Помню – тащила тяжелые сумки, руки отрывались. Вышла из вагона метро, поволокла их, подошел какой-то неприметный восточный дядечка, понес.

Я говорю растерянно: спасибо.

А я незадолго до этого как раз решила, что никакой больше толерантности: обиделась на маршруточника, который не знал русского языка толком и не смог мне объяснить, куда его маршрутка идет, в результате завез черт-те куда. И тут посреди метро меня спасает его буквально брат-близнец, тоже смуглый, с акцентом ужасным, ну типичный гастарбайтер.

Он и оказался гастарбайтером. На родине был врачом, но на стройке в Петербурге получал больше. Ну и приехал на стройку.

Тоже можно было бы вешать рекламу: «Ваш дом построит дипломированный терапевт».

Реклама Delivery Club, рассказывающая о личных историях курьеров, наверное, задумывалась почти как социальная. «Ваш заказ доставит учитель литературы», понятно? Не кричи на курьера – а вдруг он учитель литературы. Или заслуженный артист России.

Правда, если курьер не учитель, не артист и не репортер, не имеет увлекательного хобби и высшего образования – то, видимо, с ним можно обращаться как со скотом.

У капитализма есть не только звериный, как говорится, оскал, но и улыбка – вот эту-то улыбку нам и демонстрирует Delivery Club. Наши рабы, как бы говорит реклама, – высококачественные, лучшие, они достойны того, чтобы к ним относились по-человечески. Это, может, другие какие недостойны, а наши-то достойны.

Парадокс в том, что это абсолютно естественное отражение процессов в обществе. Постепенно впитывая рыночные ценности, оно привыкает относиться к обслуживающему персоналу как к рабам – особенно если речь идет про обслуживающий персонал, чья специфика работы не подразумевает высокой квалификации: курьеры, таксисты, разнорабочие. Приличный человек не будет кричать на раба, менее приличный может и наорать под горячую руку, совсем неприличный будет хамить рабу просто потому, что это раб и на нем можно оторваться, но обезличивание, обесчеловечивание – это становится трендом. Тренд этот выглядит подобно дементору из «Гарри Поттера», пугающей черной фигурой без лица.

Один из противников рекламы, кстати, довольно точно сформулировал: «Меня не интересует биография курьера, меня интересует, чтобы за мои деньги он быстро и аккуратно выполнил свою работу». Это, в сущности, тоже разумный подход, подход вполне приличного человека, абсолютно естественный для рыночного общества.

Что попыталась сделать компания Delivery Club? Она попыталась наделить таких рабов человеческими лицами. Бесспорно, похвально. Хуже то, что людей с человеческими лицами она оставила в рабской парадигме – и как раз это и вызвало потоки возмущения. Причем если почитать их, то видно, что многие возмущенные и сами не понимают, что их так зацепило. Просто «ну нельзя же так». Нельзя относиться к людям с человеческими лицами как к рабам, это правда. Но общество уже сложилось так, что этому обществу абсолютно непонятно – а как к ним еще относиться? Ну, если это обслуга. Как еще?

А сама компания тоже явно не понимает, ачотакова. Они же – либеральные! Они же – за общечеловеческие ценности! Они же – за то, чтобы не бить рабов палками!

Ну, в смысле, за то, чтобы рабов не били палками клиенты. Что до условий труда курьеров – тут как раз строго рыночный подход. От сердечного приступа, работая по 10-11 часов в день, умер курьер «Яндекс.Еды» – но и другие курьеры, в том числе из Delivery, жаловались на тяжелые условия.

И, конечно, далеко не все эти киргизские, таджикские, узбекские девочки и мальчики, бегающие по мегаполисам в зеленой и желтой униформе, – обладатели престижной профессии в прошлом или диплома о высшем образовании. Даже наоборот: большинство из них – самые обычные и непримечательные люди, работающие на адской работе из-за отсутствия каких-либо альтернатив. Но они люди – и заслуживают того, чтобы к ним относились как к людям. И они все-таки не рабы. Не рабы.