Трагедии, подобные серии терактов на Шри-Ланке, не должны повторяться. Но они повторятся – в случае, если страны, наконец, не прекратят играть в геополитику и не начнут бороться с терроризмом по-настоящему.

21 апреля в Шри-Ланке произошла серия кровавых терактов. В результате восьми взрывов погибло около 300 человек, сотни получили ранения различной степени тяжести. Да, в министерстве обороны уже заявили, что преступники идентифицированы и в ближайшее время будут задержаны, однако, судя по всему, в этой истории не все так просто. Вопросов много, ответов нет – однако выводы из нее уже можно сделать.

Первый вопрос – кто это был? Да, теракт носил демонстративно антизападный характер. Неслучайно его целями были христианские церкви (фотография статуи Христа, стоявшей в одной из них и обрызганной кровью, вообще стала печальным символом этого теракта), а также популярные среди туристов отели. Все вроде как ведет к мусульманам, и некоторые представители местных властей уже намекают на то, что теракт может быть осуществлен какой-либо зарубежной группировкой, желающей дестабилизировать страну. А международные исламисты сами по себе в страны не приходят – их обычно приводят те, кто пытается использовать террористов для достижения своих геополитических или экономических целей.

Определенная логика в этом есть. Шри Ланка занимает стратегически важное положение – на торговых путях в Индийском океане, а также возле набирающей мощь Индии. За влияние на страну борются Нью-Дели и Пекин. Однако ни индийцам, ни китайцам вообще не нужен разгул на Шри-Ланке исламистов – естественных, экзистенциальных врагов обоих государств. К тому же нужно понимать, что такого рода теракты наносят ущерб самому активу – Шри-Ланке. И не только в плане количества убитых – терроризм бьет по экономике. Например, по одному из ее столпов – туризму.

Ежегодно в страну приезжают около двух с половиной миллионов отдыхающих. Благодаря им формируется примерно один миллион рабочих мест (в стране с населением немногим более 20 миллионов человек это весьма серьезный показатель) и идет значительный приток валюты. Демонстративная атака (в которой погибло как минимум 39 туристов) отпугивает посетителей – национальная авиакомпания уже фиксирует сотни отказов от билетов. Кроме того, теперь властям придется тратить значительные средства на обеспечение безопасности иностранных специалистов, работающих в стране.

Теоретически в дестабилизации индийского подбрюшья, конечно, мог бы быть заинтересован Пакистан – однако Исламабад вряд ли хочет разрушать собственный актив. По словам научного сотрудника ИМЭМО РАН Алексея Куприянова, Пакистан – один из главных региональных партнеров Шри-Ланки, отношения с которым позволяют острову балансировать и не попадать под чрезмерное влияние Индии.

Получается, нужно искать внутренний след? Теракт – дело рук местных радикалов? Да, отношения между четырьмя местными конфессиями (буддисты, индуисты, мусульмане и христиане) очень сложные. Христиан там не любят – как мусульман, которых, по словам Алексея Куприянова, вообще подозревают в намерении исламизировать остров. Однако до сих пор у местных радикалов (а тем более сравнительно слабых по сравнению с соседями мусульманских организаций) не было ни навыков, ни технических возможностей для организации такого рода серийных терактов. Откуда им появиться?

И вот тут мы выходим на самый важный вывод из всей этой истории. Современный цивилизованный мир столь долго и упорно борется с международным исламским терроризмом, что борьба для того стала самоцелью. Вооруженная борьба. Для одних она является способом получения международного авторитета; для других – инструментом ликвидации собственных террористов, отправившихся на стажировку в проблемные страны; для третьих – предлогом для оккупации новых территорий. Однако ликвидация террористических группировок не приводит к искоренению терроризма – на их место приходят новые бойцы, новые организации. Можно персонифицировать террористов в условном бен Ладене и его убийством обезглавить зеленый интернационал – однако на горизонте тут же появляются новые лидеры.

Единственным способом борьбы с терроризмом является ликвидация причин его возникновения. Социально-экономического неравенства (причем как между Западом и Востоком, так и внутри самих восточных стран), а также отсутствия перспектив для развития в ряде государств третьего мира.

Да, есть «профессиональные террористы» – однако в целом для большинства боевиков террор является инструментом ликвидации того, что они называют социальной несправедливостью. Единственно возможным инструментом для тех, кого лишают возможностей бороться за свои права легальными, политическими методами. И трагедия в том, что чем большие возможности дают современные технологии и глобализация, тем более простым с точки зрения организации становится сам террор.

Полицейские и службы правопорядка физически не способны гарантировать защиту от примитивных инструментов терроризма (грузовиков; бомб, сделанных из купленных в супермаркете ингредиентов и т. п.). А значит, в будущем терроризм будет лишь набирать силу и проявляться даже там, где его в таких масштабах до сих пор не было. И пока государства не начнут бороться с терроризмом по-настоящему (причем не банальной гуманитарной помощью, а раздачей «удочек» – инструментов для самостоятельного развития), трагедии наподобие взрывов на Шри-Ланке будут повторяться.