«Возможно, при взрыве, при разрушении элементов оборудования, в атмосферу попали подобные вещества. Это и вызвало незначительное повышение фона», – заявил Кашин. Он не исключил, что был поврежден какой-то измерительный прибор, в состав которого входили радиоактивные вещества.

«Думаю, паника связана со следующим – кто-то прочитал историю Нёноксы, что раньше полигон использовался для испытаний стратегических ядерных вооружений, это действительно так, и дальше раздул какую-то теорию, – предположил Кашин. – Ракеты с какими-либо ядерными боеголовками уже давно не испытываются. Последний раз подобные испытания проводили там в начале 50-х, сейчас этого нет. Забыли уже. Там не могло быть ядерного оружия».

Что же именно испытывали в четверг на Нёноксе, которая неофициально считается главным полигоном российского ВМФ?

Бывший командующий Северным флотом адмирал Вячеслав Попов заявил газете ВЗГЛЯД, что инциденты на полигонах случаются регулярно. «Взрывы на испытательных полигонах – это привычное дело. К ним надо относиться спокойно. На то это и испытание. Отрицательный результат – тоже результат. Для того, чтобы ракета полетела, нужно испытать все ее составляющие: двигатели, топливо – все, что угодно», – сказал Попов. От более подробных комментариев адмирал отказался, предложив дождаться итогов расследования.

«Все причины никто называть не будет. Для этого нужно проводить расследование. Неизвестно, что за взрыв, какого объема, масштаба. Пока такой информации нет», – резюмировал адмирал.

Бывший начальник зенитных ракетных войск командования специального назначения Сергей Хатылев заявил газете ВЗГЛЯД, выдвинув свою версию: «Сейчас в основном применяются ракеты на твердотопливных системах, поэтому можно говорить о том, что это не самая современная разработка».

Эксперт отметил, что без точной информации, какая именно ракета проходила испытания, нельзя говорить, насколько опасны последствия взрыва. По его словам, если ракета находится не на боевом дежурстве, то она вообще не заправлена и хранится в разобранном виде: «Обычно ракета заправлена горючим и в окончательной готовности она находится на пусковой установке. В остальных ситуациях они находятся без топлива на складах и хранилищах. Компоненты топлива для реактивных двигателей тоже находятся в другом месте. Только потом идет проверка, сборка, заправка компонентами».

Такие происшествия на полигонах происходят один-три раза в год, правда, люди при этом гибнут, разумеется, крайне редко, добавил он. Что касается причин трагедии, то Хатылев не исключил ошибку, допущенную кем-то из участников испытаний. «Все работы с ракетной и авиационной техникой, горючим и прочим, могут нести какую-то опасность. Начиная от человеческого фактора и заканчивая старением механизмов», – заключил Хатылев.

Кашин не уверен, что на Нёноксе испытывали непременно старую ракету. «У нас в стране производятся жидкостные баллистические ракеты, например, ракеты морского комплекса «Синева» и более того, разрабатываются новые жидкостные баллистические ракеты. Примером может служить ракета «Сармат», – отметил он.

«Действительно, сейчас твердотопливные ракеты преобладают, но в производстве и разработке использующие жидкостные ракетные двигатели все же есть. Так что это могла быть как старая установка, так и новая. Например, это могли испытывать старое советское изделие с целью продлить срок его службы, а могли испытывать изделие, которое сейчас производится, чтобы проверить его качество, проверить режим работы», – пояснил Кашин.

Тем временем глава Архангельской области Игорь Орлов сообщил, что все шесть пострадавших при взрыве остаются в местных больницах. «Они находятся в архангельской системе здравоохранения, – сказал Орлов ТАСС. – Идет оценка ситуации и оказание помощи».