Портреты мужчин – кандидатов в депутаты сливаются в одно лицо. Они неотличимы как близнецы, с одинаковым выражением звериной серьезности, натянутыми улыбками и безвкусными галстуками.

Любое женское лицо на этом унылом фоне как минимум выглядит необычно и привлекает внимание. Очевидно, что политтехнологам, работающим и на оппозиционный, и на лоялистский лагерь, эта мысль тоже пришла в голову.

Запуск оппозицией проекта «Люба Соболь» за полтора месяца до московских выборов выглядит если не попыткой заменить фигуру изрядно поднадоевшего Навального, то по крайней мере решением подстраховаться и запустить на политический рынок еще один либеральный бренд.

Но с количеством маркетинга в этом проекте авторы сильно переборщили.

Любовь Соболь фальшивая от начала до конца. В ней фальшивое имя, фамилия, цвет волос и даже очки. Первая мысль, которая приходит в голову, – что у нового лидера явно стопроцентное зрение, а очки она носит либо для солидности, либо чтобы выглядеть сексуальнее.

Тем не менее проект неплохо заработал, и про получивших 30 суток административного ареста Навального, Гудкова и Яшина месяц никто не вспоминал. Блондинка с горящими глазами затмила их всех.

Оказалось, что потенциальные сторонники и даже сочувствующие готовы простить женщине промахи, которые никогда в жизни не простили бы мужчине. Экзальтация, которая у мужчины выглядит как истерика, у женщины воспринимается как сильная эмоциональность. Злость, наглость, которая в мужчине выдавала бы слабость, у женщины назовут искренностью или стервозностью, но тоже скорее со знаком плюс.

Московским антиподом Любови Соболь выступила Валерия Касамара. Красивая, умная женщина, сделавшая блестящую карьеру, член научного совета Высшей школы экономики. Феминистка в лучшем смысле этого слова. Она не отмалчивается, свободно вступает в полемику, активно реагирует на ситуацию. Модель ее поведения у политиков-мужчин давно практически не встречается.

Появление на политической сцене этих фигур наглядно демонстрирует, что без дам весь балаган вокруг московских выборов превратился бы в рутинное и скучное мероприятие.

Как ни анекдотично выглядело выдвижение Ксении Собчак в 2018 году кандидатом на президентских выборах, сам факт выдвижения говорит о том, что «женский» тренд в политике становится одним из самых перспективных.

И не только в политике. Женщины в публичном пространстве начинают играть все более заметную роль. По степени влияния на общественное мнение Маргарита Симоньян, Анна Федермессер, Анастасия Ракова или Наталья Синдеева объективно далеко не на последних позициях.

Крупный российский бизнес первым открыл женщинам возможность делать настоящую карьеру. Деньги эффективнее всего борются с предрассудками и фобиями, гендерными, национальными или любыми другими.

Россия – лидер по «женскому» присутствию в топ-менеджменте крупного бизнеса. По данным рейтинга РБК «25 женщин-CEO российского бизнеса», пропорция в пользу мужчин составляет всего 53% на 47% при среднемировых показателях 75% и 25% соответственно.

Даже в других развитых странах – США, Британии, Германии – женщин в руководстве бизнесом всего 18–23%. Всего 9% исследованных российских компаний не имеют женщин в руководстве (глобальный показатель – 34%). Также Россия – единственная страна в Восточной Европе, в которой женщины работают на руководящих позициях во всех отраслях.

Российская власть давно без лишней помпы и политического шума выдвигает женщин на самые важные посты. Если 15 лет назад Валентина Матвиенко на посту губернатора Санкт-Петербурга была почти уникальным явлением в мире большой политики, то сегодня это политическая рутина. Татьяна Голодец, Эльвира Набиуллина, Вероника Скворцова, Татьяна Голикова много лет занимают самые важные посты в российском правительстве. Два ключевых заместителя московского мэра – женщины. 

На самом деле все даже перестали обращать внимание на этот «нюанс». Он на глазах перестал быть существенным. Россия без всяких игр в гендерное равноправие, «женских квот» и агрессивного феминизма двигается ровно тем же цивилизационным путем, что и вся Европа, где женщины становятся президентами, министрами обороны и возглавляют многомиллиардные корпорации. И двигается быстрее остальных.

Я думаю, что новая Хиллари Клинтон скорее может появиться в России, нежели в консервативной, протестантской Америке. И это больше, чем все остальное, говорит о том, что мы – настоящая европейская страна.