Когда две недели назад украинский политолог Погребинский пожаловался Владимиру Путину на то, что на некоторых российских телеканалах Украина «выставляется в непопулярном свете», президент ответил, что если это так, то это неправильно и нужно менять:

«Мы не должны выставлять нашего ближайшего соседа и братский народ, без всякого преувеличения, в невыгодном свете. Речь может идти о политике властей, но никак не о стране и народе. Если вы так это трактуете, значит, нашим программам чего-то не хватает. Они всегда должны это подчеркивать».

Путин сказал об этом 3 октября. А как раз накануне, как теперь выясняется, российские и украинские социологи закончили опрос общественного мнения в двух странах (работали специалисты из Киевского международного института социологии и российского «Левада-Центра»). Его результаты были опубликованы только сейчас. Выяснилось, что впервые с 2014 года большинство опрошенных в России относится к Украине хорошо или очень хорошо. И точно такой же результат на Украине. Причем там он был зафиксирован еще в начале этого года, до президентских выборов.

Сейчас о том, что хорошо или очень хорошо относятся к России, заявили 54 процента жителей незалежной (в феврале было еще больше – 57 процентов). Учитывая, что еще в 2017 году таковых было 37 процентов (а в сентябре 2015-го был достигнут минимум в 34 процента), понятно, что ни о каких массовых антироссийских настроениях на Украине говорить уже нельзя. В основном плохо и очень плохо относятся к России 35 процентов – да, это все равно очень много, но уже не большинство. Конечно, до 8–10 докрымских процентов еще далеко, но ведь людям на Украине пять лет рассказывали о том, что Россия агрессор и враг. Люди устали от этого уже давно: само избрание Зеленского было во многом связано с надеждой на изменение отношений с Россией, на прекращение демонизации соседа.

Но избрание Зеленского повлияло и на отношение к Украине в России.

Сейчас очень хорошо и в основном хорошо к Украине относятся 56 процентов против 32 процентов в феврале этого года.

Рост в полтора раза, то есть в России реально надеются на то, что Зеленский сумеет изменить как атмосферу на Украине, так и отношения двух стран. Плохое отношение прошлых лет было связано не с презрением к жителям соседней страны, а с возмущением тем, что делали ее власти, неприятием самой их идеи превращения Украины в анти-Россию. Сейчас есть надежда на то, что ситуация начнет выправляться.

Понятно, что пока в обеих странах нет массовой поддержки идеи воссоединения (которую, впрочем, социологи формулируют как объединение): в России за это выступают 19 процентов, а на Украине и вовсе незаметные три процента. Но при этом за то, чтобы две страны были дружественными государствами без виз и таможен, выступают 54 процента в России и 49 на Украине (за границы с визами – 23 в России и 41 на Украине). То есть за существование России и Украины в едином таможенном и визовом пространстве выступает большинство в обеих странах, и что особенно важно – на Украине.

А ведь единое таможенное и визовое пространство – это и есть Евразийский экономический союз, который был создан весной 2014 года и в который входят Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения и Киргизия. Именно к нему – тогда он назывался еще Евразийским экономическим сообществом – и предлагал присоединиться Украине Владимир Путин. Поэтому осенью 2013 года Виктор Янукович и притормозил подписание соглашения об интеграции с Евросоюзом, чтобы не навредить отношениям с Россией и подумать о возможности вхождения в Евразийский экономический союз.

За это Януковичу и устроили Майдан, убрав и президента, и надежды на сохранение единого экономического и геополитического пространства с Россией, чтобы спустя пять лет выяснить, что большинство населения Украины выступает за открытые границы и единое экономическое пространство с Россией – 49 против 41. И это после «русской агрессии», антироссийской пропаганды и безвиза с Европой. И эта цифра будет только расти, то есть можно говорить о том, что и на Украине, и в России идея восстановления дружеских отношений получает поддержку большинства населения. Сложнее, правда, с позицией властей.

Владимир Путин всегда подчеркивал, что считает жителей России и Украины не просто близкими, но практически одним народом и верит в то, что дружеские отношения двух стран восстановятся. Претензии русского общества к украинскому руководству резко уменьшились с его сменой, а негатива к украинскому народу не было и не может быть, просто потому, что большинство населения России так же, как и президент, не считает население Украины другим народом. Со стороны России нет препятствий к жизни без границ и таможен.

А вот со стороны Украины есть. И устанавливает их не народ, который даже сейчас в своем большинстве поддерживает идею общего будущего. Главным препятствием является украинская элита – политическая и бизнес-прослойка, получившая власть и собственность после распада СССР. Эта элита сначала пыталась сидеть на двух стульях – и с Россией, и с Западом, потом в ней стали брать верх прозападные, радикально-националистические и, соответственно, русофобские силы.

Они опираются на реально существующих на Украине радикальных националистов. Олигархи и политические кланы эксплуатируют «украинство», придавая ему с годами все более и более русофобскую направленность. При этом большинство населения Украины, даже привыкнув называть себя украинцами, не хочет отделять себя от русских. И это большинство не хочет никакого забора на границе с Россией, но ждет сначала прекращения «войны», то есть донбасского конфликта, а потом и восстановления дружеских отношений двух государств.

Украинскому президенту надо сделать первые шаги в этом направлении. Но, с одной стороны, он выдвинут той самой украинской элитой, которая хочет сохранить свою власть и собственность. А с другой, проголосовавшие за него люди ждут реальных изменений в российско-украинских отношениях. У Зеленского, даже если он захочет улучшить отношения двух стран, нет реальной власти для того, чтобы заставить элиту делать то, что хочет народ, но он может хотя бы попытаться. Потому что в любом случае отношения Украины и России начнут улучшаться, с этим президентом или без него. Долго игнорировать настроения людей у Киева все равно не получится.