Мнения

Материнство не должно продаваться

Никого не заставляют под дулом пистолета: суррогатная мать получает свои деньги, заказчики – ребенка. В системе этических воззрений, где торговать можно абсолютно всем, а преступным можно считать только прямое принуждение, трудно понять, что здесь не так.

публицист, богослов
8 сентября 2020, 09:12
141
Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Дело о торговле детьми, по которому в СИЗО попало несколько медработников, недавно получило новый оборот: врач Юлиана Иванова, одна из обвиняемых, в ходе проверки СИЗО №6 заявила членам ОНК Москвы об угрозах в ее адрес со стороны сокамерниц. Это, как сообщается, связано с тем, что женщины-заключенные обычно крайне негативно относятся к людям, обвиняемым в преступлениях против детей.

Арестованные медики сотрудничали с российским Европейским центром суррогатного материнства (ЕЦСМ); в поле зрения правоохранителей они попали из-за (видимо, случайной) смерти одного из младенцев. Налаженный процесс суррогатного материнства забуксовал из-за карантина и перекрытия границ.

Виновны ли задержанные с чисто юридической точки зрения – неясно. Практика суррогатного материнства – когда женщины вынашивают детей для богатых заказчиков – формально не запрещена, и до карантина совершалась без каких-либо препятствий. Любой запрос в Сети выдает множество клиник, предлагающих подобные услуги.

Это происшествие напомнило о проблеме суррогатного материнства и вызвало новый виток дискуссии. Одни говорят, что практика суррогатного материнства нуждается в более тщательной правовой регуляции, другие находят ее в принципе недопустимой.

С одной стороны, существует определенный рыночный запрос – люди из богатых стран (или социальных слоев) хотят взять напрокат тело женщин из бедных стран, чтобы выносить себе ребенка. У них есть деньги, у женщины есть здоровое тело – происходит рыночный обмен, обычно по добровольному согласию сторон.

При этом свою долю получают посредники, медицинский персонал и другие люди, так или иначе вовлеченные в товарообмен. Все они будут, разумеется, горячо поддерживать этот бизнес и не видеть в нем ничего предосудительного. Упор при этом обычно делается на добровольность происходящего: никого не заставляют под дулом пистолета, женщина получает свои деньги, заказчики – ребенка; в системе этических воззрений, где торговать можно абсолютно всем, а преступным можно считать только прямое принуждение, трудно понять, что здесь не так.

Однако такая этика неизбежно ущербна – и в итоге разрушительна для общества. Не всем можно торговать. Отсутствие прямого принуждения еще не делает какую-то практику приемлемой. Мы все легко вспомним примеры: наркоторговец и его клиент общаются без принуждения, нередко и педофилы не прибегают к прямому насилию. Перестают ли их действия от этого быть преступными?

Женщина, вовлеченная в проституцию, пропускает через себя по десять мужчин за смену – формально добровольно и по согласию, но говорить при этом, что клиенты и организаторы бизнеса не делают ничего предосудительного, едва ли возможно. Человека не следует подвергать такому обращению – даже если ее вытолкнули на этот путь тяжелые жизненные обстоятельства, неопытность или глупость, а не прямое принуждение. 

Это разрушительно для человеческого достоинства всех, кто вовлечен в эту индустрию, и для нравственных стандартов общества в целом. Неудивительно, что в некоторых, в остальных отношениях, крайне либеральных странах – таких, как Швеция – организаторов и клиентов проституции (не самих женщин) наказывают. И это справедливо. Суррогатное материнство – это тоже форма продажи женского тела за деньги, причем в некоторых отношениях даже более трагичная, чем проституция.

Из всех человеческих отношений самые теплые, самые близкие, самые священные – это отношения между матерью и ребенком, которого она выносила под сердцем. Это – абсолют человеческой любви; самое драгоценное, что только можно знать в этом мире. Именно от матери новый человек, приходя в мир, узнает, что значит быть драгоценным, любимым и желанным. Человек навсегда связан узами любви и благодарности с женщиной, которая выносила его под сердцем, и это отношение является формирующим для всей его жизни.

Когда библейский пророк хочет подчеркнуть неизменность любви Божией, он сравнивает ее именно с любовью матери к ребенку: «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Исаия 49:15). Даже у тех мужчин и женщин, которые преступили закон и оказались в местах заключения, есть нечто почитаемое безусловно святым – материнство.

Нет ничего более ужасного и трагичного, чем лишиться матери. Даже если физически ребенок оказался в полной безопасности, ничто не может заменить мать. Конечно, такие трагедии бывают – мать умерла, когда ребенок был еще очень мал (и это травма на всю жизнь). Или мать оказалась тяжелой алкоголичкой, с которой оставлять ребенка опасно – но это бывает редко, и мы все понимаем, что это исключительная, трагическая ситуация, которую никто не считает нормальной и не хочет создавать намеренно.

Суррогатное материнство – это именно ситуация, когда мать забудет грудное дитя свое и, как и было оговорено с самого начала, продаст его чужим людям, чтобы никогда о нем не вспоминать. По крайней мере, этого требуют условия контракта. Быть проданным за деньги тем самым человеком, для которого ты по природе должен быть дороже жизни – огромное несчастье для ребенка.

Связь между ребенком и женщиной, которая выносила его в своем теле, перестает быть чем-то священным и почитаемым, приобретает свою рыночную цену. Принцип «все продается» достигает своего предела.

Хотим ли мы жить в обществе, где продажность носит настолько тотальный характер, а представление о священном изгажено настолько полностью? И есть ли будущее у такого общества? Есть ли честь и гордость у народа, который продает своих матерей напрокат иностранцам? И долго ли просуществует народ с таким отсутствием самоуважения?

Сейчас общество и власти обеспокоены падением рождаемости – государство прилагает усилия, чтобы поддержать молодых родителей финансово. Но для семьи и детей важны не только и не столько деньги – но и определенный нравственный климат. Атмосфера, в которой поддерживается представление о святости материнства, о величайшем достоинстве матери, которая дала жизнь ребенку, которая его взрастила, который до конца ее дней будет ее радостью и гордостью.

Практика суррогатного вынашивания отрицает материнство и обесценивает любовь между матерью и ребенком – подобно тому, как проституция обесценивает любовь между мужчиной и женщиной. Только хуже. Виновны ли арестованные медики по закону – трудно понять, вполне вероятно, они делали то, что не было на тот момент запрещено, а закон не должен иметь обратной силы.

Но это происшествие показывает, что сама практика суррогатного материнства должна быть ясно и недвусмысленно запрещена. Материнство не должно продаваться.

Вы согласны с мнением автора?
120
Да
86
Нет
34
Читать комментарии (141)
Подписывайтесь на наши каналы
Сергей Миркин
21 сентября 2020, 17:45
0
Зеленский не дождется самоликвидации ЛДНР

Проукраински настроенных персонажей в ЛДНР меньшинство. Большая часть людей связывает свое будущее с Россией. И лучше всего это подтверждает тот факт, что с каждым днем становится все больше граждан, которые получают паспорта РФ.

Развернуть
Павел Волков
21 сентября 2020, 12:02
10
Украинские шахтеры ушли под землю

Работяги из Кривого Рога, родины президента Зеленского, уже две недели сидят под землей, потому что дальше так жить нельзя. Чего же хотят шахтеры? Они хотят всего лишь выжить.

Развернуть
Тимур Шерзад
21 сентября 2020, 09:04
13
Двадцатый век был столетием диктаторов

Двадцатый век начался с крушения монархий – и это приводило к образованию далеко не только демократий. Но даже среди диктатур были страны, творившееся в которых безобразие было значительно выше нормы. Поговорим о «тройке лидеров».

Развернуть
Кот Скрипаля
20 сентября 2020, 15:22
19
Лондонские шпили-вили Навального

«Агенты ГРУ» Петров и Боширов ездят в Солсбери смотреть на шпили. «Агент МИ-6» Мария Певчих на шпильках летит в Новосибирск за Навальным. Отравление – кома – санкции, и как в добрых голливудских фильмах, при съемках никто не пострадал.

Развернуть
Глеб Простаков
19 сентября 2020, 15:10
10
Газовая конкуренция России и США в Европе становится взрывоопасной

Для Газпрома и России в целом – это новая реальность. Излюбленная мантра об экономической целесообразности больше не работает. Экономика в чистом виде больше не решающий аргумент при принятии решений.

Развернуть

Новости партнеров


Подпишитесь на рассылку

Раз в неделю мы присылаем самые важные статьи