После того, как президент России подписал указ об упрощенном предоставлении гражданства жителям Донбасса, появились вполне ожидаемые комментарии о том, что выдавать российские паспорта нужно всем русским людям. И тут же – неизбежные вопросы от умных людей: «А как же люди других национальностей, живущих в России? Им вы паспорта не дадите?»

Действительно умных, я не ёрничаю.

Вообще-то единственный правильный ответ на подобный вопрос: «Давайте вернемся к этой теме после того, как первому буряту (скажем, экс-премьеру Украины Юрию Еханурову) откажутся давать российский паспорт».

Но умных людей этот ответ вряд ли удовлетворит. Умные люди потому и умные, что у них есть четко сформированная картина мира. В которой есть Россия – многонациональное государство россиян всех национальностей. А те, кто говорят о России как о государстве русского народа, – это узколобые националисты (или даже нацисты), которые в лучшем случае хотят отказаться от Кавказа, Поволжья, Якутии и так далее, а в худшем – немедленно всех ассимилировать, а не ассимилирующихся – уничтожить. И еще обязательно в этой картине мира фигурируют черепомерки и анализатор крови на истинную русскость.

Умные люди понимают, что демонстрировать свой ум на фоне вот таких воображаемых тупых националистов очень удобно и приятно. Куда удобнее, чем разговаривать с реальным оппонентом, который (вот сюрприз) вовсе не призывает никого немедленно насильно ассимилировать, а также строить стену на границе с Кавказом.

Когда мы говорим о том, что нужно давать паспорта всем русским людям, речь идет в первую очередь о самоидентификации. Если человек, живущий в другой стране, говорит по-русски и воспринимает себя русским – этого вполне достаточно для того, чтобы выдать ему российский паспорт.

И давно пора прекратить противопоставлять слово «россияне» слову «русские». Да, слава Богу, у нас богатый язык, позволяющий передать множество оттенков мысли. Но давайте брать пример не с Казахстана, где на государственном уровне насаждается принцип «казах» – это этноним, «казахстанец» – гражданин Казахстана. Давайте возьмем на вооружение европейский опыт, когда название преобладающего этноса совпадает с названием государства. Или американский, когда «канадец» может быть этнически кем угодно, начиная от украинца и заканчивая индейцем.

Русский – это житель России или любой другой страны, считающий себя русским. Пскович и татарин. Приморец и таджик. Казак и немец. Можете называть его россиянином, если вам так привычнее или приятнее. Но это синонимы, а не антонимы.

В Великой Отечественной войне победили русские, а проиграли немцы, хотя с обеих сторон сражались и погибали представители десятков этносов. Так написано в учебниках всего мира. Не надо спорить с очевидным.

Знаменитый тост Сталина «за русский народ» одни называют квинтэссенцией государственного национализма, а другие – квинтэссенцией презрения грузина к «терпеливому» народу. Но это ни то ни другое. Это просто признание очевидного. Небо голубое, трава зеленая, в России живут русские. Другие этносы тоже живут, но для тех, кто находится снаружи – мы все русские, не этнически, а политически и географически.

И, разумеется, Сталин был полностью прав в том, что русский народ – это «руководящая сила». Как ни относись к генералиссимусу, это констатация объективной реальности. Если русский народ перестанет быть руководящей силой, это государство уже не будет называться Россией.

Еще умные люди очень любят приписывать националистам ненависть к другим народам, и поэтому каждый раз очень удивляются, когда национальные движения разных стран находят общий язык куда проще, чем либеральные партии.

Хотя для того, чтобы не находиться в состоянии перманентного удивления, достаточно просто перестать спорить с выдуманными оппонентами, а для начала слегка, на самую малость допустить, что русские националисты как минимум не глупее.

Спорить с реальными, а не воображаемыми умными оппонентами, конечно, несколько сложнее, чем с выдуманными питекантропами.

Но это гораздо эффективнее и полезнее для всего русского народа. Под которым мы, разумеется, подразумеваем все население России, а также граждан других стран, считающих себя русскими.