Экономика

Как победить дефицит медицинских масок

7 апреля 2020, 21:30
69
Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

Правительство вводит драконовские меры по борьбе со спекуляцией медицинскими масками – ведь цены на этот по-прежнему дефицитный товар взлетели в последнее время в разы. Помогут ли нововведения вернуть медицинские маски в свободную продажу, сколько должен стоить такой товар и как обстоят дела с его производством в России?

Продавать маски, респираторы и перчатки теперь могут только фармацевтические компании, а цена на них не должна повышаться более чем на 10% (и не более чем на 10 копеек за единицу товара на каждом этапе продаж). Об этом говорится во вступившем в силу постановлении правительства России. В перечень медизделий, для которых введены эти ограничения, попали фильтрующие респираторы, медицинские маски, марля, медицинские перчатки, комплекты защитной одежды для медиков и другие товары.

Кроме того, для этих медицинских изделий введен упрощенный порядок регистрации. Ее можно продавать в России даже без разрешения Росздравнадзора, если такие изделия прошли регистрацию в стране-изготовителе. При этом получить регистрационное удостоверение можно в упрощенном порядке – за три дня, отправив документы в электронной форме (вплоть до 1 января 2021 года).

Наконец, назначен единый федеральный и региональный оператор, который будет координировать оптовую торговлю медицинскими масками и другими включенными в список товарами – это корпорация «Росхимзащита», подконтрольная ГК «Ростех». Она будет координировать поставку готовой продукции от производителя до региона-потребителя напрямую заказчикам.

Зачем власти ограничили продажу населению масок, санитайзеров и перчаток только аптеками? Не приведет ли это к еще большему дефициту масок и перчаток, ставших товарами первой необходимости в условиях пандемии?

Буквально три недели назад Россия столкнулась с резким взлетом цен на маски. «Задирали цены все, кому не лень, пользуясь дефицитом. Это спровоцировало еще больший ажиотажный спрос. Люди хватали их упаковками, опасаясь, что цены вырастут еще больше. Поэтому власти решили навести здесь порядок. Направление действий правительства понятно. Проконтролировать всех продавцов нереально. Контролировать аптеки, которых достаточное количество в шаговой доступности, намного проще», – говорит аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев.

При этом проблем с продажами масок и других товаров только через аптечные сети возникнуть, по его мнению, не должно. Аптеки заинтересованы в закупке продукции, так же как и производители – в продаже. Даже если это мелкий производитель масок, благодаря упрощенной процедуре регистрации он сможет договориться с аптечными сетями о поставках. Развозить товар в каждую аптеку это не требует, товар поставляется в распределительный складской центр.

«Продажа передана в руки профильных компаний, чтобы убрать с рынка случайных посредников, которые как раз и занимались спекуляциями. Это поможет контролировать цены в аптеках. Спекулянтов и перекупщиков больше не будет»,

– считает Коренев.

При этом надо понимать, что речь идет исключительно о медицинских масках, но далеко не каждая маска является медицинским изделием. В частности, многоразовые маски, в том числе с различными дизайнерскими принтами, по 800 рублей и выше за штуку таковыми не являются. Это, как правило, гигиенические маски, которые по-прежнему могут продаваться где угодно и по какой угодно цене. Постановление правительства об ограничении торговли на них не распространяется.

Учредитель ряда новгородских швейных предприятий ГК Versta Виталий Иванов указывает на проблему с производством гигиенических масок. «Для производства продукции легкой промышленности, к которой относятся такие маски, требуется лишь добровольная сертификация.

В нашей стране в этой сфере нет контроля. Каждый выживает как может в кризис, но не стоит забывать о социальной ответственности, чтобы не навредить.

На фоне паники некоторые поставщики дезинформируют и обманывают людей. Многоразовые маски могут стать злейшими врагами. Маски, которые не имеют мембранную ткань, необходимо кипятить и обрабатывать паром, так как внутри них формируется патогенная микрофлора», – говорит Иванов.

Одна из его компаний, которой нет и двух лет, занимается производством мембранной т.н. outdoor-одежды (для активностей на свежем воздухе, в том числе зимой). Оценив свои возможности, компания начала выпускать многоразовые высокотехнологичные маски из мембранной ткани. Мембранная ткань, которая используется для выпуска outdoor-одежды, была слегка модифицирована, производится она в Великобритании. Но сборка самой трехслойной маски происходит на новгородском предприятии.

«Маска состоит из трех слоев толщиной не более миллиметра: верхний слой – синтетическая ткань, средний слой – мембранная ткань, которая не пропускает молекулы вируса, так как размер поры этой пленки меньше размера молекулы вируса, и третий слой – защитная сетка, которая защищает мембрану», – рассказывает Иванов. Эту маску достаточно протереть с двух сторон любым санитайзером в конце рабочего дня (если не трогать маску руками в течение дня).

Из-за резкого спада основного производства спортивной одежды на предприятии есть большой запас этой мембранной ткани. Сегодня на предприятии выпускают 20 тыс. таких масок в сутки, но при необходимости могут увеличить производство до 60 тыс. масок. Одна маска стоит 700 рублей в розницу, но учитывая, что она многоразовая, при ежедневном использовании пяти масок в течении 10 часов маска окупается за неделю, а для корпоративных клиентов – за два дня, говорит Иванов. Основной покупатель – именно корпоративные клиенты. «Но буквально сегодня мы стали разговаривать с крупными оптовыми компаниями, которые хотели бы распространять наши маски в рознице», – говорит Иванов.

Любопытно, что, когда только началось распространение вируса, администрация Новгородской области поставила перед этим предприятием задачу быстро запустить в производство именно медицинские одноразовые маски.

«Сначала мы начали сборку одноразовых нетканых защитных масок из полуфабрикатов. Но быстро отказались от этой истории, потому что столкнулись с колоссальными спекуляциями на этом рынке. Цены на сырье росли не по дням, а по часам.

Люди скрывали договоренности, не хотели подписывать никаких контрактов, а когда дело дошло до терминологии «за наличку», мы сказали: «Спасибо, но хватит», – рассказывает Иванов.

Власти надеются, что решить вопрос со спекулянтами в оптовом и розничном звене помогут как раз введенные новые ограничения. Но справиться с дефицитом медицинских масок сложнее. В обычное время медицинские маски нужны были, как правило, только медперсоналу. Спросом у простых граждан они не пользовались, поэтому в аптеках часто просто пылились и стоили сущие копейки – два–три рубля за штуку. Как говорит источник на рынке, сейчас в опте в среднем одноразовая медицинская маска стоит 30 рублей. В подмосковных аптеках еще до постановления правительства можно было купить медицинские одноразовые маски по 45 рублей за штуку. При этом отпускались они не более 10 штук в одни руки. Сейчас такие маски можно найти в онлайн-продаже, они привезены, как указывается, из-за рубежа и стоят больше 100 рублей за штуку.

В России работало три крупных предприятия, которые изготавливали 900 тыс. штук медицинских масок в сутки. С учетом более мелких предприятий в России производилось 1,2 млн масок в сутки. Такие данные приводил в середине февраля министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Благодаря введению дополнительных рабочих смен производство было увеличено до 1,6 млн штук в сутки, сообщил Мантуров 7 апреля на совещании у президента. А к 20 апреля, по его словам, выпуск увеличится до 2,1 млн марлевых масок в сутки. Кроме того, Россия закупила у Китая 51 млн масок, которые направили в регионы. Еще 21 млн масок из Шанхая должен поступить в скором времени. «Помимо этого все практически регионы за счет привлечения микро- и малых предприятий из разного вида нетканых материалов вышли на объем производства, мы сами, честно говоря, даже не предполагали – почти 2,4 млн единиц в сутки», – добавил господин Мантуров.

С дефицитом масок столкнулась не только Россия. Эта проблема приобрела глобальный характер. В США местные производители могут выпускать не больше 50 млн масок в месяц, тогда как спрос составляет 300 млн. Дональду Трампу пришлось призвать американцев вместо масок использовать шарфы или самим шить средства индивидуальной защиты.

Желающие получить сверхприбыль на этой неожиданной золотой жиле нашлиcь в каждой стране мира. В Италии цены на маски поднялись с нескольких евроцентов до пяти–шести евро в конце февраля, а потом до 10 и даже 15–20 евро за штуку. Удорожание на тысячи процентов. В Германии спекулянты продают маски класса FFP3 по 40 евро за штуку, а стоимость обычных медицинских масок выросла в пять раз.

Россия борется со спекулянтами еще не так жестко, как это принято за границей. В Японии, например, три недели назад приняли закон, по которому за спекуляцию масками грозит тюрьма на один год или штраф в 10 тыс. долларов. А простые французы вообще не могут купить медицинские маски. Во Франции, где могут производить в неделю в четыре раза меньше необходимого, реквизировали все запасы масок. Их продают только медперсоналу или – по рецепту – заболевшим.

Источник на рынке, имеющий отношение к производству медицинских товаров, назвал свой рецепт решения проблемы дефицита масок. По его мнению, сделать это не так-то и сложно. По его словам, стране необходимо порядка 21 млн одноразовых масок в день по нормативной статистике. «Автоматический станок, который производит эти одноразовые маски, выпускает 200 тыс. единиц в сутки. Соответственно, закупка 100 тыс. таких станков полностью решила бы проблему суточного потребления этих масок», – говорит собеседник газеты ВЗГЛЯД.

По его словам, такие станки можно приобрести в Китае, правда, теперь по завышенной цене. Если до пандемии один такой станок стоил 3 млн рублей, то сейчас уже 9 млн рублей с учетом растаможки и доставки. «То есть 900 млн рублей решили бы проблему с масками. И эти вложения отбились бы. Никто не остался бы в минусе. И маски продавались бы по нормальной цене. А если бы был излишек, то можно было бы активно продавать эти маски за границу», – считает участник рынка.

Текст: Ольга Самофалова
Читать комментарии (69)
Подписывайтесь на наши каналы
Российская экономика оказалась прочнее западной

Оценка падения российской экономики в апреле позволяет сделать первые выводы о том, как наша страна справляется с коронакризисом. Как ни удивительно, но последствия для российского ВВП оказались меньше, чем для США, Франции или Германии. И хотя в минусе почти все отрасли, имеются и исключения. Кризис для некоторых оказался пресловутой возможностью для роста.

Развернуть
Грозит ли крах историческому газовому договору России и Китая

В четверг в СМИ появилась информация об угрозе срыва исторического газового контракта по поставкам голубого топлива в Китай по «Силе Сибири». Якобы мощности месторождений не хватит для заполнения трубы, да и с бурением скважин есть проблемы. Однако эксперты выражают сомнения, что в реальности ситуация столь катастрофична, как ее пытаются показать.

Развернуть
Угрозы в адрес «Северного потока – 2» выдали проигрыш США

«США могут доиграться, если решат наказать Германию и других европейцев за покупку российского газа. Это ускорит процесс затухания американского доминирования». Такими словами эксперты комментируют новые угрозы американских дипломатов в адрес газопровода «Северный поток – 2». Какими могут быть эти новые санкции США и почему сам факт этих угроз несет в себе и хорошие новости?

Развернуть
Зачем Газпрому нужен польский транзит

Транзит российского газа через Польшу в последние дни стремится к нулю. Газпром мог бы отказаться от этого маршрута вообще без каких-либо последствий для поставок в Европу. Спрос на газ упал так сильно, что уже сейчас газопроводов, кажется, слишком много, а в следующем году появятся новые российские трубы. Однако Газпром в будущем все же сохранит польский транзит. Зачем?

Развернуть
Изменит ли коронавирус график рабочей недели

Обсуждаются все более экзотические идеи о том, как будет устроена экономика и работа людей после окончания пандемии коронавируса. Одной из антикризисных мер может стать четырехдневная рабочая неделя, и ряд западных стран уже всерьез рассматривают такую возможность. Однако будет ли такой вариант полезен и эффективен для России?

Развернуть

Новости партнеров


Подпишитесь на рассылку

Раз в неделю мы присылаем самые важные статьи