30 июня американский президент дважды вошел в историю. Трамп стал первым действующим американским президентом, который ступил на землю КНДР (первым бывшим стал Джимми Картер, посетивший Северную Корею в 1993 году). Сделал он это в ходе встречи с Ким Чен Ыном – оба лидера встретились на границе между КНДР и Южной Кореей (у КПП возле деревни Пханмунджом), после чего Трамп по приглашению Ким Чен Ына ее пересек и прошел на северокорейскую сторону.

Там два уважаемых человека побеседовали какое-то время и затем вдвоем пересекли границу уже в обратном направлении. Выступили перед прессой, после чего отправились на переговоры, где к ним присоединился президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин. Что сделало Трампа первым американским президентом, который провел трехсторонние переговоры с участием глав Северной и Южной Кореи.

Шоу-дипломатия

По итогам переговоров Ким и Трамп договорились создать специальные рабочие группы, которые продолжат переговоры. И эксперты задаются вопросом: станет ли маленький шаг Трампа в Северную Корею большим шагом в деле денуклеаризации этой страны?

Ответ очевиден – нет, не станет. Ким Чен Ын – прагматик, и у него нет никаких оснований для того, чтобы отказываться от своего ядерного арсенала. Ядерное оружие – единственный инструмент, который защищает КНДР от импорта американской демократии на крыльях бомбардировщиков. Поэтому ядерный щит Северная Корея сохранит любой ценой – и Трамп это понимает, а также принимает. У него, как у еще большего прагматика, нет задачи принудить Кима денуклеаризироваться любой ценой.

Главная задача американского президента – сделать так, чтобы Северная Корея не устроила в Восточной Азии ядерный Армагеддон, а также убрать КНДР как дестабилизирующий фактор с горизонта, как минимум на период предвыборной кампании. Кроме того, получить Нобелевскую премию за «достижение мира на Корейском полуострове». Ну и, наконец, продемонстрировать Китаю способность вести диалог с КНДР напрямую, без китайского посредничества (за которое Пекин хотел бы потребовать плату).

Именно поэтому Трамп сейчас хочет показать миру, что у него прекрасные отношения с председателем Кимом – настолько прекрасные, что он даже побывал в Северной Корее, пусть даже на границе. Для понимания – 19 лет назад визит Билла Клинтона в КНДР готовился много месяцев и в итоге не состоялся. А тогда отношения между Пхеньяном и Вашингтоном были на порядок лучше, чем сейчас, и базировались на конкретных делах и сотрудничестве в течение пяти лет.

Конечно, немалое значение имеет и отношение самого северокорейского лидера – Ким Чен Ын гораздо больше, чем его отец, склонен к конструктивному диалогу с Западом. Однако это ни разу не умаляет достоинства самого Трампа. Как верно пишет редакция The Wall Street Journal, во внешней политике Трамп делает упор на личные отношения и шоу-дипломатию. Собственно, это и проявилось на его встрече с Кимом.

Саммит – это большой привет тем, кто последние недели рассказывал о кризисе в американо-северокорейских отношениях. О том, что после провала февральских переговоров в Ханое Ким готов выйти из договоренностей, достигнутых годом ранее. Переговоры показали – сейчас у Трампа и Кима все прекрасно, и нынешний уровень взаимоотношений устраивает обе стороны. 

Иран – не КНДР

И теперь любопытно, может ли эта шоу-дипломатия оказаться успешной в отношениях США с другими проблемными странами. Например, редакция CNN задается вопросом: если Дональд мог поговорить с Ким Чен Ыном, то почему нельзя по такому же принципу восстановить диалог с Ираном?

Причин тому множество. Прежде всего, в действиях Ким Чен Ына куда меньше идеологии, чем у руководителя Ирана (которым, естественно, является не президент Хасан Роухани, а духовный лидер Али Хаменеи). Ким – прагматичный политик, чьей целью является постепенная и безопасная для действующего режима реформа и модернизация Северной Кореи.

Кроме того, Пхеньян (несмотря на свою воинственную риторику) вполне может отказаться от конфронтационного подхода со всеми своими проамериканскими противниками в регионе – даже Японией. Иран же втянут в экзистенциальный конфликт с Израилем и Саудовской Аравией, которые всячески толкают Трампа на обострение отношений с Тегераном, в том числе и через провокации (вспомним истории с атакой танкеров в Оманском заливе).

Также американо-северокорейские отношения не отравляет грандиозный обман со стороны Соединенных Штатов, аналогичный выходу Трампа из иранской ядерной сделки. Да, американцы нарушали Рамочное соглашение (заключенное еще с Ким Чен Иром в 1994 году и подразумевавшее отказ КНДР от создания ядерного оружия в обмен на финансовую, материальную и техническую помощь со стороны США), однако, во-первых, это было давно, и во-вторых – там договоренности нарушали обе стороны.

И наконец, самое главное. Трамп, будучи прагматиком, понимает, что он не может ни победить, ни продавить Северную Корею – с ее ядерным оружием, сплоченным населением, закрытостью и умением жить в условиях жесткой изоляции. Поэтому американский президент решает северокорейский вопрос дипломатическими методами – так, как умеет, через личную дипломатию и шоу.

Что же касается Ирана, то у Трампа еще остается надежда продавить Исламскую Республику. И только тогда, когда он поймет, что это невозможно, попробует переобуться в воздухе, натянуть улыбку и устроить иранское шоу.