Мнения

С Киевом солидарны только местечковые сумасшедшие

Даже среди оппозиционеров, в принципе считающих, что Крым не наш, наблюдаются разногласия. Что и понятно. Явить полную солидарность с Украиной в этом вопросе – значит загнать себя в полную и окончательную маргиналию.

публицист
11 июня 2020, 17:30
76
Фото: Виталий Аньков/РИА «Новости»

Президент Украины В. А. Зеленский, рассуждая о Крыме, обратился к доводам совестного характера: «Стыдно будет российскому народу через несколько лет из-за того, что вышло... Без возвращения Крыма не будет единения и возможности нормально, открыто, дружески общаться будущим поколениям украинского и российского народа».

С одной стороны, спасибо и на том, что Зеленский не обещает отвоевать Крым малой кровью, могучим ударом. Благодаря чему в украинском политикуме он смотрится даже как голубь. Очевидно, он делает ставку на то, что равно или поздно Россия устыдится и сама эвакуирует Крым. После чего туда победоносно войдут украинские армия и флот.

В принципе, история знает случаи такой смиренной эвакуации. Условия подписанного 11 ноября 1918 г. перемирия между Германией и Антантой предусматривали, что Германия в двухнедельный срок эвакуирует Эльзас и Лотарингию. Условие было выполнено.

На парижской площади Согласия с каменной дамы, изображающей Страсбург, сняли черный креп, прикрывавший даму с 1871 г. – когда по итогам франко-прусской войны Эльзас отошел к Германии. Кстати, упущенная возможность державной агитации: поставить на Майдане Незалежности статую дамы Тавриды и сразу ее задрапировать в черное.

Но в 1918 г. Германии было некуда деваться. После последнего летнего наступления 1918 г. мощь армии надломилась, и Второй рейх, павший жертвой перенапряжения, был вынужден капитулировать. Вдобавок к тому в Германии произошла революция, кайзер бежал, временное правительство было слабее слабого. Именно это, а вовсе не стыд немецкого народа за то, что вышло в 1871 г. с Эльзасом и Лотарингией, заставило побежденный рейх начать стремительный рюкцуг, по итогам которого прежняя Гретхен стала Марго, а Иоганн – Жаном.

Аналогичное переписывание границ было и в других местах и после первой, и после второй мировой войны – взять хотя бы судьбу Померании и Восточной Пруссии, а также Судет. Совесть и стыд там также играли невеликую роль. А что касается судьбы местного населения, то она была крайне незавидной. Живы остались – и то слава Богу.

Но даже если отвлечься от условия, при котором границы исправляются, т. е. сокрушительное военное поражение России (какие предпосылки к нему видит Зеленский?), и если судьба крымчан нас не волнует нимало (кто успеет сбежать в Россию, тот успеет, кто не успеет – радостно встретит отряды украинских освободителей, знать, судьба такая), есть еще вопрос: где предпосылки к сколь-нибудь социально значимому стыду, который, согласно Зеленскому, через несколько лет овладеет гражданами России?

Нельзя сказать, что все поголовно исповедуют твердый принцип «Крым наш». Некоторые вообще не задаются этим вопросом – есть много иных забот. Некоторые считают, что в принципе, может быть, и наш, но издержки аншлюса оказались чрезмерно велики. Тут речи о стыдливых чувствах не идет – скорее о чисто прагматических соображениях. Тем более что за шесть лет, прошедших после аншлюса, внутренняя и внешняя политика Украины показала такую неслыханную красоту, что говорить о стыде перед украинскими братьями охотников становится все меньше.

Более того. Даже среди оппозиционеров, в принципе считающих, что Крым не наш, наблюдаются разногласия. Те, что имеют честолюбивые замыслы (А. А. Навальный или восходящая звезда российской политики Е. С. Жуков), весьма осторожно высказываются насчет Крыма. «И да, и нет, и вообще будем посмотреть».

Что и понятно. Явить полную солидарность с Украиной в этом вопросе – значит загнать себя в полную и окончательную маргиналию. А что же тогда с честолюбием?

Стыдятся в полную силу и убежденно возглашают «Крым не наш!» лишь люди, давно носящие почетное звание местечковых сумасшедших, которым по этой причине нечего терять. Гозман, являющийся сказкой целого города проф. Зубов, эмигранты, сплотившиеся вокруг виленского форума «Свободной России». Им всегда было и будет стыдно, но нельзя сказать, чтобы их голос был и будет сильно значим. Так себе, сильно ниже социологической погрешности.

Если украинский политикум решил сделать ставку на гозманов и зубовых – имеет право, но какой из этого будет прок – хоть сейчас, хоть через несколько лет – вопрос отдельный.

Читать комментарии (76)
Подписывайтесь на наши каналы
Дмитрий Волошин
14 августа 2020, 14:46
3
Главное достижение СССР после спутника и лампочки Ильича

Накопленные за 20 лет компромиссы с питанием, алкоголем, сидячим образом жизни и прочими излишествами нехорошими начинают активно подавать признаки жизни. И если в 40 это еще могут быть просто поклевки, то в 50 начнется шоу с конями.

Развернуть
Александр Малькевич
14 августа 2020, 13:04
4
Доверять нельзя контролировать

Разочарованные сотрудники Facebook теперь бросают вызов Цукербергу и руководству на общих собраниях компании, устраивают виртуальные забастовки и задаются вопросом: «Делает ли их работа мир лучше?». Боюсь только, что финал у этой истории будет традиционным для западных «новых медиа».

Развернуть
Ирина Алкснис
14 августа 2020, 12:52
111
Белоруссия проходит развилку, которую уже успешно прошла Россия

Самую большую ошибку, которую может совершить власть и ее сторонники – мазать одним миром значимую часть общества и политические силы, стремящиеся использовать его в своих деструктивных целях. Можно провести мысленный эксперимент: представьте себе, что в декабре 2011 года история России пошла иным путем.

Развернуть
Дмитрий Ольшанский
14 августа 2020, 12:02
10
Главный товар – это вражда с Россией

Когда тирания падет и восторжествует свобода, на те же самые предприятия, где сейчас собирается недовольный народ, чтобы сказать свое веское «надоело», придут. Туда придут, чтобы эти предприятия закрывать навсегда.

Развернуть
Алексей Алешковский
14 августа 2020, 09:34
18
Низы не знают, чего хотят, а верхи их не понимают

Понятно, что все мечтают о свободах, независимых институтах, сменяемости власти и вот этом всём, что считается признаками идеального демократического государства. Но идеалов в России полно, а как их воплотить в реальности?

Развернуть

Новости партнеров


Подпишитесь на рассылку

Раз в неделю мы присылаем самые важные статьи