На сей раз без какого-либо особого принуждения карты были выложены на стол в ходе торговли по ЕСПЧ. Не то чтобы инициатива и. о. председателя СФ А. П. Торшина о прояснении некоторых нюансов во взаимоотношениях с ЕСПЧ, вроде бы уже принятая Думой в качестве законопроекта, была совершенно идеальной – идеальным может быть только ЕСПЧ в своих собственных глазах. Тогда как проблема, в самом деле, весьма сложна и в плане правовом – как быть, если верховная судебная инстанция начинает откровенно выходить за рамки своей компетенции? – и в плане политическом – взаимоотношения России и ЕС и так обременены рядом проблем, а тут еще дополнительная коллизия с ЕСПЧ, который весьма многое вообразил о себе.

#{quote1}Приняв 12 апреля с. г. решение по иску В. А. Рыжкова, чья Республиканская партия в 2007 году не прошла перерегистрацию, ЕСПЧ потребовал от России отменить свое решение и зарегистрировать партию, что означает одно из двух. Либо Страсбург требует от властей РФ зарегистрировать РПР вопреки весьма, по мнению многих, неважному, но, однако же, действующему закону. Либо Страсбург предписывает признать, что никаких нарушений не было, что у В. А. Рыжкова в 2007 году было 45 тысяч активных штыков и что Степан Пробка, плотник, Максим Телятников, сапожник, и баба Елизаветъ Воробей были в 2007 живее всех живых – наше знанье, сила и оружие. Зимой 1945 года на Новосибирской пересылке, когда этап повели мыться ледяной водой, конвойный офицер смело вошел в мыльную и, указуя на шайку, произнес: «А я говорю, что вода горячая, понятно?» Страсбургский гражданин начальник объяснился в той же манере.

Когда субъект, объявивший себя гражданином начальником, ведет себя столь решительно и при этом спорить с ним – дело довольно сложное, возможны разные тактики, и руководство РФ избрало испытанную и уже не раз показавшую свою эффективность тактику заявлений, исходящих из уст неназванного кремлевского источника, который сообщил: «Закона не будет. Это все поиски внешних врагов теми, кто хочет понравиться, не буду называть, кому именно. Предложившим такие нововведения нужно было последовательно оценить все плюсы и минусы. Плюсов для России они не сулят. Если посмотреть, мы в ЕСПЧ не на самом плохом счету: по количеству заявлений на 10 тысяч человек мы на 15-м месте. Так что все это пустое».

Источник, хотя и высокопоставленный, и кремлевский, но при этом явно не имеющий никакого представления о том, что такое запасная переговорная позиция, и о том, что бывают требования, могущие как минимум служить предметом дипломатического торга, а тот, кто заранее раскрывает степень своей готовности к уступкам по спорным вопросам, проиграет любые переговоры, будь он даже сто раз прав.

Неназванному источнику в смысле твердой приверженности своим переговорным позициям мог бы оказаться поучительным пример США, не готовых уступать даже в столь очевидном вопросе, как поправка Джексона – Вэника, и следующих логике, суть которой в «Тихом Доне» выразила невестка Пантелея Прокофьевича Дарья, заметившая свекру: «Вы, батенька, и с г... не расстанетесь». Не знающая меры твердость американского Пантелея Прокофьевича тоже вряд ли может служить идеальным образцом, но превентивная сдача позиций может служить образцом еще менее.

Ибо цель переговоров и дипломатии вообще не в том, чтобы понравиться иностранному партнеру и заслужить его одобрение, но в том, чтобы путем торговли и компромисса добиться приемлемого решения спорных вопросов. Кто загодя открывает карты, тот загодя сдает все и никакого приемлемого для себя решения не добьется никогда. Но, возможно, заслужит снисходительное одобрение.

Неназванный источник на то и неназванный, чтобы являться в домино и полумаске, так что поди пойми, кто он таков, но по стилю и манере похоже, что это тот самый источник, который в начале марта поспешил объявить полковника Каддафи политическим трупом и воодушевил российские инстанции лезть в ливийском вопросе поперек батьки на шибеницу. То соображение, что если державному брату Николаю для чего-то нужно свергнуть полковника, то пусть он и свергает, а нам-то зачем принимать в чужом пиру похмелье, показалось источнику скаредным и низменным, и он, задрав штаны, побежал за Николаем. Ни большой чести, ни большой выгоды эта пробежка России не принесла.

Говоря о неуемном желании нравиться, еще А. И. Герцен отмечал: «Шишка de l'approbativité сильно развита в русском человеке».