– Дайте свободы! – поют трое подростков с гитарами, усевшись в Студенческом сквере города Лабытнанги, ЯНАО. Скамейки в сквере – в виде огромных стальных шпаргалок. Посередине – черный камень, он же гранит науки: тоже формулы и изречение «Ниву знаний впопыхах не вспашеш» – снабженное выдолбленным в граните смайликом (орфография сохранена). То ли концепция, то ли вышли из положения – думай как хочешь.

Сквер. Парк «Юбилейный» – с зелеными скульптурами, мраморной беседкой и прочими изысками садово-парковой планировки. Новый, современнейший детский сад, почти законченный ледовый корт и многое другое – подарки, которые Лабытнанги принимает к 150-летию: полторы сотни лет назад здесь на берегу Оби впервые поселились люди. До сих пор ничего подобного здесь, на полярном круге, не было. Невзирая на все газовое богатство региона.

– В основном за счет возможностей окружного бюджета, – отвечает и. о. губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Артюхов на вопрос из серии «за чей счет банкет». – Ямал – один из немногих регионов-доноров. Есть крупные проекты, текущая конъюнктура благополучна – делаем то, что давно пора было сделать. И это, и заняться наконец вплотную аварийным жильем...

* * *

(фото: Юрий  Васильев)

(фото: Юрий Васильев)

Дом 6 по улице Комарова в Лабытнанги – «бамовка» по-дальневосточному, здесь же либо так, либо просто «деревяшка» – в принципе отслужил свое еще при развитом социализме и освоении Крайнего Севера: одноэтажный барак, где о новых временах напоминают разве что тарелки телеантенн. Дом – не то чтобы последняя «бамовка» в Лабытнанги, далеко нет. Но аварийное жилье тут сносят куда более активно, чем раньше. А все еще имеющееся – благоустраивают. На стендах «было – стало», установленных на улице Гиршгорна, изрытый двор около очередной «деревяшки» обретает асфальт и скамейки. Вокруг фотостендов – реальные новые многоквартирные дома, что выглядит куда более обнадеживающе.

Сносят и расселяют постепенно, но верно – несмотря на трудности строительства за полярным кругом. Строят тут и по линии муниципального жилья, и с ипотекой – ЯНАО сейчас на первом месте по доступности жилищных кредитов, а из тройки не выпадает никогда.

– Но здесь есть сложный вопрос, связанный с философией жизни на Севере, – предупреждает Дмитрий Артюхов.

– За один день не сделаешь так, чтобы люди стали относиться к Северу как к месту, куда стоит вкладывать свои накопления для постоянной жизни.

Ощущение «приеду года на три и уеду» – у многих из тех, кто остается тут навсегда.

– Это очень по-русски: нет ничего более постоянного, чем временное.

– Точно так. Когда наши города приобретают другой вид, наполняются парками, новыми школами, детсадами – начинает меняться и философия. Когда за окном печальный пейзаж, полное ощущение временности, нет благоустройства – философия остается прежней, – констатирует Артюхов. – Соответственно, северяне копят деньги и реализуют свои возможности покупки жилья за пределами округа – от Тюмени до юга страны, того же Краснодарского края.

* * *

Что правда, то правда: реализуют, и еще как. В Тюмени как раз достраивают огромный микрорайон «Ямальский-2» – что означает как минимум наличие микрорайона «Ямальский-1». Программа «Сотрудничество» – внутри большой «матрешки» из трех регионов – предполагает, помимо прочего, и закрепление переселенцев с Ямала на «юге Тюменской области». Так в «матрешке» называют собственно Тюменскую область, с центром в Тюмени.

Принцип «кончилась работа – на Крайнем Севере делать нечего», похоже, будет работать еще долго. Впрочем, не принципом единым.

– Три региона – мы, Ямал, Югра – связаны неразрывно. Даже не экономически, а человечески, – объясняет Александр Моор, и. о. губернатора соседней Тюменской области. – В 60–80-е годы шло освоение Крайнего Севера, и с тех пор люди не разделились. Кто-то работал за полярным кругом – переехал сюда. Кто-то здесь живет, а дети там работают. Потом, наши вузы были всегда заточены на подготовку специалистов-северян. И северные школьники, особенно ямальские – там вузов своих нет – едут учиться сюда, потом возвращаются... Основа наших взаимодействий – человеческие судьбы, их невозможно разорвать. Плюс разные климатические условия.

В Югре, на Ямале климат более суровый, у нас – помягче. Соответственно, ямальцы, после того как поработают на севере, приезжают сюда.

– Или сразу на ту же Кубань, там северян изрядно.

– В девяностых – нулевых, когда здесь не было такого строительства, ехали в основном за пределы «матрешки», – подтверждает Моор. – И сейчас едут, конечно. Просто с точки зрения медицины резкая смена климата показана далеко не всем. Поэтому более комфортно, конечно, переезжать сюда.

– Конечно, хорошо, что наши люди имеют такие возможности, – признает и Дмитрий Артюхов. – Но хотелось бы, чтобы они улучшали свои жилищные условия и здесь, чтобы эта работа велась не только бюджетными средствами. Это большая работа – примерно на среднесрочную перспективу.

* * *

Жизнь в «матрешке» – и, прежде всего, интеграционную программу в ее рамках – Дмитрий Артюхов считает еще одним грамотным решением предшественников:

– Сергей Семенович Собянин... вы, надеюсь, не забыли, что он был губернатором Тюменской области? – с улыбкой осведомляется Артюхов. – Ну так вот... Собянин, глава ХМАО Александр Васильевич Филипенко и Юрий Васильевич Неелов, руководивший нашей администрацией, придумали умную конструкцию под названием «Сотрудничество». Наши регионы независимы, у каждого – своя программа развития. Но в рамках «Сотрудничества» делается много разных добрых дел – это и здравоохранение, и строительство, и переселение, и строительство дорог, и поддержка агропрома...

(фото: Юрий  Васильев)

(фото: Юрий Васильев)

Понять специфику «региона-матрешки», помимо прочего, можно в единый день голосования. Руководителя ЯНАО выберет законодательное собрание – из трех кандидатов, предложенных президентом страны. А собственно на участках люди проголосуют за тех, кто идет в губернаторы Тюменской области. И кроме того, подчеркивает Артюхов, в день выборов пройдет опрос жителей Ямала по «Сотрудничеству»:

– Пусть люди скажут, что для них важнее. Из этого будем формировать контуры «Сотрудничества» на ближайшие годы. Мы примерно представляем приоритеты – но лучше еще раз спросить жителей. Может, какие-то акценты поменялись местами – время идет. Для какого-то города проблема номер один – ЖКХ. Для соседнего – дороги...

– Сколько от соседа до соседа на Ямале, не напомните?

– Ну, может быть и несколько сотен километров, – говорит Дмитрий Артюхов. – В любом случае внутри каждого муниципалитета более важным, чем остальное, представляется что-то свое. Это нам и предстоит еще раз выяснить. И переложить в решения.

* * *

В сухом остатке, когда речь идет о Крайнем Севере, Дальнем Востоке и прочих территориях прорывного развития и нелояльного климата, остаются два направления административной мысли. Первое – заниматься улучшением жизни тех, кто уже живет там. Второе – привлекать людей из остальной России в надежде на то, что они-то это развитие и обеспечат.

Доктрины, при всем стремлении властей их объединить – по сути разные. Начиная с идеологии и заканчивая тем, что денег на все и сразу не бывает не только в российской природе. Соответственно, и отвечают на вопрос, что важнее, везде по-разному.

– Для нас главное, чтобы развивался регион, – определяет Дмитрий Артюхов. – Порой для того, чтобы он развивался успешно, нужна новая кровь. К примеру, строительство той же Сабетты, которой мы очень гордимся, на пике своем «потребляло» 32 тысячи работников. Умножим как минимум на три человека – семьи же – и получаем практически стотысячный город. А к моменту финального запуска завода сжиженного природного газа в Сабетте будет работать меньше тысячи человек. Ямал – та территория, которая будет привлекать новых и новых людей, и мы будем создавать для них все условия.

Но сохранение тех, кто живет на Ямале постоянно, – главная задача, подчеркивает Артюхов. Не только региональная, но и общероссийская, геополитическая:

– Россия – должна быть в Арктике. Благодаря нашим природным ресурсам есть экономическая основа для сохранения и развития населения. Поэтому города в Арктике должны быть.

Россияне должны жить в Арктике, обустраивать ее, знать, как здесь жить. Для того, чтобы быть великой арктической державой, необходим постоянный опыт жизни в этих суровых условиях.

Если все будут жить в районе Москвы или Новороссийска – наверное, это будет не совсем правильно... Так что направления, о которых вы говорите, вполне возможно, в чем-то разные. Но краткий ответ такой: прежде всего – сберегать. А по мере потребности – привлекать из остальной России лучших из лучших.

Таковые, безусловно, потребуются: Сабетта, «Ямал-СПГ» – вахтовые проекты. Спорить со здравым смыслом и создавать новые города вокруг них на Ямале не планируют.

– Что же до городов имеющихся – далеко не дураками были наши предшественники, – подчеркивает Дмитрий Артюхов. – Которые в отличной системе Госплана – да, считаю этот опыт отличным, особенно для развития Крайнего Севера – умели просчитывать многие варианты, делать хорошую аналитику. И принимать решения: такие уникальные промыслы, как Новый Уренгой, как Ямбург – развивать из постоянных городов. Это другая культура труда. Другое отношение к своему рабочему месту. Другая философия. И другие результаты, разумеется.

Как результат, сегодня Ямал дает бюджету более триллиона рублей доходов в год.

– Только налоговых, таможенные платежи не берем, – говорит и. о. главы ЯНАО. – Хотя, если учесть, что до 90% российского газа добывается на Ямале – рассчитать несложно... Получилось бы так, если бы тут были не города, а сплошные вахтовые поселки? Вопрос. В любом случае Крайний Север должен быть разным. Но комфортным.

– Как привлекать «новую кровь» на Север – кроме традиционных зарплат?

– К сожалению, они уже ненамного выше, чем в крупных городах, так что этот эффект постепенно теряется, – признает Дмитрий Артюхов.

– Но, может, москвича к нам и не заманишь – а вот из Курганской, Омской области сюда приедут с удовольствием.

Врачи едут охотно – особенно после реализации майских указов – 2012: 200 процентов от средней зарплаты по Ямалу – это 160–170 тысяч.

– А начинающему?

– Меньше, конечно. Средняя температура по больнице – спорная категория, согласен. Но понятно, что тот, кто получает меньше – говорит об этом громче. А кто получает 160 или даже больше – как правило, в дискуссиях не участвует. Поэтому обопремся на статистику, с ней не поспоришь.

Зарплатами, уверен Дмитрий Артюхов, дело никак не ограничивается:

– На Севере удается делать более успешные карьеры. Молодые главврачи, молодые директора... Да ваш покорный слуга – в свои тридцать – тоже в чем-то показательный пример. Вырос в Новом Уренгое, работал здесь. Вот, наработал.

– Министр есть теперь – Дмитрий Кобылкин, глава Минприроды.

– И не один: Владимир Владимирович Якушев (министр ЖКХ и строительства РФ – прим. ВЗГЛЯД) тоже наш, – напоминает Артюхов. – Почти все губернаторы тюменской «большой матрешки» – выходцы с Ямала. Якушев стал губернатором Тюменской области в 37 лет. А почему? Потому что в 30 лет он стал руководителем одного из крупнейших региональных банков. Где такое возможно, в тридцать-то? На Ямале – возможно. Здесь реализуются крупные проекты. Здесь можно себя найти. И находят.

* * *

Паром Лабытнанги – Салехард – пока что единственная связь между двумя городами – застывает на середине Оби.

– Это кстати, – говорит Дмитрий Артюхов. – Гляньте направо – там будет железнодорожный мост. Уже погружают опоры и тестируют конструкции, чтобы вскоре начать работу со сваями.

Северный широтный ход – стоимостью более 235 миллиардов рублей – начнут строить уже в следующем году. Позади проекты, расчеты и споры – прежде всего по поводу того, как профинансировать много сотен километров связи между двумя имеющимися железными дорогами, Северной и Свердловской. В результате вышли на концессию: к государству на строительстве СШХ присоединится компания, созданная ОАО РЖД.

(фото: Юрий  Васильев)

(фото: Юрий Васильев)

– Окупится все это абсолютно просто, – уверен Дмитрий Артюхов. – Я сам приложил руку к тому, чтобы проект был переложен на формат концессии, где строго прописаны обязательства сторон. Экономика Северного широтного хода очевидна: транспортные артерии в стране требуют модернизации, должны появляться новые железные дороги. На Севере генерируется все большее количество груза. Он опускается на нашу классическую магистраль – Транссиб, создавая дополнительное напряжение: там ведь и своего груза хватает. Сейчас есть время и возможность сконцентрироваться и наконец-то решить вопрос с Северным широтным ходом.

Как показывает практика, указывает и. о. губернатора Ямала, любая транспортная инфраструктура – особенно в России, где ее огромный дефицит – дает результат лучше самых оптимистичных прогнозов. В подтверждение Дмитрий Андреевич приводит пример от коллег из РЖД:

– Недавно запущенная Московская кольцевая железная дорога уже на третий месяц работы вышла на оптимистичный показатель 2020 года. Это к вопросу о востребованности – и о том, как мы зачастую не понимаем перспектив, которые несет с собой железная дорога.

– А еще есть БАМ – некогда перспективный, а теперь требующий интенсивной реанимации.

– Здесь нет ситуации «сначала строим дорогу, потом появляется груз», – поправляет Дмитрий Артюхов. – Груз уже существует – тот самый, который триллионы в бюджет приносит. Вопрос в том, как его лучше и эффективнее отправить. Нам везти сырье на Балтику через Северный широтный ход гораздо выгоднее, чем опускаться вниз по карте на Транссиб – через Екатеринбург – и опять наверх, к портам Усть-Луги...

* * *

С Антоном Алихановым, губернатором Калининградской области, Дмитрий Артюхов познакомился недавно – на Клязьме, где проходил форум «Территория смыслов».

– Понятно, что оба мы испытываем повышенное внимание из-за возраста, – говорит и. о. главы ЯНАО. – Он пока – самый молодой из действующих губернаторов. Если мне окажут доверие, то я его с этого места потесню. Но, думаю, и в этом случае я не слишком долго останусь в самых младших руководителях регионов. Время быстро летит, не успеваешь оглянуться.

За деятельностью своего калининградского коллеги ямальский руководитель, по всей видимости, следит: 
 
– Видно, что человек всем сердцем болеет за вверенный ему регион. Старается подходить ко всему неформально, активно подключается. Вот вам качества молодого руководителя: может, нет седых волос от опыта многих десятилетий – зато есть энергия, огромное желание показать результат, сделать жизнь лучше. Друзья, живущие в Калининграде, довольны динамикой, которая появилась в регионе. С удовольствием и постоянно наблюдаю за успехами Антона Андреевича.
 
– Где наблюдаете-то? 
 
– Разумеется, в социальных сетях. Мы друг у друга во взаимных подписках, – отвечает Артюхов.