3 августа в Москве прошли несанкционированные акции. Москвичи обратили внимание, что некоторые сотрудники правоохранительных органов, обеспечивавшие там порядок, заклеивали забрала шлемов пищевой пленкой.

Естественно, сразу возник вопрос: зачем? В соцсетях высказали мнение, что таким образом полицейские якобы пытались скрыть лица – незадолго до этого появилась информация, что в интернете сразу несколько ресурсов начали «деанонимизировать» силовиков, публиковать их имена и возраст.

Однако ветеран подразделения «Альфа» подполковник в отставке Алексей Филатов считает, что эта версия не имеет права на существование: «Здесь полагаться на пленку нет особо никакого смысла, поскольку забрало и так преломляет свет. А распознать можно и через пленку, так что, если бы они так хотели остаться неузнанными, в таких случаях, наверное, все же лучше маску надевать». 

Он считает наиболее вероятной другую версию – таким образом полицейские хотели обезопасить себя от баллончиков с краской, которую протестующие могли распылить на шлемы сотрудников правоохранительных органов. «Наверное, можно предположить и такой вариант, – говорит Алексей Филатов, ветеран подразделения «Альфа», подполковник в отставке. – С другой стороны, снял пленку, и получится такая же ситуация. Но я склоняюсь к этому варианту». 

Стоит отметить, что подобные отрывные пленки давно используются в авто- и мотоспорте. Они крепятся в несколько слоев на визор шлема пилота. Когда обзор ухудшается из-за налипшей на забрало грязи или насекомых, спортсмен просто срывает очередную пленку. Причем есть пленки с тонировкой – в этом случае они еще и защищают глаза пилота от яркого солнца.

Еще одну версию предложил подполковник милиции в отставке, член совета ветеранов ОМОН Виталий Кийко. По его мнению, все дело в новой амуниции: «Если вы посмотрите на фотографии (с пленкой на шлемах) внимательно, то увидите, что на них не Росгвардия и не ОМОН, а обычные полицейские. Они только что получили эти шлемы, и они заклеены защитной пленкой, которую просто надо снять. Новые шлемы, они просто были в упаковке, чтобы не поцарапались. То есть их выгнали на митинг, выдали шлемы, а они даже не знали, что пленку надо было снять».

Кийко разъяснил, что в ОМОНе каждый сотрудник имеет собственную экипировку: «И у каждого свое, то есть чужой шлем взять нельзя, на нем написана фамилия или номер». Но в полиции шлем или бронежилет не закреплен за конкретным человеком. Поэтому там более вероятна ситуация, когда сотрудники получили партию новых шлемов непосредственно перед выходом на улицы.