Вся человеческая история подсказывает, что «здоровый образ жизни» – это опасная и искусственная ересь, не имеющая никаких аналогов в прошлом. Предки жили недолго, но счастливо, и понятия не имели об уровне холестерина и вредных свойствах красного мяса. Славяне, как нынешние африканцы, ели все, что удавалось добыть. Рыбу, говядину, медвежатину и мед.

Потом на Русь пришли викинги, которые тоже в еде были не особо привередливы и быстро поладили с местным славянским населением. И те и другие исповедовали крайне нездоровое питание. Ели кашу из ячменя с жиром на ночь и даже запивали ее пивом. Хотя газированные напитки – это для организма чистый яд. Скандинавской ходьбой в то время не занимались, если только в пешем строю со щитами и боевыми топорами.

Спустя тысячу лет тоже мало что изменилось. Гоголь в своем итальянском далёко ностальгически вспоминал ватрушки и бараний бок с гречневой кашей; Пушкин запивал жареные котлеты холодным шампанским и был удивительно равнодушен к вегетарианству. Действительно, Александр Сергеевич умер в 37 лет (мальчик по нынешним временам). Но совсем не от гастропареза желудка или острого холецистита. Он умер от заражения крови после ранения 20-граммовой пулей Дантеса. Как говорится, дай бог каждому.

Здоровый образ жизни стал побочным эффектом растущего уровня благосостояния граждан и увеличением у них количества свободного времени, которые они раньше просто заедали майонезом и запивали алкогольными напитками, а теперь зачем-то решили жить как можно дольше.

Если бы не случилось Октябрьской революции и других социальных катаклизмов, граждане в своей подавляющей массе продолжали бы работать по 10–11 часов в сутки, для размножения и духовного развития имели бы один выходной в неделю, и на глупости у них просто не оставалось бы ни времени, ни денег.

В наследие от проклятого тоталитаризма нам остались 100 нерабочих дней в году, а капитализм обеспечил дешевой трансгенной едой и пальмовым маслом. Казалось бы, живи и радуйся. То, о чем мечтали французские энциклопедисты, стало реальностью. Минимальной зарплаты с лихвой хватает для пропитания, а тонну свободного времени можно потратить на умные книги и самосовершенствование. Однако человек не хочет внутреннего самосовершенствования. Он, напротив, хочет все время жрать, совокупляться и при этом не болеть. Вместо гамбургеров и салата оливье он жрет диетические хлебцы и конфеты с заменителем сахара, но рот у него по-прежнему все время занят.

Нерешенной остается только проблема огромного количества свободного времени. Древние не зря полагали праздность источником всех пороков. Никакого морализаторства тут нет. Это всего лишь констатация личного многолетнего наблюдения за собой и окружающими. Человек не знает, чем заполнить свою пустую, бессмысленную и бесконечно длинную по меркам даже прошлого века жизнь.

Его жизнь, как правило, лишена Бога, что делает ее довольно страшной. Вообще для нерелигиозного сознания страх смерти – главный мотор, который заставляет его жить, несмотря ни на что. Человек, для которого за тем пределом ничего нет, направляет все силы на то, чтобы отодвинуть неизбежный конец. И старость для него – это знак приближения смерти, чьи следы неумолимо проступают на лицах, как и приходящие с годами болезни.

Навязываемый маркетологами образ молодого общества – совершенно фальшивый. Он не актуален ни для России, ни для Европы. Это в Нигерии и Тунисе средний возраст – 20 лет. А в России – 40, в Германии – 46, в Японии – 50. Эта фальшивая молодость – лишь недостижимый идеал, к которому в безумном упорстве начинают стремиться граждане, перевалив рубеж в 40 лет.

Женщины оставляют состояния у косметологов, пытаясь скрыть морщины. При этом они борются не за свою фертильность. Напротив, рождение детей рассматривается как неизбежное зло, которое крадет у женщины красоту и здоровье. Бывшие красавицы подбадривают друг друга, говоря комплименты по поводу качества подтяжки скул или век.

Мужчины средних лет начинают тратить часы своей утекающей, как песок сквозь пальцы, жизни на ежедневный фитнес и спортивное питание по расписанию. Хотя большей глупости невозможно себе даже представить. Для поддержания в этом возрасте физической формы как у 20-летнего нужно тратить по 1,5–2 часа в день на «железо» и «кардио». Если прибавить сюда время на дорогу и раздевалку, получается минимум три–четыре часа. Стоит ли результат этого времени?

Если чувак завел себе молодую любовницу – безусловно, полезно. Железо вздергивает уровень тестостерона в немолодом уже организме плюс повышает на какое-то время личную самооценку. Если же молодой любовницы нет – тогда смысла в этих огромных усилиях столько же, как если начать учить португальский язык только для того, чтобы прочесть пьесы Лопе де Вега на языке оригинала. Не очень понятно – зачем. Тем более что в самый неожиданный и неподходящий (как всегда) момент дают о себе знать немолодые уже суставы или изношенное излишествами молодости сердце. От приседаний со штангой приходится отказаться, от марафонского бега – тоже.

В итоге каждый остается с тем, с чем пришел к этому бесконечному состязанию под названием ЗОЖ. Все с тем же возрастом, который никуда не делся, с теми же болячками, которые не вылечить на беговой дорожке и вообще не вылечить.

ЗОЖ жалок, но отвратительным он становится, когда эту ложь начинают превращать в деньги. Огромная индустрия, выстроенная на мошенничестве, процветает на обмане и страхе смерти. Провидение время от времени присылает сигналы человечеству, пытаясь немного притормозить его в глупостях. Так, например, неделю назад более 50 человек отравились «здоровыми» сэндвичами с тунцом в автоматах Healthy Food. Все живы, слава богу. Как бы донести до этих несчастных простую мысль, что если бы вместо консервированного тунца в автоматах были бутерброды с черным хлебом и салом, все были бы здоровы.