Минобороны России рассматривает все возможные версии катастрофы бомбардировщика Ту-22М3 в Мурманской области, в том числе техническую неисправность самолета. Напомним, что бомбардировщик Дальней авиации разбился при посадке на аэродроме «Оленья». Погибли три члена экипажа, четвертый госпитализирован.

Основная версия трагедии, по словам представителей Минобороны, попадание в снежный заряд. Как сообщил ТАСС со ссылкой на источник в силовых структурах, «полеты всех Ту-22М3 запрещены, пока не будут установлены причины авиакатастрофы». На место инцидента вылетела комиссия Минобороны.

Авиабаза «Оленья» расположена на Кольском полуострове в 92 километрах к югу от Мурманска, рядом с Оленегорском. Здесь базируются самолеты Дальней авиации, в том числе Ту-22М3. Покрытие взлетно-посадочной полосы бетонное, ее длина – 3,5 тысячи метров. «Оленья» считается одной из лучших авиабаз Вооруженных сил России.

«Данная ситуация произошла при посадке самолета, высота была метров 10–15, может, и меньше», – предположил в комментарии газете ВЗГЛЯД летчик-инструктор, майор ВВС запаса Андрей Красноперов. «При посадке задача летчика – подвести самолет колесами на расстояние 1,5–2 метра над землей, чтобы они плавно коснулись взлетной полосы. Если в этот момент был снежный заряд и летчик потерял контакт с землей, по инструкции надо уходить на второй круг», – объяснил собеседник. Почему в таком случае экипаж бомбардировщика не выполнил необходимый маневр?

По оценке Красноперова, «пилот мог не увидеть полосу и сесть правее или левее». «Когда возникает снежный заряд, полосы вообще не видно. Если припечатывало к земле, могли стойки подломиться», – предполагает летчик. Возможно, пилоты и пытались уйти на второй круг, но им не хватило высоты и произошел контакт с землей.

Итак, главным виновником катастрофы, по мнению эксперта, оказывается объективный фактор – внезапное ухудшение погоды. Как отметил в комментарии РИА «Новости» другой авиационный эксперт Вадим Лукашевич, Ту-22М3 мог упасть из-за вертикального порыва ветра, который бросил самолет вниз. 

Андрей Красноперов подчеркивает: «Как летчик-инструктор могу сказать, что вся Дальняя авиация – это выпускники Тамбовского высшего военного авиационного училища летчиков им. Марины Расковой. У нас было такое училище, сейчас его разогнали.

Возможно, я даже их знаю. Возможно, это мои курсанты на этом самолете. Если фамилии скажут, может, я кого и вспомню. Поэтому я не могу грешить на летчиков, летчики квалифицированные. Сомневаюсь, что тут даже ас смог бы что-то сделать».

«Но, возможно, кто-то из летчиков переучивался с одного типа на другой, – отметил Красноперов. – Это нормальная ситуация, слева сидит менее опытный летчик, справа инструктор, который контролирует его действия и по итогу дает допуск на самостоятельный полет на таком типе самолета», – указал летчик инструктор.

Источник ТАСС, в свою очередь, допустил, что причиной могла стать ошибка летчика. «Было ухудшение погоды, и самолет попал в снежный заряд. В этих условиях, скорее всего, произошла ошибка техники пилотирования, которая привела к грубой посадке», – смоделировал ситуацию собеседник агентства.

Курс подготовки летчиков предусматривает отработку пилотирования самолетов в сложных метеоусловиях, при метеоминимуме, сказал газете ВЗГЛЯД заслуженный военный летчик России Владимир Попов. Под «минимумом» в данном случае понимаются минимальные значения высоты нижней границы облаков и горизонтальной видимости, при которых возможны взлеты, посадки и полеты по маршруту. «Речь идет о полетах с ограниченной видимостью в пределах 1,5–2 километров, или тогда, когда нижний край облачности ниже 150–200 метров, или при сочетании таких условий», – подчеркнул Попов. В таких условиях пилот должен уметь «зайти» в автоматическом, ручном или селекторном режиме, добавил летчик.

Но отметим – телеграм-канал Fighterbomber приводит прогноз по базе «Оленья» на вторник. Из него следует, что нижний край облачности – 90 метров. «В таких условиях Ту-22М3 не садятся», – указывают авторы канала. Это довод в пользу предельно затрудненных условий посадки такой сложной машины, как бомбардировщик (все-таки этот показатель ниже указанных Поповым 150–200 метров).

Попов подтвердил: зимой, тем более на Севере, действительно возможно прохождение снеговых зарядов, как буранов, и так «снега ливневого характера». «Заряды кратковременные» – внезапность их возникновения трудно прогнозировать метеослужбе, уточнил летчик.

Радиотехнические средства посадки на военных аэродромах не столь четко работают, как на гражданских, там и светотехническое, и радиотехническое оборудование многократно дублируется. «А мы работаем на почти полевых аэродромах, и эти трудности сказываются. Не исключено, что летчики в таких критических ситуациях могут допустить ошибки», – считает Попов.

И здесь вновь возникает вопрос об уровне подготовки летного состава. Эксперт рассказал, что летчиков готовят «на класс», например военных летчиков третьего класса (не менее 300 часов налета) – на второй класс (не менее 400 часов налета), «наша боевая подготовка в мирное время в этом и заключается».

Подготовка проходит только на конкретной машине. Для тренировки используют спарки (двухместный вариант одноместного летательного аппарата). «Это абсолютно такая же боевая машина, только стоит дополнительное место работы – штурвал для инструктора, с определенным допуском и уровнем подготовки, – пояснил Попов. – Это как у учебных автомобилей – есть дополнительные педали торможения, сцепления, только руля нет, а у нас все есть. Два абсолютно одинаковых поста управления». Что в Дальней авиации (к которой относится бомбардировщик Ту-22М3), что во фронтовой самолеты должны существовать учебно-боевые, уточнил Владимир Попов.

После работы с инструктором летчиков допускают к самостоятельному полету, далее понижают минимум погоды, когда допускают летать, например, ночью, и только потом – в критических условиях. Процесс обучения длительный. Квалификацию нужно регулярно подтверждать – «один полет в сложных условиях не гарантирует, что ты выполнишь его через год с таким же качеством. Поэтому мы каждые три месяца повторяем – должна сохраняться натренированность», – подчеркивает заслуженный военный летчик России.

В случае с данной конкретной машиной – бомбардировщиком Ту-22М3 – следует особо учесть, что машина эта – тяжелая и сложная для пилотирования, – указывают авторы телеграм-канала «Взгляд человека в лампасах». Летать на такой машине «могут только хорошо подготовленные, опытные, квалифицированные летчики».

По оценке указанного телеграм-канала, к сожалению, следует констатировать: у инцидента в Оленегорске, похоже, та же причина, что и у столкновения истребителей Су-34 в минувшую пятницу. Речь, вполне вероятно, идет об ошибке в технике пилотирования. Причина катастроф – в недостаточной подготовке летчиков в строевых полках, полагают авторы упомянутого выше телеграм-канала. «Мы пожинаем последствия двадцатилетнего периода тотального развала и недофинансирования боевой авиации, – констатирует эксперт. – Налицо дилетантизм руководящего состава в вопросах организации, проведения и руководства полетами – а это, в свою очередь, закономерный результат сидения на земле без полетов в прошлые годы».

Не исключено и неграмотное руководство полетами. Существенная разница между гражданской и военной авиацией – в том, кто принимает финальное решение о посадке самолета. «В ГА командир экипажа сам, по своим соображениям решает – садиться ему или уходить на второй круг (на запасной аэродром)... Совсем другое правило действует у военных, – поясняет автор телеграм-канала «Взгляд человека в лампасах». – Парадом командует руководитель полетов (РП) – заслуженный офицер. Должность РП в военной авиации имеет право занимать руководящий состав от замкомандира полка и выше либо штатный руководитель полетов, которым может стать списанный по здоровью летчик тоже только из руководящего состава (т. е. ранее летавший именно командиром экипажа)».

Последнее обстоятельство важно для понимания причин катастрофы в Оленегорске. «Командир экипажа Ту-22М3 садился при минимуме погоды и в снежном заряде не просто так. Ему дали добро, что в данных условиях равносильно приказу, – полагает автор телеграм-канала. – Дал добро тот самый РП. Или же его помощник (ПРП), который обязан находиться в начале полосы, рядом с местом приземления – и своими глазами видеть тот самый снежный заряд».

В любом случае несколько инцидентов означают «жаркое» начало года для службы безопасности полетов (СБП) авиации Вооруженных сил, делает вывод эксперт.