ВДВ в России – это больше чем войска. Это элита армии, где боевая подготовка несколько выше, чем в мотострелковых подразделениях. Девиз «Никто, кроме нас» всегда повышал статусность десантников – умение разбивать кирпичи руками и бутылки головой подкреплялось их высокой мобильностью, выносливостью и стремлением любой ценой выполнить поставленную задачу.

Воздушно-десантные войска пытались реформировать, сократить и передать в состав Сухопутных войск. Однако высокий политический вес ВДВ не позволил уничтожить эти войска даже бывшему министру обороны Анатолию Сердюкову. В так называемой пятидневной войне с Грузией в 2008 году именно десантники первыми вышли на окопы противника в Южной Осетии и прокатились до окраин Тбилиси. В Кремле этот героизм оценили – и десантникам дали зеленый цвет в дальнейшем развитии. В том числе неприкосновенность от реформ Сердюкова.

Однако вот в чем проблема. Чем дальше, тем больше звучат скептические голоса: а соответствует ли реальная боевая ценность ВДВ их героическому образу? Нет никаких сомнений в прекрасной боевой подготовке десантников, в их потрясающих морально-волевых качествах, но разве десантируемая техника не уступает в своей огневой мощи обычным мотострелковым подразделениям? Разве не является десант по своей сути легкой пехотой? Да и так ли нужна с боевой точки зрения возможность десантировать эту пехоту на парашютах?

Конечно, никогда нельзя говорить десантнику (в первую очередь российскому), что парашютный способ десантирования уходит в прошлое – порвут как тузик грелку.

Особенно в день ВДВ 2 августа, когда десантура отмечает свой праздник и купается в фонтанах в честь небесного покровителя Ильи. В «войсках дяди Васи» (ВДВ) есть присказка: «Кто не прыгал с парашютом – называется «мабута» – с намеком на все остальные виды и рода Вооруженных сил РФ, которые не знают, что такое предпрыжковая подготовка и совершение парашютных прыжков. «Мабута» в десантном лексиконе – пехота.

И все же вопрос резонный. Массовый парашютный десант в боевых условиях практически никогда не применялся, после Второй мировой войны точно. Крупная десантная операция была проведена в Афганистане в 1982 году – 4000 человек были заброшены в Панджшерское ущелье, но посадочным способом, на вертолетах. Оно и понятно – масштабные десантные операции в тылу противника парашютным способом чреваты серьезными потерями. Это осознавали и американские, и английские, и российские десантники.

Средство доставки в ВДВ – военно-транспортный самолет, который подвержен поражению как средствами ПВО, так и истребительной авиацией. Сбили самолет – это сразу минус около 100 человек или потеря трех боевых бронемашин. В воздухе парашютист «зависает» на две-три минуты и остается беззащитным от огня с земли даже стрелковым вооружением. Проще и безопаснее по земле, или вертолетами. Но десантная операция с использованием парашютов все еще представляется не только внезапной, но где-то еще и романтичной. С неба – об землю – в бой, как учили наставления по боевой подготовке ВДВ еще советских времен.

Попробуем проанализировать необходимость парашютно-десантных операций – и выслушать разные мнения на этот счет. Начнем с того, что же представляют на сегодняшний день российские ВДВ.

В настоящее время в составе ВДВ ВС РФ имеются две воздушно-десантные и две десантно-штурмовые дивизии, четыре десантно-штурмовые бригады, отдельная бригада спецназначения, еще ряд вспомогательных и учебных частей. Еще, конечно, «кузница кадров» – Рязанское десантное училище. В ВДВ совершают прыжки с парашютом все – от командующего до музыканта полкового оркестра. Все боевые подразделения проходят парашютную подготовку.

Самолетов ВТА, способных к десантированию парашютистов, не так уж и много. В составе ВКС насчитывается около 120 Ил-76 (еще около ста находится на консервации). Если вспомнить учения нынешнего года в Крыму, когда было десантировано почти 2,5 тыс. человек, или прошлогодние учения, где тоже с самолетов совершили массовые прыжки десантники, то в них было задействовано 40-45 тяжелых «Ильюшиных». Если собрать в воздушную группировку все боеспособные Ил-76, их разве что хватит на десантирование двух ПДП (парашютно-десантный полк) со штатным комплектом вооружения и военной техники.

Сейчас Минобороны заказало около 200 модернизированных Ил-76. С учетом износа старых, парк ВТА увеличится к 2025 году в лучшем случае наполовину и будет способен поднять в воздух и десантировать парашютным способом лишь одну дивизию ВДВ. Что делать остальным частям и подразделениям десантных войск? Перемещаться либо по сухопутью, либо на вертолетах – как обычная пехота.

«Россия, по сравнению с иностранными армиями, располагает наиболее многочисленным контингентом парашютно-десантных и воздушно-десантных частей и соединений, который превышает возможности их подъема самолетами военно-транспортной авиации, – говорит военный эксперт Владислав Шурыгин. – Десантников у нас много, а вот средств их доставки в район боевых действий по воздуху явно не хватает. Это проблема не только российской армии. Американцы уже давно отказались от массового десантирования парашютным способом – дорого и опасно.

В России ВДВ входят в состав сил быстрого реагирования, проходят постоянную парашютно-десантную подготовку, которая в реальных условиях боевых действий может пригодиться лишь для диверсионных операций либо для ограниченной выброски парашютистов с целью захвата плацдарма и удержания его до подхода основных сил. Еще с советских времен в боекомплект и рацион питания десантников закладывался запас максимум на трое суток – большего парашютным способом не доставишь».

В свое время Минобороны запустило масштабную реформу Воздушно-десантных войск именно с направленностью на их участие в силах быстрого реагирования. Предполагается, что части и соединения ВДВ будут автономными и смогут решать широкий круг задач. Войска получают собственную артиллерию и танковые подразделения. Часть вооружений не способна к десантированию парашютным способом. ВДВ в итоге сегодня уже совсем не те, какими они были до 1991 года – это некий симбиоз штурмовых подразделений, смесь спецназа и обычной пехоты.

Разумеется, сами десантники необходимость парашютного способа заброски сомнению не подвергают.

«Воздушно-десантные войска за все время своего существования менялись, приобретая новые боевые качества, – говорит бывший командующий ВДВ генерал-полковник Георгий Шпак (с 1996 по 2003 год). – Первый десант в 1930 году был вооружен винтовками Мосина и пулеметами Дегтярева. Сейчас военно-транспортная авиация способна забросить в тыл противника тяжелую гусеничную технику, артиллерию и другое вооружение. Тут нужно принимать во внимание тот факт, что основное предназначение ВДВ – не проводить наступательную операцию, а обеспечить ее за счет захвата плацдарма и удержания его до подхода основных сил. Глубина проникновения не более ста километров. Здесь важно провести скрытное десантирование, захватить средства противодействия противника и дождаться подкрепления.

Обратите внимание на все последние учения с массовым десантированием, задача которых заключалась именно во внезапном появлении подразделений ВДВ в ближнем тылу потенциального противника. Без парашютного способа доставки личного состава в предполагаемый район обойтись крайне сложно. Вспомним последние учения в Крыму, когда площадки приземления располагались буквально у кромки моря, неожиданном месте для неприятеля, а уже потом проводилась операция по захвату аэродрома и обеспечению высадки посадочным способом основных сил. У морского десанта подобная операция могла занять гораздо больше времени и обернуться потерями личного состава. В общем, парашюты в ВДВ списывать рано».

И действительно, ВДВ в последние годы заметно «потяжелели» за счет бронетехники, не способной к десантированию парашютным способом. Ну как сбросить даже на многокупольной парашютной системе танки Т-72Б3, которые в прошлом году в батальонном составе появились в 7-й Новороссийской и 76-й Псковской десантно-штурмовых дивизиях? Их доставка может осуществляться только посадочным способом. Лучше – уже в тылу противника. Там могут действовать для захвата объектов более легкие средства бронетехники ВДВ.

Из «спускаемых» с неба можно назвать давнюю уже установку (то ли миномет, то ли гаубицу) 120-мм «Нону-С», новую 125-мм самоходную установку «Спрут», бронетранспортер БТРД-МД «Ракушка», боевую машину БМД-4М. Парашютным способом сбрасывается и другая техника и вооружение – бронетранспортеры, противотанковые ракетные комплексы, крупнокалиберные пулеметы. С полноценной мотострелковой дивизией противника такими средствами бороться действительно трудно, но обеспечить захват объекта вполне по силам.

Десантники сейчас активно пересаживаются на вертолеты.

В качестве эксперимента, который был признан удачным, на прошлогодних стратегических учениях «Восток-2018» принимали участие соединения нового типа. Опытной стала 31-я десантно-штурмовая бригада (Ульяновск), два аэромобильных батальона которой перемещались на вертолетах. По итогам маневров было принято решение включить подразделения армейской авиации в штатную структуру ВДВ. Предполагается, что в составе Воздушно-десантных войск теперь будет создана собственная бригада армейской авиации. Ее формирование предполагается в ближайшие два-три года.

«Применение ВДВ существенно расширяется, – говорит председатель Центрального совета Союза десантников России Валерий Юрьев, отслуживший в разведке ВДВ. – Десантники – это та сила, которая может использоваться как для усиления сухопутных войск, так и для проведения самостоятельных операций, в том числе разведывательно-диверсионных. Пересадка на вертолеты и самолеты, как средство наземной доставки десанта, никакими побочными эффектами десанту не грозит. Здесь все зависит от поставленных задач. Но навыками парашютных прыжков каждый десантник обладать обязан».

В истории десантирования парашютистов есть и такой интересный пример. В конце 1987 года, когда советские войска завязли в боях с моджахедами на перевале Сатэ-Кандав в Афганистане, штабом 40-й армии было принято решение высадить необычный десант. В небе над горами распустилось несколько десятков парашютов, которые моджахеды расстреливали из всех видов вооружения. Но на стропах под куполами висели мешки с песком, а не живые люди. Огневые точки противника были засечены и уничтожены бомбо-штурмовыми ударами и артиллерией. Перевал десантники 103-й дивизии взяли практически без потерь – погиб от пули снайпера лишь один сержант.