На днях я был в одном всем известном одежном магазине, бродил, что-то смотрел, но когда у меня возник вопрос, требующий опыта (щетки, пятна, стирки, чистки, etc.), я вдруг обнаружил, что во всем этом многоэтажном шмоточном заведении нет ни одного – еще раз, ни одного – взрослого человека старше двадцати пяти лет, который мог бы подойти ко мне и, умудренно кряхтя, дать совет. Стайки подростков-продавцов только бессмысленно улыбались.

Эйджизм – проклятие России.

Партия и правительство, как известно, хотят, чтобы народ работал. То пенсионный возраст поднимут, то новогодние каникулы сократят, словом, за дело, товарищи. Но где должны работать все эти люди? Куда вообще деваются в России все те, кто к известному возрасту не стал начальником?

В офисах, магазинах, кафе, в любых медиа, в отделении банка или в каком-нибудь «пиаре» – даже мои ровесники возможны, только если они знаменитые и самые главные, а уж те, кто постарше – куда их спрятали?

И это еще не говоря о моднейших роботах, о долгожданном прогрессе, который, как обещают, скоро вытеснит охранников и шоферов, то есть окончательно добьет рынок труда в той его части, что касается бедных и усталых. И так все обязаны быть молодыми, а если еще и ударит прогресс, то и вовсе старикам здесь не место. Как – нет, не победить, но – как хотя бы немножко ограничить эйджизм?

Надо поощрять трудоустройство таких как мы, всех морщинистых, лысых, с мудрым видом кряхтящих. Не стал брать одних подростков – получи налоговую скидку. Надо придумывать занятость для грустных и пожилых. Создавать, а не отменять вакансии кондукторов, лесников, консультантов, смотрителей и надзирателей за чем угодно, хоть за количеством ворон на небе.

И самое главное.

Надо перестать молиться и поклоняться молодости. У нее, молодости, и так есть неотменяемое и невероятное преимущество – она сама. А все остальные преимущества – давайте сюда, в нашу стариковскую кассу.

Источник: Блог Дмитрия Ольшанского